0
2853
Газета Наука Печатная версия

13.11.2018 20:31:00

Новая техническая эра под названием «АК-47»

Как Михаил Калашников перевернул все представления о конструкции стрелкового оружия

Елена Желтова

Об авторе: Елена Леонидовна Желтова – историк науки, эссеист, кандидат технических наук, ведущий научный сотрудник Института истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова РАН.

Тэги: калашников, автомат, оружие

Автор благодарит за консультативную помощь и предоставленные материалы генерального директора ЗАО «М.Т. Калашников» Александра Святославовича Желтова и дочь Михаила Тимофеевича Калашникова, президента Межрегионального благотворительного фонда имени М.Т. Калашникова Елену Михайловну Калашникову.

265-15-1-1.jpg
Михаил Тимофеевич Калашников: «Иногда,
конструируя какую-то специальную систему,
мысленно проводишь аналогию с чем-либо
известным в бытовой жизни, берешь что-то
оттуда...» Фото Reuters

10 ноября 2018 года исполнилось бы 99 лет знаменитому конструктору автоматического стрелкового оружия Михаилу Тимофеевичу Калашникову. В связи с этой датой хочется поговорить о судьбе Калашникова, о главном его изобретении – автомате АК-47.

Вначале была деталь

На момент создания АК-47 у Калашникова не было специального образования, за его плечами – лишь семилетка в далеком поселке Нижняя Моховая Томской области. Создатель легендарного оружия был всего лишь никому не известным старшим сержантом и, в отличие от маститых конструкторов стрелкового оружия, таких как В.А. Дегтярев или Г.С. Шпагин, не имел в своем подчинении специалистов, способных воплотить его идеи в металле.

Если говорить о конструкции АК-47, то она шла вразрез с главным каноном, которому испокон веков следовали конструкторы при усовершенствовании стрелкового оружия: повышение точности изготовления деталей. Это неизбежно сопровождалось усложнением технологии их изготовления и ростом стоимости. Своей конструкцией Калашников перевернул это представление.

Затвор и затворная рама АК-47 соединялись между собой с большим зазором. Этот зазор обеспечивал надежную, бесперебойную работу автомата в условиях жары, холода, коррозии, попадания между деталями воды, грязи, песка. Да и сам способ изготовления АК-47 нарушал привычную для конструкторов логику: вначале – чертеж, по чертежу – деталь.

Калашников всю жизнь любил собирать и разбирать механизмы, докапываться, как он напишет, «до каждого выступа, шлица, углубления, до каждого винтика». Напомним, кстати, что и всемирно знаменитый архитектор Антонио Гауди работал без чертежей.

Калашников создал АК-47 вопреки многим обстоятельствам. При этом автомат обладал такими исключительными характеристиками, что он не только был принят на вооружение Советской армии. Его выпуск (по лицензии и без) был организован в 23 странах, а различные модификации автомата Калашникова стояли на вооружении не менее 50 иностранных армий.

Побег в Матай

Сам Калашников признавался в характерной особенности своей натуры: «...напряженная работа ума и особое состояние души словно мощным магнитом притягивают нужную тебе информацию». И нужные обстоятельства, добавим мы. Как же это происходило?

Михаил Тимофеевич родился в трудовой крестьянской семье на Алтае. У его матери было 18 детей, но в живых осталось только восемь. В 1930 году в водовороте оголтелой борьбы советских властей с зажиточным крестьянством семья Калашниковых была принудительно выселена в Томскую область. Очутившись в малопригодном для крестьянского труда климате, Калашниковы выживали с невероятным трудом. Не выдержав тягот переселения, умер отец Калашникова.

Тем не менее в ссылке Мише Калашникову было интересно учиться в школе, где был хороший педагогический состав из таких же спецпереселенцев. В ссылке же в Калашникове укрепилась главная страсть его жизни – техника. Мальчишеский опыт разборки, сборки, починки всевозможных механических устройств и был главным университетом будущего конструктора.

Михаил Калашников вряд ли мог предвидеть, что в октябре 1938 года выйдет постановление Совета народных комиссаров СССР о выдаче паспортов детям ссыльных, «если они лично ничем не опорочены». Но уже в 1936–1937 годах детям спецпереселенцев, достигшим 16 лет, в некоторых случаях выдавали документы на получение паспорта. Это давало возможность уезжать из мест ссылки.

Калашников задумал достать документ, который бы дал ему право на родине получить паспорт. Он сознательно пошел на риск – кропотливо научился подделывать печать и штамп комендатуры и в 1937 году вместе с приятелем по поддельным документам получил паспорт и уехал в Казахстан на станцию Матай, где работал брат приятеля.

В железнодорожном депо на станции Матай Калашников начинает трудовую деятельность, а в августе 1938 года его призывают на службу в Рабоче-крестьянскую Красную армию, в танковые войска.

В те предвоенные годы в советских воинских частях широко практиковалась и поощрялась изобретательская и рационализаторская работа, проводились конкурсы на создание «нужных армии» приборов. Калашников живо включился в такие конкурсы, отдавал им все свободное время. И уже первый его прибор – счетчик для учета фактического количества выстрелов из пушки танка получил хорошую оценку в дивизии: «Прост в изготовлении и безотказен в работе».

Второй прибор, счетчик моточасов двигателя танка, принес Калашникову первую славу. В воспоминаниях Калашников напишет, что использовал в разработке этого прибора обыкновенные часы-будильник и, пока конструировал прибор, испортил немало будильников. Но в итоге прибор заработал точно и безотказно. О созданном рядовым Калашниковым приборе быстро доложили генералу армии Георгию Константиновичу Жукову, который тут же отдал приказ, чтобы создатель счетчика прибыл к нему. Жуков похвалил Калашникова, а прибор получил отличную оценку и был рекомендован к серийному производству.

Калашникова командировали на один из ленинградских заводов. Но это был конец июня 1941 года, началась война, изготовление счетчика остановили, и Калашников спешно покинул Ленинград для воссоединения со своей танковой частью.

Опытный образец

В самом начале войны Калашникову было присвоено звание старшего сержанта, а уже в октябре 1941 года под Брянском командир танка Калашников был тяжело ранен, раненым выходил из окружения, долго лежал в госпитале. Калашников видел своими глазами, как гибли товарищи из-за того, что им нечем было противостоять немецким пистолетам-пулеметам конструктора Генриха Фольмера.

О времени пребывания в госпитале Калашников напишет: «...кого ни спроси – все говорят одно и то же: одна винтовка на двоих да на троих!.. Как же так?..» И Калашников постоянно думал лишь об одном: «Почему у нас в армии нет автоматического оружия, легкого, скоростного, безотказного?» Стоявших к началу войны на вооружении армии пистолетов-пулеметов Дегтярева и поставленных в 1941 году на вооружение пистолетов-пулеметов Шпагина в первый год войны катастрофически не хватало.

В госпитальной библиотеке Калашников находит двухтомник по истории стрелкового оружия знаменитого конструктора автоматического стрелкового оружия В.Г. Федорова, знакомится с лежавшим с ним в одной палате лейтенантом, прекрасно разбиравшимся в самых разных системах автоматического оружия, слушает рассказы тех раненых, кто имел опыт ближнего боя с пистолетом-пулеметом. Калашников заводит тетрадь, чертит и анализирует разные типы автоматического оружия. У него возникает четкое представление о нужной армии конструкции пистолета-пулемета, и после госпиталя, получив отпуск для долечивания, он немедленно едет в Казахстан на станцию Матай, едет, одержимый желанием воплотить в металле свою конструкцию.

Трудно поверить, но начальник железнодорожного депо станции Матай поддержал идею Калашникова, предоставив ему мастерскую для конструирования оружия. Поддержали идею и районный военный комиссар, и рабочие депо – в то военное время непреклонное стремление приехавшего с фронта сержанта создать нужное для воюющих солдат оружие у каждого находило отклик. Работали «с глубочайшей самоотдачей», напишет позже Калашников. И в итоге в мастерских железнодорожного депо на далекой станции Матай был создан опытный образец пистолета-пулемета Калашникова (ППК).

Дальнейшие события в судьбе молодого конструктора развивались стремительно. Калашникова с образцом ППК направляют в Алма-Ату в областной военкомат. Там он сразу же попадает на гауптвахту за перевозку в военное время незарегистрированного образца оружия. И неясно, чем бы закончилась его судьба, не прояви интерес к его пистолету-пулемету секретарь ЦК КП(б) Казахстана, который направил ППК и его автора в мастерские эвакуированного в Алма-Ату Московского авиационного института, а впоследствии сам приехал на испытание доработанного образца и «с упоением» стрелял из него.

С доработанным образцом и письмом к начальнику Артиллерийской академии им. Дзержинского генерал-майору А.А. Благонравову Калашникова отправляют в Самарканд, куда была эвакуирована академия. Знаменитый Благонравов, хотя и указал на недостатки ППК, отозвался о Калашникове как о «несомненно талантливом» молодом конструкторе, отметил «оригинальность решения ряда технических вопросов». Благонравов рекомендовал направить Калашникова на техническую учебу, но командующий войсками Среднеазиатского округа решил иначе, отправив его в Москву на доработку пистолета-пулемета. Так Калашников попадает на научно-исследовательский полигон стрелкового вооружения под Москвой.

Пистолет-пулемет Калашникова, над которым молодой конструктор работал в 1942–1943 годах, не был принят на вооружение, он был сложнее и дороже в изготовлении других типов подобного оружия, хотя и обладал несомненными преимуществами: легкий, небольшой длины, в нем были удачно совмещены переводчик огня и предохранитель.

В 1943–1944 годах Калашников работал над ручным пулеметом. На полигонных испытаниях пулемет Калашникова дошел до финала, но с резолюцией «не имеет преимуществ перед ранее принятыми образцами». На вооружение он принят также не был.

Капитальная перекомпоновка

Казалось бы, Калашников дважды терпит поражение. Конечно, в такой ситуации конструктор сомневается, задумывается, но в конце концов все же поступает вопреки неудачам, решает, что ему необходимо как можно глубже изучить не только то, что было сделано и делается в области стрелкового оружия, но и методики испытаний, и документацию по проведенным испытаниям. Тогда-то Калашников и осознает, что соревновался не по тем критериям, что главными требованиями приемной комиссии были требования простоты и надежности, причем не в представлении конструктора, а в понимании солдата.

Следующая разработка Калашникова, приспособление для стрельбы холостыми патронами для уже стоявшего на вооружении пулемета П.М. Горюнова, оказывается успешной и ставится на вооружение в комплекте с пулеметом.

В 1944–1945 годах Калашников разрабатывал карабин под новый патрон образца 1943 года. Хотя карабин Калашникова не был принят на вооружение, Калашников учел опыт работы над ним при разработке АК-47: в его конструкцию с некоторыми изменениями вошел главный узел запирания канала ствола карабина.

И вот в 1945 году, уже после окончания войны, Главное артиллерийское управление (ГАУ) объявляет конкурс на разработку новых автоматов. Калашников решает участвовать в конкурсе. Это было дерзкое решение: молодой конструктор понимал, что не сможет сам сделать все необходимые для подачи заявки расчеты и чертежи. Но его подбадривали и помогли ему оформить заявку офицеры полигона. Заявка Калашникова была поддержана комиссией. Теперь ему предстояло исполнить свою модель в металле и принять участие в последующих испытаниях и доработке.

Для изготовления автомата конструктора Калашникова направляют на оружейный завод в город Ковров, где ему в помощь дают специалиста-оружейника. Когда опытный образец был готов, прибыли представители ГАУ, установили, что созданный образец полностью соответствует требованиям для участия в конкурсе, и допустили автомат к полевым испытаниям, назначенным на июнь 1947 года.

Бригада Калашникова первой прибыла на испытательный полигон. Сам Калашников невероятно волновался и вошел в свойственное ему состояние, когда ничто не могло его отвлечь от напряженной работы мысли: все ли он учел в конструкции автомата? В те дни перед первыми испытаниями у молодого конструктора точно и четко вырисовались идеи новых важных доработок автомата.

На повторные испытания комиссия рекомендовала лишь три образца, среди них и автомат Калашникова. Конструктор был невероятно рад и горд, но понимал, что окончательно победит только один автомат, и решился не просто доработать свое оружие, но сделать качественный прорыв в его конструкции.

Вернувшись в Ковров, Калашников предложил сделать капитальную перекомпоновку автомата. Он пошел на большой риск, решив действовать вопреки условиям конкурса, которые не предусматривали перекомпоновки. За такую вольность могли снять с конкурса! Но Калашников понимал, что перекомпоновка не только значительно упростит устройство автомата, но и повысит его надежность в работе в самых тяжелых условиях. Калашников поделился своим планом и с привлеченным к работе над автоматом специалистом завода, и с куратором ГАУ, и оба они поддержали конструктора. Однако руководство завода и конкурсная комиссия ГАУ оставались в неведении.

Калашников работал истово дни и ночи напролет. Теперь в автомате затворная рама была одним целым со штоком. Был переделан спусковой механизм. Крышка ствольной коробки полностью закрывала подвижные части. В новой конструкции переводчик огня выполнял несколько функций: обеспечивал переключение огня с одиночного на автоматический и на предохранитель и одновременно закрывал паз для рукоятки перезарядки, тем самым предохраняя ствольную коробку от попадания пыли и грязи.

Но главным было то, что в качестве способа запирания канала ствола в АК-47 была выбрана схема поворота затвора внутри затворной рамы. Казалось бы, ничего нового, аналогичный принцип использовался еще со времен Первой мировой войны, например в конструкции ручного пулемета «Льюис» 1913 года. Однако принцип – это не конкретная конструкция. Калашников применил «вывешивание» затворной группы внутри ствольной коробки, а также соединил соприкасающиеся цилиндрические части затвора и затворной рамы с огромным зазором, при этом выступы затвора, входящие в винтовые пазы затворной рамы, касались ее практически в точке.

Вместе с другими техническими нововведениями весь механизм обеспечивал высочайшую надежность и возможность изготавливать детали с минимальной фрезерной обработкой.

То, что делал Калашников, было настоящим прорывом: он ломал устоявшиеся представления о конструкции стрелкового оружия. Но новая компоновка деталей автомата не позволяла выдержать требования конкурса по габаритам. Тогда Калашников в очередной раз действует дерзко: он решает укоротить длину ствола на 80 мм.

Не в Шмайссере дело!

Полигонные испытания были назначены на декабрь 1947 года. С первых же отладочных выстрелов автомат подтвердил правильность решения Калашникова о перекомпоновке. Замеры габаритов при повторных испытаниях уже не проводились, однако инженер при проверке на кучность стрельбы заметил, что длина ствола не соответствует требованиям. Вновь судьба автомата, казалось, повисла на волоске. Но комиссия рассудила здраво: убедившись, что результаты по кучности боя у автомата Калашникова не хуже, чем у других образцов, она решила оставить автомат для дальнейшего прохождения конкурса.

Условия последующих испытаний были максимально приближены к реальным в бою. Автоматы замачивали в болотной жиже, возили по песку, бросали с высоты из разных положений на цементный пол. Автомат Калашникова не дал перебоев при всех этих испытаниях. И комиссия вынесла свой вердикт: «7,62 мм автомат Калашникова под патрон образца 1943 года... может быть рекомендован для изготовления серии и последующих войсковых испытаний». Это решение было принято в начале января 1948 года.

А 21 января того же года министр вооружения СССР Дмитрий Устинов отдал приказ директору Ижевского мотозавода № 524 – к 1 июня 1948 года изготовить опытную серию автоматов АК-47 для войсковых испытаний в количестве 1500 штук. В марте 1948 года Калашников выехал в Ижевск.

Здесь, думаю, мы обязаны хотя бы кратко указать на главные факты, опровергающие ложную, но почему-то распространенную версию о том, что Калашников якобы позаимствовал конструкцию своего автомата у немецкого конструктора Хуго Шмайссера.

Да, в октябре 1946 года Шмайссер и другие немецкие конструкторы стрелкового оружия были вывезены из Германии в Ижевск. Они работали на Ижевском машиностроительном заводе № 74 отдельной группой, закрытой от основного производства. К засекреченному выпуску оружия они не были и не могли быть допущены. Отметим, что ни один из трех ижевских оружейных заводов не занимался конструированием оружия, все они только изготавливали образцы, рекомендованные после испытаний к серийному производству.

Калашников не только никогда не встречался со Шмайссером, но и не использовал его конструкции в качестве прототипа. Перед глазами Калашникова было много образцов стрелкового оружия других авторов, у которых отдельные технические решения были выполнены значительно лучше, чем в известном автомате Шмайссера StG-44 и тем более в его более ранних образцах MP-18 и MP-28. Можно было бы проследить, что решения отдельных узлов и деталей АК-47 восходят к конструкциям Ф.В. Токарева и А.И. Судаева, что прототипом спускового механизма АК-47 служил механизм самозарядной чешской винтовки ZH-29. Но это уже другая тема, а нас интересует судьба АК-47.

В марте 1949 года, после войсковых испытаний и соответствующих доработок, начался массовый выпуск АК-47. А в апреле того же года старшему сержанту М.Т. Калашникову присудили Сталинскую премию первой степени «за разработку образца вооружения». И наконец, 18 июня 1949 года постановлением Совета министров СССР № 2611-1033 сс автомат Калашникова образца 1947 года был принят на вооружение Советской армии и Военно-Морского флота.

* * *

В 1986 году известный американский историк стрелкового оружия Эдвард Изелл напишет монографию об АК-47 и отметит, что его появление ознаменовало «начало новой технической эры стрелкового оружия в СССР».

А в 1990-х по приглашению Эдварда Изелла Калашников полетит в США. Перед отлетом у него будет два с половиной часа свободного времени, ему предложат на это время остановиться у меня дома. Он согласится. Я хорошо помню Михаила Тимофеевича сидящим на диване в моей скромной московской квартире в Отрадном. Помню, как он заметил на платяном шкафу чемодан со сломанным замком. «Давай починю», – предложил он. Мы достали чемодан, Михаил Тимофеевич устроился поудобнее, вооружился отверткой, и я поняла, что теперь он в своей родной стихии. «Я считаю, – напишет Калашников в воспоминаниях, – если занимаешься техникой, то должен непрерывно продолжать процесс творческого мышления и поиска. Иногда, конструируя какую-то специальную систему, мысленно проводишь аналогию с чем-либо известным в бытовой жизни, берешь что-то оттуда...»       


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Ядерные державы переходят на баллистический «язык»

Ядерные державы переходят на баллистический «язык»

Ирина Дронина

Ракетные испытания могут стать точкой невозврата в международной безопасности

0
1399
Вашингтон опасается оружия Судного дня Владимира Путина

Вашингтон опасается оружия Судного дня Владимира Путина

Владимир Мухин

Пентагон предлагает включить в обновленный Договор СНВ-3 не только «Буревестник», но и стратегические ракеты Китая

0
2028
Третья Мировая уходит за пределы земли

Третья Мировая уходит за пределы земли

Владимир Иванов

США осваивают космический домен

0
837
«Звездные войны» становятся ядерными

«Звездные войны» становятся ядерными

Андрей Рискин

0
1547

Другие новости

Загрузка...
24smi.org