Поиск по тэгу

Найдено материалов: 306

00:01 12.09.2019

Канареечный лепет детей

Юлия Мамочева. Мой радар: Стихотворения.– М.: У Никитских ворот, 2019. – 160 с. Дитя человеческое говорит о любви – говорит на языке чувств, трав и воды. Такое ощущение создается от книги «Мой радар» Юлии Мамочевой. В ней много детского – да и сама автор часто обращается к себе‑ребенку: И огромно до жути, и нет в нем меня как будто: есть лишь только душа, потому что ее печет. А зеленые пятна – это почти как буквы: спи, Юлёшенька. Поворачивайся на бочок. Но детского – не в смысле детской поэзии...

0
0
00:01 05.09.2019

Главкнига: Чтение, изменившее жизнь

В советском детстве дети читали то, что лежало на полках в доме их родителей. Так я странным образом впрыгнула из рассказов Бориса Житкова и Николая Носова сразу в «Темные аллеи» Бунина и «Лолиту» Набокова. И то, и другое меня потрясло. Но Набоков был гуманнее и поэтичнее надменного Бунина с его заранее предсказанной моделью отношений. Регулярно после уроков я жадно перечитывала черную книжицу в мягком переплете с бабочкой. Дико подумать, но символ подростковой свободы был для меня именно таким –...

0
0
00:01 29.08.2019

Главкнига: Чтение, изменившее жизнь

В детстве хорошо: там вся литература влияет. Я не только о чем‑то масштабном вроде Толкина или «Хроник Нарнии», но, скажем, долго‑долго, месяца три, наверно, обожал «Чайки далекого моря» Ивана Панькина. Первая любовь и вот это всё. Классика, Библия – понятно, как у всех. Интересней стало в старшей школе. Тогда выписывали периодику. И была в журнале «Юность» рубрика «Испытательный стенд». Парщиков, Еременко, Гандлевский, Искренко… Потом, уже в 90‑м году встретил книгу Кальпиди «Пласты». Одновременно...

0
0
00:01 22.08.2019
Выпил весь рассол и квас

Выпил весь рассол и квас

Детские и не совсем детские стихи о рассеянном Единороге, хулиганском Дикобразе и страшной Сожруше Единорог Пройдя сто сказочных дорог, Стоит во тьме Единорог – Мерцает весь Единорог. Но, право, он совсем продрог, И даже свой чудесный рог Уткнул устало он в порог. «Мой старый друг Степной Сурок, – Вздохнул в тоске Единорог, – Позвал в театр, и вот – итог: Не знаю, право, как я мог, Но – потерял я номерок От сданных шляпы и сапог!» Так побежим, сбиваясь с ног, Пуховый мы найдем платок, В дому устроим...

1
0
00:01 22.08.2019

Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

Боюсь, я совсем не оригинален. Упомяну нескольких авторов, книги которых становились мне особенно дороги в какой‑то момент жизни. Нет смысла, должно быть, говорить о Пушкине, Гоголе, Достоевском, Булгакове. Мимо них практически никто не прошел. До армии было так: «Красный» Маяковского «Синий» Мандельштам Нас вставляли больше круче, чем сто грамм. (начало одного из моих стихотворений). Впрочем, Мандельштам возник еще раньше – до книжечки с предисловием Дымшица – в виде бледной самиздатовской копии...

0
0
00:01 15.08.2019

Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

Мне легче назвать книги, в которые я влюблялась. Примерно с трех лет до семи – «Катруся уже большая», «Приключения Травки» и «Что я видел». С детьми из этих книжек я дружила, больше всего с Катрусей. В восемь – «Молодая гвардия» и «Овод», сострадание до слез. Перечитывала сто раз. В одиннадцать – Хемингуэй «Прощай, оружие!», чуть позже – Ремарк «Три товарища». Кэт и Пат пленили. В четырнадцать – Павел Коган, Андрей Белый, Борис Корнилов, Марина Цветаева. Помню и люблю: «Ветер, что устал по свету...

0
0
00:01 08.08.2019

Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

Первая книга на моей детской памяти – довольно потрепанный томик стихов Пушкина. Как я потом установил, первый том из Собрания сочинений под редакцией Петра Морозова 1903 года. В это же время – Евангелие с изображением Распятия. В младших классах школы – «Два капитана» Вениамина Каверина. Романтика, первая любовь, захватывающие приключения. Другое, яркое, как вспышка, впечатление: «Герой нашего времени». Потом, конечно, русская классика, и самый любимый роман – «Обломов» Гончарова. Какая чистая душа...

0
0
00:01 11.07.2019

Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

Отвечать на вопрос о главных в жизни книгах крайне непросто по целому ряду причин, которые я здесь даже не буду пытаться перечислить. Просто поясню примером. Практически сразу после того как я научился толком читать, мне в руки попала книга под названием «Малютка», нечто вроде альманаха для дошкольников, и я с упоением прочитал ее от корки до корки. Там были детские стишки вперемешку с детскими рассказами, в том числе отрывки из русской классики, где было выброшено самое интересное – например, из...

0
0
00:01 20.06.2019

Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

Одной книгой я, конечно, ограничиться не смогу. Здесь я бы указал несколько книг или даже авторов. Если говорить о поэзии, то из русской это, конечно, Пушкин, Лермонтов, Тютчев, Есенин, Волошин, Пастернак, Кедрин и Высоцкий – набор практически классический. Из зарубежной поэзии – Шекспир, особенно сонеты. Я даже дерзал переводить, правда, никогда не печатал. А в прозе – «Война и мир» Толстого, три раза перечитывал: в школе, в студенческие годы и недавно года два назад. Совершенно разные впечатления...

0
0
00:01 25.04.2019

Главкнига

Первые мои книжки – «Слепой музыкант» Владимира Короленко и «Василий Теркин» Александра Твардовского. По ним – а жили мы тогда в Хабаровске – я учился буквы складывать в слоги и слова. Мама отлынивать не давала. Поэтому, когда папу перевели по службе в Уссурийск, я был уже довольно грамотным человеком. В Уссурийске помню семейные вечера после ужина, когда меня и брата родители усаживали за круглый обеденный стол и папа начинал читать вслух. Обычно это был Гоголь: «Тарас Бульба», «Вий» или что-нибудь...

0
0

1 2 3 4 5 ... 31