1
6366
Газета Печатная версия

24.10.2017 00:01:10

Невидимые миру деньги

Крипторубль против биткоина – финансовые войны будущего

Кирилл Сарханянц

Об авторе: Кирилл Рафикович Сарханянц – корреспондент ИД «Коммерсант».

Тэги: деньги, валюта, биткоин, будущее


деньги, валюта, биткоин, будущее Только похожестью символа биткоина на привычную монету можно сказать, что это тоже хотя и невидимые, но деньги... Фото Reuters

Десять дней назад на закрытой встрече с членами Московского столичного клуба министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров сказал, что президент Владимир Путин принял решение о выпуске в России собственной криптовалюты. Скорее всего она будет называться крипторубль.

От себя Никифоров добавил: «Я так уверенно заявляю, что мы запустим крипторубль, по одной простой причине: если мы этого не сделаем, то через два месяца это сделают наши соседи по ЕврАзЭС», – сказал министр.

Скорее всего это было не предчувствие молодого министра, а точная информация о том, что еще в июне сообщило казахстанское агентство Tengrinews.kz. А именно – слова главы соседнего государства Нурсултана Назарбаева о необходимости трансформации мировой финансовой архитектуры. «Пришло время серьезно рассмотреть вопрос введения международной расчетно-платежной единицы. Она позволит избавить мир от валютных войн, спекуляции, избежать перекосов в торговых отношениях, снизить волатильность на рынках… С учетом цифровизации, развития таких технологий, как блокчейн, такая расчетная единица может быть создана в виде криптовалюты», – сказал президент Казахстана на пленарном заседании X Астанинского экономического форума.

И тут сразу просматривается разница в подходах. Назарбаев еще в 2015 году, участвуя в общих дебатах Генеральной Ассамблеи ООН, предлагал ввести наднациональную мировую валюту. Президент РФ ограничивается крипторублем, вероятно, полагая, что в этом случае крипторубль России станет для мира тем, чем сейчас является американский доллар.

Может поэтому министр Никифоров пояснил участникам Московского клуба, что создание крипторубля не будет равняться легализации биткоина и других криптовалют. В российской криптовалюте должна быть использована российская криптография, подчеркнул он. «Это будет закрытая модель с определенным объемом регулируемой эмиссии».

И уже 10 октября, когда весь эконом-финансовый истеблишмент страны был на встрече с Владимиром Путиным, глава государства дал наказ – валюты эти разрешить, но урегулировать.

Думаю, что все, кто уже работает с криптовалютами, тогда обрадовались: наличие нормативной базы обязательно для любых здоровых товарно-денежных отношений. А появление строгой буквы закона в столь хаотичном и непредсказуемом мире, как рынок цифровых валют, должно только помочь участникам рынка.

От российских властей, к слову, очень давно ждут принятия какого-то четкого регулирующего законодательства в этой сфере. Шутка ли, биткоину уже скоро десять лет. А в России о нем всерьез заговорили только в 2013 году. В основном это были споры и опасения. Власти то хотели запретить их полностью, то создать собственный крипторубль. Вот только за четыре года слова так и не переросли в действия. Теперь, кажется, созрели.

В этом году тема криптовалют и блокчейна стала чуть ли не самой обсуждаемой среди первых лиц государства.

«В начале этого года окружение Владимира Путина стало все чаще говорить ему про блокчейн и криптовалюты. Такая заинтересованность этой темой родилась не сама собой – это происходило на фоне все большего вовлечения в эту сферу правительств других стран и крупнейших корпораций мира. Стало понятно, что блокчейн – это, к сожалению или к счастью, не на один день. Это новый рынок, новая среда, это часть четвертой промышленной революции, которая изменит всю систему управления – государственного, экономического, социального. Она формирует новое качество человеческого капитала», – пояснила член экспертного совета по развитию экономики нового технологического поколения при Комитете по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Госдумы РФ Ани Асланян.

Современный медиум: посредник между биткоинами и людьми. 	Иллюстрация Depositphotos/PhotoXPress.ru
Современный медиум: посредник между биткоинами и людьми. Иллюстрация Depositphotos/PhotoXPress.ru

Минфин обещал установить четкие правила уже к концу года. Вот только радоваться инвесторам и тем, кто каким-то образом связан с криптовалютами, нечему. Финансовые власти страны немедленно приступили к исполнению воли главы государства, и уже на следующий день в прессу стали просачиваться первые предложения. Практически все они предполагают прежде всего не развитие или присоединение к мировой практике, а контроль, ужесточение правил.

Идея крипторубля пока что в дискуссиях являет собой нечто, вобравшее в себя что-то от рубля, а что-то от криптовалют. Из описаний того же Николая Никифорова ясно лишь пока одно: цифровая валюта будет шифроваться на российской криптографии, при этом у нее будет эмитент (юридическое лицо). Скорее всего им станет Центробанк РФ. А все сделки с ней будут облагаться 13% налогом.

Насколько идея создания крипторубля удачна и нужны ли нам деньги на блокчейне вообще, я поинтересовался у главы консалтинговой компании Forklog Research Анатолия Каплана: «Идея хорошая. Более того, она очевидная. Но есть важный момент: если мы, предположим, попадаем в абстрактную реальность, где в стране только цифровая национальная валюта, автоматизировано налогообложение и т.д., то контроль государства надо всеми процессами в стране становится очень большим. Что касается конкретно крипторубля, то здесь важно прояснить: крипторубль является отдельной платежной системой, как, например, Яндекс.Деньги, или крипторубль – это, скажем, 30% от всей эмиссии российского рубля. Если это определенный процент от эмиссии национальной валюты, то это может быть неплохой тактикой перехода на полный или более глубокий безнал. Но никто из чиновников, говоривших об этом проекте, не прояснял ситуацию. Это скорее всего из-за того, что сами они не очень хорошо понимают, чего хотят».

Идей, как можно выполнить просьбу президента, у его подчиненных масса. Но большинство из них выглядят довольно странными. Может быть, им сначала вспомнить или узнать, как и откуда пошла в мир криптовалюта и что это за явление такое.

Первое упоминание о биткоине датируется 31 октября 2008 года. В тот день никому не известный онлайн-пользователь Сатоши Накамото разослал письма сотне специалистов в области компьютерных технологий и шифрования (криптографии). В его сообщении говорилось, что он создал первую в мире платежную систему, независимую от правительств и банков. Такую систему, у которой вообще не будет хозяина, а управлять ею будут все пользователи.

То ли японец, то ли пришелец

Большинство из тех, кто получил это письмо, не обратили на него никакого внимания. Дело в том, что попытки создать независимую электронную платежную систему предпринимались еще с 1990-х годов. Но в этом случае они ошиблись очень сильно – перед ними было описание одной из самых обсуждаемых и передовых технологий современности.

В письме Накамото речь шла о платежной системе Bitcoin. Она работает на новой технологии блокчейн, а ее пользователи вместо долларов, рублей и евро расплачиваются друг с другом новой валютой, придуманной таинственным незнакомцем – биткоинами. И вот как все это происходит.

Блокчейн в переводе с английского означает «цепочка блоков» – это название идеально описывает то, как устроена платежная система изнутри. На самом деле Bitcoin – это просто электронная книга, которая хранится на компьютерах всех участников платежной системы, дописывается ими и постоянно проверяется на наличие ошибок.

Выглядит эта база данных как бесконечная цепочка записей, где каждая новая запись следует строго за предыдущей. Как только кто-то из пользователей делает новую запись, база данных синхронно обновляется на всех компьютерах Сети. Если бы Накамото позволил участникам добавлять любые записи в любое время, система очень быстро погрузилась бы в хаос.

Тому препятствуют два момента.

Во-первых, это четкий хронологический порядок добавления записей, что происходит раз в несколько минут. Таким образом, данные добавляются в базу сразу порциями – блоками, отсюда и название технологии.

Во-вторых, это криптография – все вносимые в общую бухгалтерскую книгу записи зашифровываются. Благодаря шифрованию данные остаются защищенными от внесения неправомерных изменений. Взломать блокчейн до сих пор никому не удавалось, потому на эту технологию возлагаются такие надежды.

Биткоин Шредингера

Когда Bitcoin только начинала свою работу (это было в январе 2009 года), ее вымышленная валюта – биткоины – не стоила и ломаного гроша. Но постепенно в платежную систему стали приходить компьютерные гики, которым было интересно диковинное изобретение. Они обменивались биткоинами друг с другом, совершали какие-то платежи, покупая и продавая цифровую продукцию: это могли быть электронные книги и публикации, какие-то компьютерные программы… Но этого было катастрофически мало, чтобы биткоины стали цениться.

Ситуация изменилась в 2013 году, когда по Европе прокатилась вторая волна финансового кризиса, затронувшая больше всего Кипр и Грецию. Тогда, услышав о некой новой валюте, в биткоины ринулись вкладывать свои сбережения. В итоге в марте того года курс этой цифровой валюты вырос с 13 до 100 долл., а к концу года она стоила уже 1100 долл. В этом году цена одного биткоина достигала уже 6000 долл. – столько не стоят ни золото, ни платина. Неудивительно, что эта валюта переживает вторую молодость.

При этом на самом деле никаких биткоинов не существует. Как нет в природе и любой другой криптовалюты. Когда кто-то якобы пересылает другому пользователю биткоины, в блокчейн (общую базу данных) просто вносится запись об изменении баланса на счетах этих двух пользователей. То есть по Сети пересылается просто информация о балансе, а не сами деньги. Да, их можно купить, продать, обменять на другие цифровые валюты, но при этом их не существует в физическом мире. А еще биткоины в отличие от обычных денег никто не выпускает – в этом и была идея Накамото: дать людям возможность вести товарно-денежные отношения напрямую, без банков и прочих финансовых институтов, с помощью их собственной валюты, которую будут контролировать все и каждый из них.

Добавлять блоки записей в общую базу данных могут не все – для этого требуется специальная компьютерная программа и довольно мощное оборудование. Некоторые пользователи берут на себя роль обслуживающего персонала платежной системы, проверяют всю поступающую в Сеть информацию и вписывают новые блоки в блокчейн. Тот, кто делает это первым, автоматически получает от системы вознаграждение – какое-то количество биткоинов на свой счет. А весь процесс обслуживания системы называется майнингом.

Всё под контролем

А теперь вернемся к предложениям по регулированию криптовалют. «…Необходимо государству осуществлять регулирование процесса эмиссии криптовалют, майнинга, процесса обращения. Государство должно взять это все под контроль».

Регулировать эмиссию криптовалют не просто сложно, а невозможно. Хотя бы потому, что, как мы только что выяснили, никакой эмиссии биткоинов нет. Нет не просто эмитента, нет даже самих биткоинов. И так со всеми криптовалютами, основанными на публичном блокчейне. Есть еще частные закрытые проекты, но они искажают саму суть блокчейна и криптовалют, заложенную Накамото.

Что скрывается за идеей контролировать майнинг и процесс обращения криптовалют, остается загадкой. Сдается мне, что никакого майнинга тогда просто не будет, как не будет и никаких криптовалют, кроме родных, рублевых.

Еще одно прозвучавшее предложение – ограничить суммы покупки цифровых валют. Таким образом, государство хочет защитить граждан от возможных негативных последствий пользования криптовалютами. «Прежде всего это возможность отмывания капиталов, полученных преступным путем, ухода от налогов и финансирование даже терроризма, ну и, конечно, распространение мошеннических схем, жертвами которых, безусловно, могут стать рядовые граждане», – заявил на той самой встрече в Сочи Владимир Путин. А Центробанк и вовсе считает криптовалюты финансовой пирамидой.

Но тогда как должно спасти граждан ограничение объема покупки криптовалют? И значит ли это, что если биткоин все же окажется мошеннической схемой, то граждане окажутся слегка ограбленными?

Вариантов регулирования этой сферы достаточно. Большинство стран, уже предпринявших первые шаги для урегулирования криптовалютных операций, сходится во мнении, что цифровые валюты – это крайне опасный инструмент. И все, о чем говорил президент России в середине месяца, до этого было сказано властями Великобритании, Канады, США, ЕС, Китая… Да, в общем-то, всеми, кто хоть немного интересовался этой темой. Подход к самому регулированию, естественно, разнится.

Китай, например, который считался главным рынком криптовалют, совсем недавно принял ряд очень жестких мер в отношении мира цифровых валют. Были закрыты все онлайн-биржи, торгующие криптовалютами, запрещено привлечение средств инвесторов в виде криптовалютных платежей.

Япония же, напротив, решила не рубить сплеча, а просто составила список лицензированных бирж, деятельность которых будет подотчетна государству. Так и любители криптовалют довольны, и в казну деньги текут.

Благосклонны к криптовалютам Австралия, Великобритания и Канада. А Евросоюз во многом из-за своей многонациональности до сих пор не выработал какой-то конкретной позиции.

Так что России есть на кого равняться.

Пожалуй, первым и самым очевидным шагом в отношении торговли криптовалютами должно стать введение налога на такие операции. Говорить о жадности государства не стоит – так поступают все страны, у которых на текущий момент есть хоть какая-то выраженная позиция по этому вопросу. В России все операции с биткоинами и другими цифровыми валютами тоже будут облагаться налогом. Что еще окажется в итоговом тексте законопроекта, мы узнаем уже через пару месяцев.

Как сообщило cnews.ru, найдены свидетельства того, что Федеральное бюро расследования США (ФБР) обладает самым толстым кошельком Bitcoin в мире. Он содержит 144 342 монеты, что по сегодняшнему курсу эквивалентно 84,9 млн долл.

Известно, что система Bitcoin сделана так, что владельца кошелька узнать нельзя, однако информация об операциях, совершенных с помощью конкретного кошелька, находится в открытом доступе. По данным BlockChain, операции, совершенные с помощью указанного кошелька, обозначены как DPR Seized Coins («Изъятые у DPR монеты»). Можно предположить, что владелец – именно ФБР.

Более того, первая транзакция с пометкой DPR Seized Coins была совершена в тот же день, в который прокурор сообщил о конфискации. 

Таким образом, за четыре года американские спецслужбы разбогатели примерно на 80 млн долл. Но, уважаемый читатель, не пытайтесь это повторить. Все действия выполнены профессионалами…



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Рубль попал под обстрел

Рубль попал под обстрел

Анастасия Башкатова

Неделя в экономике

0
1070
Иранский сценарий предполагает ограничения на наличную валюту

Иранский сценарий предполагает ограничения на наличную валюту

Анастасия Башкатова

Американские санкции подпитывают худшие опасения по поводу России

0
2338
Бишкек задолжал Пекину

Бишкек задолжал Пекину

Игорь Панкратенко

Китай ожидает от Киргизии погашения кредитов

0
2997
"Еврокомиссар" Ватикана зовет Европу к диалогу с Россией

"Еврокомиссар" Ватикана зовет Европу к диалогу с Россией

Павел Скрыльников

Архиепископ Люксембурга – о том, где заканчивается Евросоюз и начинается Европа

0
2351

Другие новости

Загрузка...
24smi.org