Поиск по тэгу

Найдено материалов: 77

00:01 05.12.2019

Вместо того чтобы бегать за девушками, сидел, не в силах оторваться от «Братьев Карамазовых»

Первая книжка – «Что я видел?» Бориса Житкова. Она мне до сих пор интересна. Потом «Два капитана» Вениамина Каверина. Я ее многократно перечитывал и мечтал стать полярным летчиком. В записную книжку записал адрес Авиационного института. Я полагал, что на летчика учат именно там. В старших классах – «Герой нашего времени». Я и до сих пор иногда почитываю его местами. В 1958 году на экраны вышел «Идиот», и этот роман стал моей любимой книгой. Приблизительно тогда же – «Двенадцать стульев» и «Золотой...

0
0
00:01 28.11.2019

Опасные для барышни книги

Пожалуй, важны и те книги, которые сильно впечатлили в раннем детстве, но о них кратко. Это Пушкин, с которым я росла, это «Четвертая высота» Елены Ильиной, приключения «Четверых из России» Василия Клепова а в седьмом-восьмом классе и дальше – Блок, Ахмадулина, Пастернак, Маяковский, Вознесенский, Рубцов, Самойлов и много еще поэтов советского периода. А еще я помню, как увлекали, всасывали меня в действие Стивенсон, Дюма, Цвейг и даже Сименон. Навсегда стала поклонницей историка Сергея Соловьева...

0
0
00:01 21.11.2019

Деревянная качель над соснами

Какие книги произвели на меня самое сильное впечатление? Прочитанные в отрочестве. Дома была маленькая библиотека, крохотная, но в ней чудом был Мандельштам, изданный во Владивостоке, сборник с ладонь, мягкая обложка, синий. Первым прочитанным стихотворением было «Сегодня дурной день», вторым – рядом на развороте – про то, что «своей булавкой заржавленной/ достанет меня звезда», и я решила, что ничего. Третьим – про раковину без жемчужин, и мне не понравилось. Четвертым – про «я качался в далеком...

0
0
00:01 14.11.2019

Борис Гребенщиков: Я живу в фантастически красивом мире

На меня повлияли книги «Властелин колец» Джона Рональда Руэла Толкина, «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова, «Дао дэ Цзин», «Бхагавадгита», «Остров сокровищ» Роберта Стивенсона, «Белая богиня» Роберта Грейвса, «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» и «Иллюзии» Ричарда Баха, «Алиса» Льюиса Кэрролла, произведения Пушкина, Цветаевой, Ахматовой, Пастернака, Лескова, Жюля Верна, О’Генри, Конан Дойла, Лермонтова, Майкла Джона Муркока, Уильяма Форда Гибсона, Парамахансы Йогананды, Клайва Стейплса Льюиса...

0
0
00:01 07.11.2019

Ремарк и Хемингуэй – неделимая пара

У меня однобокое чтение. Девять десятых прочитанного – стихи. Ранняя юность – разумеется, Маяковский, первый том. Более всего «Облако в штанах». Параллельно – Есенин, «Москва кабацкая» в основном. Вершина того возраста – Блок, выше всего – «Соловьиный сад». Книги Брюсова и Хлебникова – обе назывались «Неизданное». Пастернак и Мандельштам пришли в свой черед. Пушкин и в особенности Баратынский открылись на закате молодости. Читалось много переводного. Уитмен, Аполлинер etc. Из прозы в старшие школьные...

0
0
00:01 31.10.2019

Бог даже там, где прыгают бесенята

Меня поразили «Страшная месть», «Невский проспект», «Мертвые души» – тем, что язык может создавать реальность, более значимую, чем окружающая. «Идиот», «Бесы», «Братья Карамазовы» – тем, что у мысли нет границы и Бог повсюду, даже там, где прыгают одни бесенята. «Война и мир», «Смерть Ивана Ильича», «Крейцерова соната» – тем, что жить стоит только тогда, когда в жизни есть нечто более значимое, чем жизнь. «Жизнь Арсеньева», «Митина любовь», все «Темные аллеи» – тем, как глубок трагизм любви: и к...

0
0
00:01 24.10.2019

Минарет- колодец наизнанку

Исаак Бабель «Конармия». Есть восточная пословица: «Чтобы построить минарет, нужно выкопать колодец и вывернуть его наизнанку». Горький как раз и отправил Бабеля в жизнь – в преисподнюю – копать колодец для того, чтобы он потом все вывернул наизнанку и построил минарет – книгу. В результате мы имеем «Конармию» и дневник Бабеля 1920 года, который в тысячу раз страшнее книги. Задача писателя на примере Бабеля видится такой: опуститься в геенну, и оттуда, из геенны, поднять и искупить высшие смыслы...

0
0
00:01 17.10.2019

Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

На нервной почве взойдут танкетки Первая «по-взрослому» прочитанная главная книга – накануне 16-летия – «Степной волк» Германа Гессе (осознал главное – она «про меня»)… Вообще и в прозе, и в поэзии предпочитаю тексты и книги максимально «концентрированные», «неразбавленные» – и с обильным словотворчеством. Когда в 1987-м стал вполне серьезно относиться к написанию и прочтению стихов, наиболее близкими оказались «Творения» Хлебникова и том Цветаевой из большой серии «Библиотека поэта». У старших...

0
0
00:01 10.10.2019

Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

Разговор в высоком регистре Я филолог, и моя жизнь тесно связана с книгами. Если я не прочитаю хотя бы десятка страниц в день, считай, что не поел. Поэтому на смену чистой радости от чтения приходит более тонкая радость учебы: чему учит меня та или иная книга? Не только в моральном смысле, но и в плане ума и профессии. Расскажу об очень немногом. Так, например, «Улисс» Джойса и «Волхв» Фаулза научили меня 20-летнего читать прозу по-настоящему. Некоторые французские писатели-философы XX века, прежде...

0
0
00:01 03.10.2019

Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

Книги Перестройки и сказки братьев Гримм Пытаясь ответить на вопрос, я начинаю вспоминать о самых последних прочитанных – поэтических, научных, публицистических книгах, книгах по искусству. Я вижу, что они необходимы для работы и жизни. Но самое главное, я вспоминаю из прочитанного где-то там, еще раньше. Вспоминаю постперестроечную литературу – невероятно интересный пласт культуры. Перестроечную – ранее запрещенные имена, их оказалось очень много, и без них невозможно. Вспоминаю советский период...

0
0

1 2 3 4 5 ... 8