0
5356
Газета Главная тема Печатная версия

28.07.2016 00:05:00

С высоты гусиного полета

Сельма Лагерлёф писала не сказку про Нильса, а пособие по географии Швеции

Тэги: швеция, гуси, краеведение, легенды, мифы, география, гномы, лапландия, сказки, детская литература


160728-1-1-T.jpg
Первая женщина, получившая
Нобелевскую премию по литературе
(1909).
Фото Национальной библиотеки
Швеции. 1918

О переводных сказках приходится говорить двояко. И всегда возникает мысль о том, что их уместнее называть «пересказами». Так уж сложилось в русской детской литературе, что наиболее «буквальные», близкие к тексту сказки не имеют такого громадного успеха, как, допустим, книжка «Золотой ключик, или Приключения Буратино» Алексея Толстого, которая является настолько вольным пересказом текста Карло Коллоди «Приключения Пиноккио», что, по сути (и, конечно, благодаря доле лукавства автора), превратилась в самостоятельное произведение. Или, например, как сказка Александра Милна «Винни-Пух и все-все-все», так мастерски переданная Борисом Заходером, что близкий к тексту перевод многие считают скучищем, а оригинальный «мишка» блекнет на фоне упитанного харизматичного русского Винни-Пуха. Или, допустим, как любимая советскими детьми эпопея Александра Волкова «Волшебник Изумрудного города», в которой писатель взял на вооружение лишь идею для завязки сюжета из книги Лаймена Фрэнка Баума «Волшебник страны Оз». Ну а прекрасный Незнайка Николая Носова вначале фигурировал в сказке Анны Хвольсон «Царство малюток».

Однако с книгой «Чудесное приключение Нильса с дикими гусями» шведской писательницы Сельмы Лагерлёф (1858–1940), ставшей первой женщиной, получившей Нобелевскую премию по литературе (1909), история все-таки другая – и весьма своеобразная. Первый перевод 1908–1909 года был выполнен Любовью Хавкиной и сделан не с оригинала, а с немецкого издания. Затем в 1910 году появился перевод Кайранского и Барсуковой, и потом еще один, анонимный. Однако широкую известность сказка получила лишь в 1940 году, когда она была переведена Зоей Задунайской и Александрой Любарской. А совсем уж сумасшедшую популярность принес повести рисованный мультипликационный фильм режиссеров Александры Снежко-Блоцкой и Владимира Полковникова, в котором, кстати, гуся Мартина озвучил Эраст Гарин, Деревянного моряка Розенбома – Георгий Вицин, а Крысу – Сергей Мартинсон… Однако пришло время пояснить, почему мы вообще об этой книге заговорили.

Дело в том, что всем знакомый русский пересказ книги – это все же безусловная адаптация. Книга, сокращенная более чем втрое, конечно, стала в чем-то более яркой, динамичной. Но, увы, она превратилась в простую сказку, утеряв многие глобальные смыслы, изначально заложенные писательницей. И вот вышедший в этом году новый перевод Сергея Штерна – писателя (книга «Наблюдая за голландцами)», переводчика (романы Карла Юхана Вальгрена) и, что интересно, кардиохирурга, родившегося в Саратове, но уже около четверти века живущего в Стокгольме, дает возможность познакомиться с полным переводом текста без изъятий и купюр. В оригинале, кстати, текст носит название «Удивительное путешествие Нильса Хольгерссона с дикими гусями по Швеции». Совсем не лишне тут будет вспомнить историю создания книги, которая многое объясняет.

Один из руководителей Всеобщего союза учителей народных школ Альфред Далин предложил Сельме Лагерлёф создать литературное пособие по географии Швеции для школьников. Выбор не удивителен. В то время писательница уже прославилась своим романом «Сага о Йёсте Берлинге», к тому же раньше была учительницей. Лагерлёф приняла предложение, и, к слову, именно по ее проекту потом появились на свет другие литературные пособия – книги для чтения «Шведы и их вожди» Вернера фон Хейденстама и «От полюса до полюса» Свена Гедина. К работе над «Удивительным путешествием Нильса…» Лагерлёф приступила обстоятельно, попросив Далина узнать в разных уголках страны сведения по образу жизни населения, этнографические и фольклорные материалы. Чтобы пополнить знания, писательница путешествовала по землям Швеции. Но разобраться с материалами – это, может быть, было не такой сложной задачей, как выдумка сюжета, на который натолкнули Лагерлёф «Книга джунглей» Редьярда Киплинга, повесть Августа Стриндберга «Путешествие Счастливчика Пера» и сказка Рихарда Густафсона «Неизвестный рай» о мальчике из Сконе, летавшем по стране с птицами.

Собственно, адаптации в варианте 1940 года (не целиком, но очень во многом) подверглись как раз собранные географические и мифологические (порой довольно пространные) отступления, многочисленные вставные новеллы, где люди взаимодействуют с животными; для книги было выбрано несколько наиболее значимых эпизодов. Среди них – спасение бельчат белки Сирле; освобождение с помощью волшебной дудочки от крыс старой крепости Глимминге; журавлиные танцы на горе Кулаберг; похищение Нильса воронами по наущению лиса Смирре; рассказ о Бронзовом и Деревянном (у них, кстати, есть прототипы: «Бронзовый» – памятник королю Карлу XI, а «Деревянный» – памятник Мате Хиндикссону Розенбому в Карлскруне). При внешнем следовании сюжету «пересказчицы» многое изменили – в оригинале, например, Нильс, чтобы доказать гусям свою смелость и благородство, приносит только родившихся слепых бельчат белке Сирле, которая случайно попала в плен к людям, а в пересказе Нильс спасает одного бельчонка, выпавшего из дупла. Таких «корректив» довольно много, но это мелочи. Главное – не в этом.

Из перевода Сергея Штерна узнаем много важных вещей – о том, что Нильс Хольгерссон был действительно очень жестоким мальчишкой, что родители, оставляя его одного дома, идут в церковь и заставляют его во время их отсутствия учить проповедь о том, что превращенный в гнома мальчик получает прозвище Тумметот, что означает «Большой палец», и так его все и называют во время путешествия, никак иначе. Нравственное перевоспитание мальчишки, попавшего в передрягу, происходит непросто – оно сопровождается массой сомнений и постепенным осознанием, как нелегко приходится зверям, над которыми он издевался, какая сложная жизнь у его родителей. Знаковый момент: корова рассказывает Тумметоту о жизни старой крестьянки, которую дети и внуки оставили одну умирать в деревне. Интересно, что гном, узнав от Акки с Кнебекайсе о спасении белки и бельчат, готов был сразу вернуть Нильсу облик человека, но он сам отказался от этого и захотел лететь с гусями в Лапландию – потому что именно гуси первые увидели его хорошие поступки, полюбили его и готовы были жертвовать ради него своей жизнью. Пожалуй, именно моральное «превращение», воспитание личности в диких, непредсказуемых условиях и является главной темой книги.

Вторая важнейшая тема – это описание географии Швеции, причем сложнейшим образом – с высоты гусиного полета. Понятное дело, что у Сельмы Лагерлёф в реальности не было возможности подняться в воздух на такую высоту и описания приходилось создавать силой воображения. Тем более восхищает описание маневров и полетов над похожими на лоскутное одеяло пашнями земли Сконе, над бушующим морем, над островами Эланд и Готланд. И все описания автор сопровождает красивыми легендами. Например, о том, как Господь позволил святому Перу досотворять провинцию Смоланд, а тот натащил неимоверное количество скал и камней и слепил горы, так как решил, что чем ближе к солнцу, тем лучше. Провинция Блекинге, спускающаяся к морю, представлена в виде огромной лестницы с четырьмя ступеньками, которую в незапамятные времена построили великаны, а остров Эланд образовался из гигантской рухнувшей в море и со временем окаменевшей бабочки.

Одно из образных географических описаний – о встрече земли и моря, которые будто обнимают друг друга: «Сами подумайте: море… огромное, пустынное, ему нечем заняться, кроме как бесконечно катить гигантские серые валы. Вот оно подходит к земле, видит первые шхеры, первые острова и бросается на них, смывает всю зелень, смывает вообще все, что попадается, пока острова не станут такими же серыми и голыми, как оно само. Все-таки развлечение. Со вторым рядом происходит то же самое. И с третьим – острова выглядят так, точно по ним прошлась банда разбойников. Ничего не оставлено. Но островов все больше и больше, они совсем крошечные… и море понимает, что земля выслала ему навстречу малых детей. Просят пощады. И волны делаются пологими, штормы стихают, траве и кустам дозволено расти в расщелинах и на склонах. В конце концов море, будто устав от собственного величия, становится спокойным и ласковым».

И третий важный момент произведения – это взаимоотношения людей и природы. Это выражается не только в воспитании Нильса, который со временем становится благородным героем, выручающим многих тварей из беды, ведь благодаря волшебству, сделавшему его маленьким, он становится ближе к прекрасному языческому миру природы – он понимает не только язык зверей, но даже язык солнца. И через персонифицированное восприятие живого окружающего мира Лагерлёф подводит детей к глобальным экологическим вопросам. Такая проблема поднимается, допустим, в главе «Большое утиное озеро», где люди собираются осушать озеро, и решение их неожиданно меняет история с любимцем семьи, «подсадным» селезнем Ярро: маленький сын отправляется на поиски своего друга, и его пропажу родители воспринимают как знамение. В «Сказании о Карре и Грофелле» (собаке, подружившейся с оленем) описана история Леса, который люди уничтожали из-за добычи в тех краях железной руды…

Стоит добавить, что перевод Сергея Штерна в художественном отношении совершенно не уступает переводу Зои Задунайской и Александры Любарской. Он только вдобавок расставляет все по полочкам и возвращает книге утерянные смыслы. Так что, можно сказать, с возвращением Тумметота, господа!    


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


14 самолетов Gripen E оказались невостребованными ВВС Швеции

14 самолетов Gripen E оказались невостребованными ВВС Швеции

0
388
Лось по имени Достоевский

Лось по имени Достоевский

Александр Гальпер

Литературные истории о феминизме, постмодернизме и таксисте-венерологе

0
1273
Фигурные почеркушки

Фигурные почеркушки

Станислав Секретов

Читатель Крусанов на дистанции от Гумилева до Романа Богословского

0
524
У нас

У нас

0
1041

Другие новости

Загрузка...
24smi.org