Поиск по тэгу

Найдено материалов: 94

00:01 29.10.2015
Мудрец, равный самому себе

Мудрец, равный самому себе

... называл имена оставшихся...» Возможно, именно благодаря коржавинским молитвам еще живы его друзья-ровесники. Элла Силина, дочь узницы ГУЛАГа Ольги Адамовой-Слиозберг, вспоминала, как ее мать «в ссыльно-поселенческом раю в Караганде приютила освободившегося после трехлетней ...

0
0
00:01 28.10.2015
Россиянам напомнят о лагерях

Россиянам напомнят о лагерях

В нескольких городах страны 30 октября пройдет акция "Бессмертный ГУЛАГ" В День памяти жертв политических репрессий 30 октября в ряде городов России впервые пройдет акция «Бессмертный ГУЛАГ», построенная ...

0
0
00:01 22.10.2015
Приглашение на малину

Приглашение на малину

Марк Розовский и зона нравственной мерзлоты с колючкой по периметру Когда-то меня солженицынский «Иван Денисович» зачаровал нескончаемым морозным днем подневольных каменщиков, гематрией (это один из методов «раскрытия тайного смысла» слова) нумеров: Щ-854 – оруэлловский 84-й в колонну по пять... Потом обрушились «Колымские рассказы» Шаламова («К.Р.» – как лагерная отметка контрика) – бездна отчаяния, ледяная безнадега. Позже «Прогулки...

0
0
00:01 15.10.2015

У нас все времена переломные

А в самом деле – что делать с жизнью, которая почти прожита и в которой было столько событий, виражей, миражей, размышлений, открытий, разочарований, удивительных людей, которых больше нет, но с которыми невозможно расстаться? Что делать? Писать, наверное. А тем более если Господь наделил цепкой памятью, зорким глазом, душой и талантом. А тем более если повезло родиться в России и прожить в ней огромную часть жизни. А тем более если есть еще и эмигрантский опыт, когда тот, кто привык быть евреем...

0
0
00:01 01.10.2015
Страшно жить на этом свете…

Страшно жить на этом свете…

О поэте и математике Николае Макаровиче Олейникове, вивисекторах из НКВД,блохе «мадам Петрова» и таракане в стакане Люблю Олейникова. В миру – Николая Макаровича. В литературе (детской – при жизни было опубликовано всего три «взрослых» стихотворения) Сергея Кравцова, Н. Технорукова, Петра Близорукова, Макара Свирепого и – что особенно умиляет – Мавзолеева-Каменского. Его друг-недруг Евгений Шварц вспоминал о нем как о «человеке демоническом»: «Он...

0
0
00:01 10.09.2015
В стране невыученных уроков

В стране невыученных уроков

... после себя себе подобных. А оставить мудрено. Читая книгу чистопольских воспоминаний, то и дело наталкиваешься на имена людей, сгинувших в ГУЛАГе, погибших в ополчении и на фронте, покончивших с собой, умерших от болезней, голода и лишений. «Жизнь разметала нас даже по разным ...

0
0
00:01 10.09.2015

Мацу пекли ночами и подпольно

... ему... А ведь люди всего-то хотели молиться Всевышнему, кушать кошерное, соблюдать субботу. Геула на иврите – значит «исправление». Гулаговскому исправительно-трудовому кошмару тех лет хасиды противопоставили свой, скажем так, геулаг: истовой верою они исправляли безбожную ...

0
0
00:01 20.08.2015

Из рода Султан-Гиреев

Зубы повешенного и воображение без разума Колдовские действия ассоциируются с собранием в Союзе советских писателей. Франсиско Гойя. Серия офортов «Капричос»: «Охота за зубами». Музей Прадо, Мадрид Это роман-биография. Он рассказывает о судьбе писательницы Натальи Гирей (1910–2001). Настоящая ее фамилия Сарач. Но мечтательная девушка считала, что она потомок славного ханского рода Султан-Гиреев и достойна родиться не где-нибудь, а в Генуе, хотя родом была из...

0
0
00:01 02.07.2015

Юрий Трифонов и его Москва

Пушкин, ЦСКА, роддом Грауэрмана и Дом на набережной как главный символ советского абсурда Трифонов с женой (они справа), немецкий журналист Шмитхойер (улыбается), рабочий Коля (в ушанке и ватнике, персонаж романа «Старик»). Иллюстрация из книги Книжка Ольги Трифоновой, директора Московского муниципального краеведческого музея «Дом на набережной», вдовы писателя Юрия Трифонова, состоит из двух частей. Первая – собственно «Дом на набережной и его обитатели»...

0
0
00:01 18.06.2015

И снова скальд…

... очень талантливо, и оно действительно могло бы сойти за стилизацию Мандельштама периода Tristia. Но, если бы Домбровский и впрямь встретил в ГУЛАГе Мандельштама, то перед ним стоял бы автор не Tristia, а «Стихов о неизвестном солдате»! Интересно, что о своей попытке мистификации ...

0
0

1 ... 4 5 6 7 8 ... 10