0
1619
Газета Общество Печатная версия

21.05.2008

Смех и грех

Тэги: фильм, скандал, иисус, протест


фильм, скандал, иисус, протест Иисус у Надера Талибзаде решительно отрицает, что он – Сын Божий.
Кадр из фильма «Иисус Спаситель»

Москвичи увидели художественный фильм об Иисусе, основанный на мусульманских источниках. Кинокартина иранского режиссера Надера Талибзаде предлагает версию евангельских событий, способную повергнуть в шок не только христиан, но и иудеев. Только плохое качество ленты, возможно, спасет ее от массовых протестов, которыми сопровождались демонстрации «Последнего искушения Христа» Мартина Скорсезе и «Страстей Христовых» Мела Гибсона.

Фильм Надера Талибзаде был снят осенью 2007 года, с тех пор появилось только несколько робких публикаций, которые были связаны с попытками Министерства культуры и исламской ориентации Ирана познакомить с этой кинолентой христианский мир. Картина начала свое международное турне как раз в разгар скандалов, связанных с «антиисламскими» выступлениями европейских журналистов, прежде всего со второй волной «карикатурного скандала». Однако, похоже, демонстрация фильма задумывалась вовсе не как «фига в кармане» христианскому Западу, а своеобразный «жест доброй воли», открывающий глаза «людям Книги» на «истинную» историю Иисуса. Об этом простодушно заявлял автор фильма, господин Талибзаде.

Некоторые журналисты с опаской ждали того момента, когда картина пересечет российскую границу. Российская премьера состоялась в Казани, а 21 апреля, в рамках Дней иранской культуры в России, фильм увидели москвичи. Но... скандала не случилось. Бесплатная демонстрация ленты в «Иллюзионе» собрала несколько десятков пенсионеров, исправно посещающих все бесплатные сеансы в этом кинотеатре, и несколько человек явно ближневосточной наружности.

Интересно, что русский перевод названия фильма принципиально (в контексте противостояния христианской и мусульманской трактовок евангельской истории) отличался от английского. Если на языке «империалистов» его название звучит как «Иисус, одухотворенный Богом», то русский вариант мягче по отношению к убеждениям христиан – «Иисус Спаситель (Благая весть Спасителя)». Но сюжет фильма не стал от этого менее шокирующим. Об этом честно предупредил режиссер, выйдя перед показом на сцену: «В картине два финала. Один – как принято у вас – христиан, а другой – основанный на мусульманских источниках».

Первые кадры иранского «Иисуса» напомнили бесчисленные киноинсценировки Евангелий, которые в начале 90-х годов обильно демонстрировали в российских домах культуры и сельских клубах заезжие протестантские проповедники. Иисус, небрежно перекрашенный в блондина, в окружении кучки учеников шествует по цветущим полям. Параллельно развиваются события в Иерусалиме и других местах страны, названной почему-то «Палестиной», хотя это слово было придумано римлянами только через столетие, чтобы искоренить память об Иудее, откуда после восстания Бар-Кохбы были изгнаны все иудеи. Но в фильме речь идет о 30-м годе от Рождества Христова. В Иерусалиме поднимают восстание иудейские патриоты. Они бросают камни в римских солдат из-за угла, их лица закутаны в платки. «Интифада», – удовлетворенно шелестит зал. Нехитрый посыл режиссера понят зрителями.

Восстание зелотов подавлено. И вот первая сцена, производящая непривычное впечатление. По иерусалимской улице, согнувшись под тяжестью креста, подгоняемый бичами римлян, бредет на казнь Варавва, предводитель неудавшегося восстания. Он обращает гневные проклятия в адрес римских оккупантов. Такая вот нетрадиционная трактовка крестного пути.

Фильм грешит не только против Евангелий, но и исторической достоверности. Иисус приходит на похороны Лазаря, который почему-то оказывается братом Марии Магдалины. Толпа женщин в черных мусульманских чадрах оплакивает покойного, производя при помощи пальцев и губ особый звук, который можно услышать в телерепортажах из Газы после очередного «воспитательного» налета израильской авиации.

Чтобы узнать суть проповеди Иисуса, к нему в поле приходят первосвященник Иерусалимского храма Каиафа, прокуратор Иудеи Понтий Пилат и царь Ирод. Странно, что первосвященник, предводитель жреческой аристократии, которая в те времена, по свидетельству историков, окончательно «оторвалась от народа», высокопоставленный чиновник могущественной Римской империи и правитель Галилеи Ирод Антипа отправились в сельскую местность на встречу с бродячим проповедником. Так или иначе, но троица злоумышленников подступает к Учителю и требует ответить на принципиальный вопрос: считает ли себя Иисус Богом или сыном Божьим. Иисус гневно требует прекратить провокации. «Конечно же, нет, – восклицает он. – Я только предрекаю грядущий приход Пророка, чье учение завоюет весь мир!»

Но враги его – священники Храма и примкнувшие к ним фарисеи – не успокаиваются. Они снова подговаривают Понтия Пилата испытать мятежного проповедника. «Ваш Бог – богатство, а мы, римляне, следуем принципам», – гордо заявляет евреям прокуратор. Но, искушаемый обещаниями вознаграждения в размере десятилетнего жалованья, соглашается: «Это хорошая плата, но плохая сделка!»

Иисус является в Храм и обличает священников и фарисеев в том, что они, переписывая священную Тору, намеренно исказили Закон Моисея. Тогда первосвященник Каиафа, хитро поглядывая на Пилата, задает Иисусу последний, самый важный вопрос: «Будет ли Спаситель происходить от Исаака, нашего предка, или от Измаила, предка арабов?» Без тени колебаний тот восклицает: «Истинно говорю вам – от Измаила. И звать его будут... Ахмад». Тут начинается всеобщее столпотворение. Люди привычно бросают друг в друга камни, а Иисус с учениками беспрепятственно удаляется в Сионскую горницу, чтобы совершить Тайную вечерю.

На экране появляется надпись: «Версия четырех Евангелий». Мелькает быстрая нарезка кадров ареста, бичевания и распятия Иисуса. А вот затем начинается главное. «Завершение истории Иисуса, согласно мусульманским источникам и Евангелию от Варнавы», – гласят титры. Накануне ареста Иисуса забирает на небеса архангел Гавриил. При этом он чудесным образом преображает Иуду Искариота. Слюнявое трясущееся лицо предателя принимает благородные черты вознесенного к Богу Учителя. Солдаты хватают Иуду, бичуют и распинают его. Так же, как и в христианском Священном Писании, Петр отрекается от идущего на казнь, но не из-за трусости, а потому, что чувствует – Учителя подменили. Принявший облик Иисуса Иуда, корчась на кресте, вопиет: «Господи, почему Ты оставил меня?» Этой карикатурной по отношению к христианскому преданию сценой и завершается фильм.

Московский кинопоказ «Благой вести» от Талибзаде не собрал тысячные митинги протеста. Не было даже рецензий в СМИ. Малочисленных зрителей, присутствовавших на сеансе, картина, кажется, не столько рассердила, сколько разочаровала. Люди уходили по одному и группами на протяжении всего сеанса. Фильм стал разочарованием не только для верующих, но в гораздо большей степени для любителей иранского кинематографа, которым вместо произведения киноискусства предложили двухчасовой бесталанно сделанный пропагандистский ролик.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Либералы смотрят в окно возможностей

Либералы смотрят в окно возможностей

Дарья Гармоненко

К губернаторским выборам оппозиция подберет максимально протестные регионы

0
809
Фото недели. Топливный протест во Франции

Фото недели. Топливный протест во Франции

0
404
В Лондоне заговорили о капитуляции Британии

В Лондоне заговорили о капитуляции Британии

Юрий Паниев

Судьба сделки с ЕС в руках парламентариев

0
3111
На дуроге дымовозы

На дуроге дымовозы

Елена Семенова

Юрий Орлицкий о Генрихе Сапгире, его стихах-кентаврах и «полусловах», которые нужно додумывать

0
1186

Другие новости

Загрузка...
24smi.org