0
2969
Газета Стиль жизни Печатная версия

18.07.2017 00:01:00

Темные пятна Киева

О малоизвестных страницах истории украинской столицы

Павел Скрыльников

Об авторе: Павел Андреевич Скрыльников – корреспондент приложения «НГ-религии».

Тэги: киев, история, бабий яр, кирилловская больница, советские памятники, петр качковский, усыпальница, сатанисты


Стилизованное под иконы граффити – не редкость  в полюбившейся сатанистам заброшенной больнице.
Стилизованное под иконы граффити – не редкость в полюбившейся сатанистам заброшенной больнице.

Мрачная кладбищенская и госпитальная история Бабьего Яра и Кирилловского гая сделала их местами на карте Киева, к которым приковано внимание искателей острых духовных ощущений.

Бабий Яр считается местом, в котором происходили самые трагические события киевской истории – и эту славу он заслужил. Кладбище там появилось еще в XIX веке. В годы Великой Отечественной войны оккупировавшие Киев нацисты казнили в нем около 150 тыс. человек – евреев, цыган, пациентов Кирилловской психиатрической лечебницы и советских военнопленных. Но на этом черные страницы его истории не заканчиваются. В 50-х годах прямо на месте расстрелов была организована свалка отходов производства кирпича – и из-за нарушений при строительстве и эксплуатации полигона в 1961 году селевой поток, размывший ее дамбу, уничтожил киевский район Куреневку и привел к гибели сотен киевлян. Появились тогда и слухи о том, что строительством свалки хотели спрятать свидетельства трагедии военных лет – и что именно за это кощунство Киев и расплатился катастрофой…

Многофигурная скульптура «Памятника советским гражданам и военнопленным солдатам и офицерам Советской армии, расстрелянным немецкими оккупантами в Бабьем Яру» появилась в 1976 году, после 30 лет работы над проектом. Она стала первым и на долгое время единственным памятным знаком в Бабьем Яру; однако в последнюю четверть века все начало быстро меняться. Установка новых памятников началась в 1991 году, в 50-летнюю годовщину первого расстрела евреев, с бронзовой меноры, покрытой барельефами и высеченной на камне цитатой из Библии на иврите: «Голос брата твоего взывает ко мне от земли». В 2016 году в Киев из Каменца-Подольского была перенесена цыганская кибитка из корабельной стали – память о Kali Tras, «черном ужасе» геноцида цыган и пяти уничтоженных в сентябре 1941 года цыганских поселениях. Сейчас среди памятников Бабьего Яра – три сломанные игрушки у выхода со станции метро «Дорогожичи», посвященные расстрелянным детям, стела в память остарбайтеров, памятники жертвам Куреневской катастрофы и футболистам киевского «Динамо», да и украинским националистам, чьи взгляды на будущее в какой-то момент разошлись с теми, что были у оккупантов. И, конечно, множество поклонных крестов, один из которых посвящен умершим после войны немецким 

Стены недостроя в Кирилловском лесу стали «холстом» для уличных художников.	Фото автора
Стены недостроя в Кирилловском лесу стали «холстом» для уличных художников. Фото автора

военнопленным. Сейчас последний из монументов – памятник поэтессе-националистке Олене Телиге, открытый в этом году, 25 февраля. Соседство мемориалов сложно назвать спокойным – памятники на местах расстрелов не раз громили и обливали краской. Но история Бабьего Яра и Кирилловского гая не начинается и не заканчивается 40-ми годами.

Сегодня о том, что Кирилловский лес раньше был Кирилловским кладбищем, почти ничто не напоминает. Старое кладбище, появившееся еще в XVIII веке после ликвидации екатерининским указом монастыря, разрослось за полтора столетия почти до десяти гектаров. В 1929 году оно было закрыто и перестало охраняться, а в 1961 году его остатки были уничтожены и смыты двигавшимся на Киев селевым потоком. Встречающиеся сейчас у парковых троп могильные плиты с надписями с дореформенной орфографией были бы единственным свидетельством о том, что когда-то там хоронили людей, если бы не одна сохранившаяся до наших дней небольшая кладбищенская постройка.

Петр Эразмович Качковский был в начале XX века одним из самых именитых киевских хирургов. Построенный им в 1908 году невдалеке от Ярославова Вала госпиталь – а именно в нем в 1911 году умер раненный террористом Петр Столыпин – сохранился до наших дней; однако долго руководить им Петру Эразмовичу не довелось. В 1909 году Качковский, подхватив простуду, решил все-таки провести операцию в киевской тюрьме (он лечил в том числе и чернорабочих, и заключенных, чем снискал в Киеве добрую славу), но после нее всерьез заболел. Врачи, предположившие у него аппендицит, сделали разрез, но не обнаружили его – а на следующий день Качковский скончался. Похороны сорокапятилетнего доктора были напряженными – шедшие за гробом коллеги неоднократно слышали из собравшейся проводить Качковского в последний путь толпы крик «Убийцы!». Петр Эразмович был погребен рядом со своим младшим братом, студентом-юристом Антоном Качковским, а через три года над их могилами был выстроен каменный склеп. Он и является самым красноречивым свидетельством того, что память зачастую не щадят ни время, ни люди: сейчас склеп сильно разрушен, в полу на месте могил – заваленные мусором проломы, а что стало с телами похороненных – никто не знает. В 1990-е годы оскверненная и заброшенная усыпальница стала излюбленным местом собрания киевских сатанистов: на ее закопченных стенах еще можно увидеть пентаграммы и перевернутые кресты, а высеченный в камне на стене внутри склепа лик Христа зарисован изображением демона и теперь практически неразличим.

Впрочем, сатанистам пришлась по нраву не только усыпальница Качковских. Невдалеке от нее, в Кирилловском лесу, расположена одна из самых внушительных «заброшек» Киева – недостроенный корпус психиатрической больницы имени Павлова. Его строительство было прекращено по причине недостатка финансирования в 90-е годы – хотя молва твердила, что из-за огромного количества странных несчастных случаев с летальным исходом, якобы происшедших во время строительства. Видимо, эти слухи и сделали стоящий в лесу и плохо охраняющийся корпус привлекательным для сатанистских собраний – вплоть до нулевых годов они собирались в одной из темных комнат пятиэтажного здания. Однако конкуренции с субкультурным подпольем, видимо, не выдержали даже они – сейчас никаких свидетельств о черных мессах в лечебнице не осталось. Даже наоборот – в ней не редкость стилизованные под иконы граффити. Как, впрочем, и руны – а изображенный на стене неизвестным магом-самоучкой мистический палиндром-заклинание SATOR AREPO TENET OPERA ROTAS задним числом придает заброшенному зданию сходство с руинами Помпей.

Парадоксально, но облюбованные дьяволопоклонниками места в Кирилловском лесу связывает не только внимание чернокнижников. Психоневрологическая больница имени Павлова в прошлом была известна как Кирилловская больница: она выросла из богаделен того же самого Кирилловского монастыря, внутренний некрополь которого в XIX веке стал кладбищем. Когда больница имени Павлова еще называлась Кирилловской, в ней консультировал не кто иной, как Петр Эразмович Качковский. Сегодня память об этом, крайности постсоветского духовного поиска, слухи о несчастных случаях на строительстве корпуса психиатрии и рассказы о «мести Бабьего Яра» стали частью мистической истории Киева – пожалуй, одного из самых мрачных ее эпизодов.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Расползаются родимые пятна сталинизма

Расползаются родимые пятна сталинизма

К чему привела идеологическая "контратака" по поводу советского прошлого

0
4421
Цензура и контрабанда

Цензура и контрабанда

Алиса Ганиева

К юбилеям Вольной русской типографии и пишущей машинки

0
1969
Когда бы не было войны

Когда бы не было войны

Рафаэль Гусейнов

Во времена переоценок ценностей необходимо помнить о главных исторических моментах

0
2426
"Спартак", "Динамо", через забор, – и тама"

"Спартак", "Динамо", через забор, – и тама"

Александр Васькин

Про быстроногих футболистов, толпы безбилетников и страстного болельщика Шостаковича

0
1158

Другие новости

Загрузка...
24smi.org