Поиск по тэгу

Найдено материалов: 74

00:01 14.11.2019

Борис Гребенщиков: Я живу в фантастически красивом мире

На меня повлияли книги «Властелин колец» Джона Рональда Руэла Толкина, «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова, «Дао дэ Цзин», «Бхагавадгита», «Остров сокровищ» Роберта Стивенсона, «Белая богиня» Роберта Грейвса, «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» и «Иллюзии» Ричарда Баха, «Алиса» Льюиса Кэрролла, произведения Пушкина, Цветаевой, Ахматовой, Пастернака, Лескова, Жюля Верна, О’Генри, Конан Дойла, Лермонтова, Майкла Джона Муркока, Уильяма Форда Гибсона, Парамахансы Йогананды, Клайва Стейплса Льюиса...

0
0
00:01 07.11.2019

Ремарк и Хемингуэй – неделимая пара

У меня однобокое чтение. Девять десятых прочитанного – стихи. Ранняя юность – разумеется, Маяковский, первый том. Более всего «Облако в штанах». Параллельно – Есенин, «Москва кабацкая» в основном. Вершина того возраста – Блок, выше всего – «Соловьиный сад». Книги Брюсова и Хлебникова – обе назывались «Неизданное». Пастернак и Мандельштам пришли в свой черед. Пушкин и в особенности Баратынский открылись на закате молодости. Читалось много переводного. Уитмен, Аполлинер etc. Из прозы в старшие школьные...

0
0
00:01 31.10.2019

Бог даже там, где прыгают бесенята

Меня поразили «Страшная месть», «Невский проспект», «Мертвые души» – тем, что язык может создавать реальность, более значимую, чем окружающая. «Идиот», «Бесы», «Братья Карамазовы» – тем, что у мысли нет границы и Бог повсюду, даже там, где прыгают одни бесенята. «Война и мир», «Смерть Ивана Ильича», «Крейцерова соната» – тем, что жить стоит только тогда, когда в жизни есть нечто более значимое, чем жизнь. «Жизнь Арсеньева», «Митина любовь», все «Темные аллеи» – тем, как глубок трагизм любви: и к...

0
0
00:01 24.10.2019

Минарет- колодец наизнанку

Исаак Бабель «Конармия». Есть восточная пословица: «Чтобы построить минарет, нужно выкопать колодец и вывернуть его наизнанку». Горький как раз и отправил Бабеля в жизнь – в преисподнюю – копать колодец для того, чтобы он потом все вывернул наизнанку и построил минарет – книгу. В результате мы имеем «Конармию» и дневник Бабеля 1920 года, который в тысячу раз страшнее книги. Задача писателя на примере Бабеля видится такой: опуститься в геенну, и оттуда, из геенны, поднять и искупить высшие смыслы...

0
0
00:01 17.10.2019

Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

На нервной почве взойдут танкетки Первая «по-взрослому» прочитанная главная книга – накануне 16-летия – «Степной волк» Германа Гессе (осознал главное – она «про меня»)… Вообще и в прозе, и в поэзии предпочитаю тексты и книги максимально «концентрированные», «неразбавленные» – и с обильным словотворчеством. Когда в 1987-м стал вполне серьезно относиться к написанию и прочтению стихов, наиболее близкими оказались «Творения» Хлебникова и том Цветаевой из большой серии «Библиотека поэта». У старших...

0
0
00:01 10.10.2019

Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

Разговор в высоком регистре Я филолог, и моя жизнь тесно связана с книгами. Если я не прочитаю хотя бы десятка страниц в день, считай, что не поел. Поэтому на смену чистой радости от чтения приходит более тонкая радость учебы: чему учит меня та или иная книга? Не только в моральном смысле, но и в плане ума и профессии. Расскажу об очень немногом. Так, например, «Улисс» Джойса и «Волхв» Фаулза научили меня 20-летнего читать прозу по-настоящему. Некоторые французские писатели-философы XX века, прежде...

0
0
00:01 03.10.2019

Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

Книги Перестройки и сказки братьев Гримм Пытаясь ответить на вопрос, я начинаю вспоминать о самых последних прочитанных – поэтических, научных, публицистических книгах, книгах по искусству. Я вижу, что они необходимы для работы и жизни. Но самое главное, я вспоминаю из прочитанного где-то там, еще раньше. Вспоминаю постперестроечную литературу – невероятно интересный пласт культуры. Перестроечную – ранее запрещенные имена, их оказалось очень много, и без них невозможно. Вспоминаю советский период...

0
0
00:01 26.09.2019

Главкнига: чтение, изменившее жизнь

В детстве или в возрасте 16–20 лет, когда читаешь все подряд, особенно классику, в том числе новейшую, многие книги определяются как главные: главную сменяет главная, а между ними могут быть еще несколько почти главных или просто интересных. В каких-то своих текстах я писала про книги Сергея Голицына «Сорок изыскателей», «За березовыми книгами», писала о повестях и романах Владислава Крапивина, говорила про мумми-троллей – все это перечитывалось не один раз и, без сомнения, оказало влияние на формирование...

0
0
00:01 19.09.2019

Главкнига

Все фундаментальное, как и полагается, было в начале. Мы с отцом лежим на диване, у него в руках Библия, дореволюционное (или репринтное) издание с черно-белыми иллюстрациями. Отец читает мне вслух из Ветхого Завета. Картинка смутная, я вглядываюсь в этих двоих на диване как бы сквозь тусклое стекло. Отец молод, младше меня сегодняшнего, но носит бороду задолго до моды на бороды и сам похож на библейского персонажа. Так мне кажется теперь. Дальше идет «Малыш и Карлсон». Возможно, первая книга, прочитанная...

0
0
00:01 12.09.2019

Главкнига: Чтение, изменившее жизнь

Если говорить о повлиявших на меня книгах, на первом месте, пожалуй, «Маленькие трагедии» Пушкина. Вместе со «Сценой из Фауста» – это потрясающий по психологической нюансировке и профетической мощи «дайджест» всемирной литературы, предвосхищающий тему европейского нигилизма. Дон Гуан, идущий в своем желании до конца, обретающий истину этого желания в пожатье каменной десницы, вводит нас прямиком в сумрачный лес психоанализа, а Вальсингам из «Пира во время чумы» – одной ногой уже в Достоевском (он...

0
0

1 2 3 4 5 ... 8