0
3032
Газета Стиль жизни Печатная версия

05.04.2016 00:01:00

Ему совершенно не шел образ бунтаря

Для чего те, кто ничего не понимает в сути протестов, раз за разом в них участвуют

Артем Комов

Об авторе: Артем Комов – студент.

Тэги: политика, массовые протесты


политика, массовые протесты Кому-то быть задержанным, а позже оказаться в КПЗ – ужас ужасный, а кому-то – очередной зачет в соревновании непонятно с кем. Фото Reuters

…Бодрым воскресным утром мы шагали с Пашенькой по Большому Москворецкому мосту в сторону Кремля. Было это года четыре назад, летом. Мы нарочно вышли из метро не с той стороны, чтобы пройтись и посмотреть на город. Пашенька удерживал под мышкой огромный сверток с иконой, и ему было очень весело. Все складывалось неплохо. Погода обещала быть отличной.

Примерно там, где спустя три года застрелят Немцова, мы тормознули перекурить. Пока он искал по карманам зажигалку, я взял подержать сверток с доской. Она оказалась увесистой. Настоящая, XIX века, икона тянула килограммов на пять. Пашенька мотался за ней в Тверскую область к родственникам. Те согласились со скрипом, пригрозив, что за реликвию ответит головой. Сами все запаковали.

По сценарию нам предстояло совершить нечто вроде крестного хода по Лубянке. Без лозунгов и плакатов, но типа с подтекстом. Часам к девяти должны были подъехать фотографы и какой-то знакомый, отец Сергий из Подмосковья. Батюшка обещал освятить икону и помолиться, а фотографы – это сфотографировать. Мне показалось, Пашенька даже готовился к интервью. Стрижка, новые ботинки, майка «под косоворотку» – все было продумано и исполнено с подчеркнутой небрежностью.

Тогда, в 2012 году, по следам эпатажа Pussy Riot и до выхода к широкой публике товарища Энтео, когда молебны за мир во всем мире и демократию еще не стали дурным тоном, любая акция выглядела прикольной. И чем абстрактнее, тем лучше. Белоленточники только нащупывали свой стиль. Карнавальность действа снискала расположение самой разной публики. Кому-то нравилась массовость, кому-то – непосредственность демонстрантов и прикольные лозунги. В любом случае за всем этим было любопытно наблюдать.

Наверное, быть диссидентом в нашей стране – сродни профессии. И, помимо нравственных усилий, это требует таланта быть маргиналом. Свои маленькие трагедии здесь должны быть у каждого. И мало этого, нужно обязательно быть чуточку обиженным, особенно (и в первую очередь) – органами охраны правопорядка.

Думаю, именно это привлекло Пашеньку. Точно не политика. И точно не диссидентство, для этого он был слишком благополучным. Ему не шел образ бунтаря. И он совершенно не разбирался ни в экономике, ни в правозащитной деятельности, ни в протестном акционизме. Он даже ни разу не был в КПЗ!

– А в прошлый раз нас в автозак затащили. Хотите, снимки покажу? – почти набросилась на меня у станции метро «Театральная» Пашенькина знакомая. На вид ей было под 40 и звали ее Катерина Ивановна («можно просто Катя»). Она на ходу добавила меня в друзья  «ВКонтакте» и заставила пролистать свою ленту. Там было очень много перепостов, стильных сумок и фотографий. На одной из них ее беззлобно волокли трое омоновцев.

– Практически на руках несут, – заметил я.

– Ну сегодня так не будет, конечно, – как будто извинился Пашенька.

Я сделал вид, что закуриваю, и мысленно перекрестился.

– А будет этот фотограф, как его… Сережа? – спросила Катерина Ивановна. – Он очень хорошо снимает.

– Пресса будет, – ответил я. – Я сам почти пресса.

– Пишете? – оживилась она.

– Блогер, – говорю. – Иногда снимаю, иногда пишу. Как пойдет.

Паша явно напрягся, но промолчал. Мне показалось, что он уже прилично натаскался с этой иконой за утро. Судя по всему, ему пришлось встать часа в четыре. Если вообще ложился.

Усилия, терпение и еще раз усилия. Именно это требуется от диссидента и гражданского активиста. Кажется, мой приятель начал понимать это только сегодня утром. В тот момент, когда трясся с тяжкой ношей из мыслей в электричке из Зеленограда.

Немного припоздав, мы вышли к точке рандеву, где, насколько я понял, никого из наших еще не было. Да и неудивительно: воскресенье, 09.20  утра!

– Пойдем в «Шоколадницу»? – предложила Катерина Ивановна.

– Я пока пойду позвонить, – сказал Паша.

Он отшагал в сторону, а мы  присели на веранде.

– Ты знаешь, что там? – спросила она меня, лопнув пупырышек на обертке.

– Кажется, Казанская Божья Матерь.  Народная заступница. На ней младенец расположен не с той стороны, где положено. А может, и с той. Не помню.

– Ты верующий?

– Вроде да.

Катерина Ивановна явно имела мнение на этот счет, но на веранду взошел Пашенька.

– Отец Сергий не смог приехать, у него служба, – упаднически изрек он.

В целом мне это показалось разумным: воскресенье, конечно же, батюшка служит… А Катерина Ивановна как будто и вовсе не отреагировала.

– Главное, избегать провокации, – задумчиво сказала она.

Я испугался, что она все еще хочет продолжить разговор про бога, потому целиком обернулся к Пашеньке.

– А ребята?

– Ваня проспал, остальные не отвечают, – сказал он.

– Кинь сообщение, – говорю. – Может, ответят. Ты какой кофе будешь?

Паша присел и заказал латте.

Время шло. Кажется, присоединяться к нам больше никто не собирался. Катерина Ивановна что-то рассказывала. Скандальной акции с иконой, песнопением и фотографами так и не случилось. Несостоявшийся герой все больше нервничал и в итоге убежал, не допив кофе и забыв про драгоценную доску. Если про нее забудет и Катерина Ивановна, то Пашеньке точно не жить, родственники сгнобят же, закралась в до сих пор не разбуженную голову ленивая мысль. Но окликать бедолагу, обещавшего: «Сегодня будет нечто!» и так опростоволосившегося, не хотелось. Мне казалось, что я понимаю, в каких он сейчас раздраенных чувствах. Непреодолимо захотелось спать. Слава богу, что без машины,  подумал я. Сейчас бы влетел в столб еще. В метро хоть поспать можно…

Совсем недавно друзья друзей рассказали, что Пашенька освободился. И, стыдно признаться, я только с третьего раза вспомнил инфантильного чудика с филфака. Как выяснилось, этот дурень пытался не то поджечь, не то взорвать офис штаба «Единой России». В самом центре города N. Безо всякой на то, как казалось, причины. Будучи абсолютно трезвым. И даже вполне вменяемым, несмотря на советы адвокатов.

Родители собрали деньги на защиту, но все равно ему пришлось отсидеть больше года. По уликам он просел полностью: от отпечатков до свидетелей. Это не было акцией или пикетом. Этого не было в СМИ. Единственные камеры, которые его снимали, – камеры видеонаблюдения. Мне кажется, это очень сильно и эпатажно. И в этом, наверное, есть что-то русское. Бессмысленное, отчаянное и необъяснимое.

P.S. Персонажи в данном материале – образ собирательный. Но только отчасти.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Как Россия вернулась в Мировой океан

Как Россия вернулась в Мировой океан

Михаил Московенко

Из истории формирования и разработки национальной морской политики в XXI веке

0
4045
Прямая линия с Владимиром Путиным. On-line тезисы (+ВИДЕО)

Прямая линия с Владимиром Путиным. On-line тезисы (+ВИДЕО)

НГ-Online

0
1578
Изменит ли ФРГ прагматический подход  к отношениям с Россией

Изменит ли ФРГ прагматический подход к отношениям с Россией

Олег Никифоров

Видные социал-демократы Германии призывают усилить давление на Москву

0
1873
Владимира Путина ждет Святой престол

Владимира Путина ждет Святой престол

Милена Фаустова

Почему православные верующие не желают видеть в России лидера католиков

0
1797

Другие новости

Загрузка...
24smi.org