0
3024
Газета Я так вижу Печатная версия

05.04.2018 00:01:00

Почему против Халифы Хафтара ополчились бывшие союзники

Попытки Египта склеить остатки ливийской армии провалились

Равиль Мустафин

Об авторе: Равиль Зиннатуллович Мустафин – журналист-международник.

Тэги: египет, ливия, хафтар, каддафи, лна


египет, ливия, хафтар, каддафи, лна Фото Nikita Shvetsov/Anadolu Agency/Getty Images

Попытки египтян помочь ливийцам склеить остатки их былой армии и возродить под своей эгидой единые вооруженные силы провалились. Выдвинутую летом прошлого года инициативу Каира успешно торпедировал резко активизировавшийся в последнее время Катар. Он сделал это руками лидеров мисуратской и зинтанской военно-политических группировок, создавших на днях новый альянс в Ливии. Примечательно, что ранее зинтанцы считались надежными союзниками главкома Ливийской национальной армии (ЛНА) Халифы Хафтара. Их последующий и довольно неожиданный дрейф в сторону заклятых врагов фельдмаршала мог произойти в силу того, что их просто перекупила Доха.

Напомним, первые пять встреч, организованных египтянами в Каире с прошлой осени по февраль 2018-го, прошли без особых проблем. Удалось собрать вместе около 20 в основном бывших офицеров армии Муаммара Каддафи, занимающих ныне ключевые должности в правительстве национального единства (ПНЕ) Фаиза Сараджа, ЛНА и мисуратской группировке. Пока речь шла о таких общих вопросах, как организационная структура будущих ВС, их численность, порядок комплектования, все шло более или менее нормально. Но как только дело касалось конкретики, прежде всего назначения на высшие командные должности, переговоры заходили в тупик. Естественно, основные баталии разворачивались вокруг кандидатуры Хафтара.

Против предложений о его возможном назначении на должность главкома будущих ВС или министра обороны резко выступали даже не столько представители правительства из Триполи, сколько мисуратовцы. В вину главкому ЛНА ставили его дружбу с Египтом, неоправданную жестокость при продолжающейся осаде Дерны, ставшей анклавом исламистов. Хафтара называли диктатором, который видит себя новым Каддафи, ловкачом, до поры отсиживавшимся в Америке, а потом приехавшим «на все готовое». Серьезные обвинения были связаны с тем, что созданную им ЛНА Хафтар превратил в семейное предприятие, назначив на ключевые посты родственников и передав командование наиболее боеспособными частями в руки троих сыновей. Конечно же, Хафтару припомнили и то, что долгое время он практически закрывал глаза на «проделки» своих подчиненных, практиковавших пытки и массовые расстрелы без суда и следствия подозреваемых в терроризме. Неудивительно, что на шестую встречу военных в Каир приехали только делегации ЛНА во главе с начальником штаба главного командования Абдерразаком Надури и ПНЕ – с начальником генштаба Ливийской армии Абдеррахманом ат-Тауи.

Противники Хафтара готовили свой форум. Через 10 дней после урезанной каирской встречи в Зинтан прибыла представительная делегация из Мисураты. Судя по итоговому заявлению, лидеры обеих группировок не только обсуждали те же вопросы, что и на каирских встречах, но и пришли практически к одинаковым выводам: о необходимости восстановления ливийской государственности и строительства единых ВС, их обязательной подчиненности гражданским органам власти, а также борьбы с терроризмом. 

Правда, были и нюансы. Зинтан и Мисурата высказались в пользу того, чтобы включить «революционных бойцов», то есть участников восстания против Каддафи в ряды военной организации под контролем местной власти. По сути, речь идет о том, чтобы оставить систему, которая сложилась вскоре после свержения Каддафи, такой, какая она есть. А это значит, что ни о каком возрождении государственности, создании единых ВС не может быть и речи. К чему эта система привела, можно видеть на примере Киренаики и Триполитании. Если на востоке страны Хафтар навел порядок, то запад почти целиком погружен в анархию. Любой племенной вождь или глава клана, не говоря уже о криминальных авторитетах, творит все что хочет на подконтрольных ему территориях благодаря таким подвластным ему милициям.

Созданные во время восстания против Каддафи из джихадистов и откровенных бандитов милиции быстро консолидировались. Одни захватывали институты власти, госкомпании, инвестиционные фонды, банки, даже отдельные министерства. Другие ударились в чистый криминал – наркобизнес, контрабанду. Первое переходное правительство, состоявшее из уголовников и джихадистов, выдавало зарплату всем, кто воевал против Каддафи. В Ливии возникла смешанная система безопасности, когда наряду с официальными, но очень слабыми армейскими и полицейскими силами, существовали мощные и хорошо вооруженные милиции. В конечном счете все закончилось развалом страны и ее фрагментацией, утратой централизованной власти, проблемами с бюджетом.

Главный смысл произошедшего в Зинтане события в том, что создан новый союз, направленный как против Хафтара, так и на срыв поэтапного плана урегулирования ливийского кризиса, подготовленного спецпредставителем генерального секретаря ООН по Ливии Гасаном Саламе. Заодно целили и в Египет, чтобы ограничить его влияние на события в Ливии. Этот шаг отражает неуверенность многих ливийских акторов в своем будущем, в том числе и серьезные опасения Зинтана и Мисураты, их нежелание сдавать свои позиции, стремление сохранить власть и влияние.

Неслучайно дискуссия развернулась вокруг роли и места армии. Она всегда играла важнейшую роль в жизни государств, которых раньше относили к третьему миру. Ливия не исключение. Единственной силой, которая в состоянии сегодня гарантированно обеспечить выполнение всеми ливийцами поэтапного плана ООН, может быть единая и сильная армия. К сожалению, этой силы как раз никому и не хватает, в том числе Хафтару. Слишком много у него влиятельных противников внутри страны и за ее пределами.

Москва старательно выдерживает нейтралитет, лавируя между основными центрами во многом призрачной ливийской власти. Возможно, в этом есть смысл, если учитывать неопределенность ливийской обстановки и нежелание России обострять из-за Ливии и без того сложные отношения с западными державами, а также с Турцией. Вместе с тем возникает сомнение: не слишком ли мы осторожничаем? Представить себе, что все ливийцы будут готовы согласиться с итогами планируемых на конец года парламентских и президентских выборов, просто невозможно. Хотя многие ливийские политики в последнее время, как мантры, повторяют слова о своей поддержке «дорожной карты» Гасана Саламе, это не значит, что все они верят в ее успех. Если план ООН лопнет как мыльный пузырь, не начнется ли в Ливии новый раунд гражданской войны?


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Первые жертвы оружия нового поколения

Первые жертвы оружия нового поколения

Анатолий Цыганок

Анализ результатов применения информационных технологий в войнах и конфликтах XXI века

0
1275
Халифа Хафтар удивил участников форума в Палермо

Халифа Хафтар удивил участников форума в Палермо

Равиль Мустафин

Стороны конфликта в Ливии не захотели слушать друг друга

0
1067
Маршалу Хафтару может помочь ЧВК Вагнера

Маршалу Хафтару может помочь ЧВК Вагнера

Владимир Мухин

Москве нужно, чтобы порты и терминалы Ливии были под контролем надежного союзника

0
1390
В Палермо обсудят будущее Ливии

В Палермо обсудят будущее Ливии

Равиль Мустафин

В конференции не будет участвовать маршал Хафтар

0
797

Другие новости

Загрузка...
24smi.org