1
2505
Газета Стиль жизни Печатная версия

29.11.2017 00:01:00

Феномен Арбата

Москвичи теперь пробегают в спешке некогда главную улицу

Юлия Егорова

Об авторе: Юлия Романовна Егорова – филолог, экскурсовод.

Тэги: арбат, история, улицы, москва


арбат, история, улицы, москва Когда-то Арбат действительно нельзя было пройти до конца...

В 1997 году я училась в начальной школе. То ли на волне юбилейного года, то ли в действительной любви к Москве Лужков тогда внедрил предмет «Москвоведение». Помню, как мы заучивали кремлевские башни, кольца, бульвары. Ничто тогда не предвещало, что спустя 20 лет и я буду с энтузиазмом рассказывать об этом детям – предмет почил в бозе, и теперь знакомство с историей города (и мировой культурой, которую тоже изъяли из общепредметного списка) всецело ложится на родителей и экскурсоводов. Но ближе к делу.

Учительница спрашивает: «Дети! Какая главная улица в Москве?» Что такое «главная», она не пояснила. В воздух взметнулись маленькие ручки. Маша сказала: «Арбат». Миша сказал: «Арбат». Я сказала: «Арбат». Все хором говорили это слово, как заколдованные. Но учительница молчала нам в ответ, продолжая теперь уже спрашивать по очереди весь класс. Это было похоже на какой-то психологический расстрел. У нас у каждого был всего один патрон с именем Арбат, и он уходил вхолостую, а мы падали, пораженные какой-то страшной неправдой. И вот тогда встал Гриша и сказал слово, которое раздалось, как гром. Он сказал: «Тверская». Наступила тишина. Слышно было, как жужжат лампы и как за окном падают снежинки. «Правильно! – сказала учительница, – молодец, Гриша».

Даже у стены Цоя городских жителей сменили китайские туристы.	Фото РИА Новости
Даже у стены Цоя городских жителей сменили китайские туристы. Фото РИА Новости

Это был удар в спину. Мы все очень расстроились, что Арбат вдруг перестал быть для нас главной улицей. То, что Гриша предал нашу любимую улицу, нас тоже опечалило. Но потом как-то привыкли жить и с осознанием Тверской. Но Арбат был в сердце. И сейчас мне хочется спросить ту учительницу: а права ли она была?

В детстве прогулка по Арбату воспринималась как путешествие в сказку. Я застала его в 90-е с полигоном для творчества, перформансами, как бы сказали сейчас. Художники, фокусники, брейк-дансеры, музыканты – это был настоящий цирк под открытым небом, с размаху завоевавший впечатлительного ребенка. Тут была выставка кошек, где посетителей встречали вальяжные белые персы, тут фокусы показывал смешной дяденька в шляпе, а вот тут играла девочка-скрипачка – она теперь выросла во взрослую тетю, так же как я. «Никогда до конца не пройти тебя», – в детстве я не верила Булату Окуджаве и ходила по Арбату намеренно, иногда даже по два раза, доказывая, что это возможно физически. Ребенок все воспринимает буквально.

Потом Арбат неожиданно стал символом взрослости. Мы пробовали «аскать» – так это называлось, от английского ask – «спрашивать», «просить». Я пела, кто-то бегал со шляпой и собирал деньги. Тогда еще никто не подключал «усилки» и микрофоны, не ставил барабанные установки – горланили как могли. Однажды какая-то женщина из Питера попросила гитару, села на чехол, проорала что-то, не взяв ни одного аккорда, и положила нам сразу 500 рублей со словами: «Я вошла в ваше положение». Тогда это были гигантские деньги. Мелочь сгребалась в кепочку и отдавалась в «Макдоналдсе» мальчику-стажеру. Он несколько раз краснел и белел, пока пересчитывал звякающие рубли и копейки, и в финале выдавал: «Спасибо, что без сдачи».

Ну и конечно, была стена Цоя, дешевый портвейн, ночные гуляния по дворам, юношеский максимализм и прочие мракобесия: стоило завернуть в один из переулков, и там ждала «стекляшка» со всеми необходимыми напитками, рядом мигал небоскребистый, зубастый Новый «Арбат», но у нас была своя жизнь. Мы действительно тогда, можно сказать, жили на Арбате.

Потом было проваленное поступление в Щуку, и Арбат остался редким местом для посещения в студенчестве – все тусовки перебрались в квартиры, на шумные «вписки». Нас часто ждали не на самом Арбате, а около: на спектаклях в ГИТИСе, на лекциях в Литературном, на ночных показах в «Художественном», после которых не спеша сквозь Арбат шли к Смоленской еще в тишине и покое солнечных лучей или в полуночных снежинках.

И долгое время Арбат был в тренде. И даже породил по всей стране своих «клонов». В каждом городе есть свой «Арбат» – это небольшая пешеходная улочка в центре, непременно с сувенирами, кучей самой разной еды, поющими музыкантами, неформалами и входящая в must have путеводителей. Хотя даже по фото трудно отличить московский Арбат от саратовского проспекта Кирова, или нижегородской Покровки, улицы Ленина в Орле, или улицы Баумана в Казани. По ощущениям тоже похоже – вроде ничего особенного, обычная улочка в центре, которую выбрали на кастинге из числа многих и сделали пешеходной. Чаще всего более интересные, аутентичные места находятся где-то не на самой улице, а около. Подобный Арбат – это своеобразный паспорт туристического города. Нет у тебя паспорта – не поедет к тебе турист.

Но многие понимают, что улицы эти откопированы: та же брусчатка, меланхоличное завывание «Ойо» под гитару и туристы, туристы. Создав себе подобных, Арбат как будто стал никому не нужен. Но сам Арбат при этом никуда не делся, кажется, теперь он превратился в чулан забытых явлений. Весь обвешанный лубочными сувенирами, истыканный ростовыми куклами, молящий и просящий флаерами «Приглашаем, приглашаем!..», он теперь заклеймен. Его называют пошлым, попсовым, неинтересным. Молодежь ушла на хипстерские заводы, музыканты – на ставший пешеходным Кузнецкий Мост. Москвичи Арбат теперь пробегают в спешке, и только китайцы с путеводителями фотографируются у Пушкина с Натали, у Булата Окуджавы, у Золотой Турандот. Впрочем, китайцы теперь везде, так что это не показатель.

И винить его в этом невозможно. Наоборот, его даже как-то жаль, как старого друга, с которым разошлись по интересам. И он сам как будто устал от себя такого, туристического, переполненного, словно взывает вернуть к себе трамваи, убрать туристов и воскресить Окуджаву. И не понимает – как из любимого москвичами места вдруг превратился в попсу? Не мы ли сами его таким сделали, улицу с многовековой историей, не раз воспетую стихами и прозой?

И теперь, пробегая иногда по Арбату, чаще в театр, я не обращаю особенного внимания на то, где я: пешеходные зоны в городе умножились, многие из них выглядит значительно свежее и интереснее. Ах, Арбат, мой Арбат, бывшая главная улица, неправильный, но такой страстный ответ в исчезнувшем школьном предмете, что же у нас с тобой теперь случилось? И только вот так, пробегая, кинешь иногда сторублевку какому-нибудь одинокому музыканту и подумаешь про себя: «Я тоже была в вашем положении». 



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Москвичам помогут остаться активными долгие годы

Москвичам помогут остаться активными долгие годы

Татьяна Попова

Общественники предлагают интенсивно развивать столичные проекты, улучшающие жизнь пожилых горожан

0
695
Батареи нового типа

Батареи нового типа

Александр Широкорад

Возрождение артиллерии и укреплений Севастополя после Крымской войны

0
637
"Титаник" не верил в морские суеверия

"Титаник" не верил в морские суеверия

Николай Каланов

Гигантский лайнер был обречен уже с самого начала своей жизни

0
1741
Несистемной оппозиции напомнили о фильтре

Несистемной оппозиции напомнили о фильтре

Дарья Гармоненко

Партия власти начала подготовку к выборам мэра Москвы

1
1571

Другие новости

Загрузка...
24smi.org