0
571
Газета В мире Печатная версия

20.12.2005

Доверие к газопроводу будет восстановлено

Тэги: эрлер, германия, сег, шредер

В эксклюзивном интервью «НГ» государственный министр германского МИДа (первый заместитель министра иностранных дел) Гернот Эрлер поделился своим взглядом на перспективы российско-германских отношений при новом канцлере ФРГ Ангеле Меркель.

– Господин Эрлер, как рассматривается в МИДе и бундестаге деятельность Герхарда Шрёдера в комитете акционеров германо-российского предприятия по сооружению Северо-Европейского газопровода?

 

– Новое правительство, так же как и старое, поддерживает проект этого газопровода. Мы очень рады, что благодаря диверсификации сети газопроводов будет обеспечена энергетическая безопасность всей Европы. Однако германское правительство не позволит себе вмешиваться в вопрос о том, кто будет в комитете акционеров этого консорциума. Это, с одной стороны, решение всех задействованных в проекте предприятий, с другой стороны, решение бывшего канцлера. Он закончил свою политическую карьеру и теперь сам решает, чем ему заниматься. Я не вижу необходимости высказывать мнение федерального правительства по этому вопросу.

 

– Какую роль будет играть этот газопровод в будущем сотрудничестве между Россией и Германией и ЕС? Какие последствия он будет иметь для отношений наших стран, учитывая, что Германия провозгласила новую политическую линию в отношении Польши и стран Балтии?

 

– Я думаю, что европейцы должны быть рады, что этот проект смог осуществиться, поскольку у нас стремительно растет спрос на энергоносители. Этот проект внесет вклад в энергетическую безопасность Европы, и это полностью соответствует европейским интересам. При этом открытой остается возможность прокладки дальнейших трасс. Поляки, например, знают, что ЕС готов даже профинансировать плановые издержки по строительству газопровода «Ямал-2» и так называемой янтарной линии. Их строительство обсуждается сейчас Польшей.

Однако нам стало известно, что решение частных промышленных предприятий о прокладке трассы натолкнулось на критические вопросы и непонимание в странах Балтии и в Польше. Поэтому канцлер Меркель во время своего визита в Польшу внесла предложение, которое было положительно воспринято, создать рабочую группу для обсуждения всех этих вопросов, включая возможные ответвления газопровода для потребителей в странах Балтии и в Польше, что было бы технически возможно. Таким образом будет внесен вклад в установление доверия к Северо-Европейскому газопроводу.

 

– Новое правительство ФРГ делает свои первые шаги на международной арене. Какие изменения, на ваш взгляд, претерпит политика Берлина в отношении Москвы и как будут развиваться отношения между Ангелой Меркель и Владимиром Путиным?

 

– В коалиционном договоре, подписанном ХДС/ХСС и СДПГ, мы наметили главную линию международной политики, которая содержит много пунктов, знакомых со времени прежнего правительства. И это положительно, ведь преемственность успокаивает и укрепляет доверие. С Россией у нас очень хорошая база для удачного развития межгосударственных отношений. И в коалиционном договоре подчеркивается, что мы хотим и впредь поддерживать хорошие отношения с Москвой и развивать стратегическое партнерство между Россией и ЕС. Это подразумевает прежде всего экономическое сотрудничество. Но Германия заинтересована и в модернизации России.

При решении сложных конфликтных ситуаций, например на Северном Кавказе, Германия готова поддерживать Россию. Предложение Германии и ЕС оказывать поддержку в стабилизации региона остается в силе. Канцлер Ангела Меркель уже фактом назначения своего визита в Россию на середину января – а это очень ранний срок – подтвердила желание лично играть в этом решающую роль.

 

– Какие ожидания связываются с визитом Ангелы Меркель в Москву?

 

– По всей вероятности, речь будет идти о необходимости прогресса в отношениях между Германией, ЕС и Россией. Мы конкретно заинтересованы в том, чтобы говорить не о структурных проблемах, а о конкретных положительных шагах в рамках четырех общих пространств, которые наметили ЕС и Россия. Будет идти речь о планах России и ЕС по истечении срока действия Соглашения о партнерстве и сотрудничестве в 2007 году.

Кроме того, возможно обсуждение вопросов, связанных с председательством России в «большой восьмерке» в 2006 году и председательством Германии в Евросоюзе в первом полугодии 2007 года, о том, как мы сможем использовать свое положение для углубления сотрудничества.

 

– Не произойдет ли охлаждения в отношениях между лидерами двух стран?

 

– Необходимо ясно сказать одно: личная дружба между российским президентом и бывшим германским канцлером была с точки зрения международной политики незаурядным и единственным в своем роде фактом. Поэтому нельзя говорить об охлаждении отношений. Сейчас существуют хорошие предпосылки для беспроблемного взаимопонимания между канцлером и президентом. Госпожа Меркель знает русский язык, господин Путин владеет немецким, здесь будет даже двойная возможность взаимопонимания. Однако ясно, что именно эта очень личная дружба оказывала в последние годы сильное влияние на политику. И невозможно будет ожидать продолжения этого в новой ситуации. Но ведь никто этого всерьез и не ожидал!

 

– В Германии часто можно слышать, что канцлер Шрёдер в угоду Путину закрывал глаза на нарушение прав человека в России. Германские СМИ приводят в пример ситуацию в Чечне или дело ЮКОСа. Какое место будут занимать вопросы прав человека, демократии и гражданского общества во внешней политике нового правительства?

 

– Вы совершенно правы в том, что общественность Германии пристально следит за процессом реформ в России. И конечно же, мы задаемся вопросом о роли гражданского общества в России. Актуальный повод говорить об этом – проект закона о неправительственных организациях. Уже давно Германия и Россия довольно оживленно обсуждали этот закон, затем это обсуждение продолжилось в Совете Европы. Россия запросила мнение Совета Европы, которое и было представлено. Президент Путин сказал тогда, что все замечания будут учтены. Сейчас уже видны перемены, по крайней мере в статусе иностранных фондов в России.

Мы, конечно, надеемся, что на Западе и в Германии в том числе не возникнет нового негативного восприятия России из-за нерешенных проблем гражданского общества и неправительственных организаций. Вопрос о роли гражданского общества в России для нас очень важен, и российский президент был открыт для обсуждения этой темы. А это-то и является отличительной чертой германско-российских отношений. С нашей точки зрения, обсуждение отношений между государством и гражданским обществом и формирование законодательной базы для этого играют очень важную роль.

 

– Канцлер Шрёдер старался не говорить о правах человека, чтобы не создавать напряжения в российско-германских отношениях?

 

– Я должен вас немного поправить. Герхард Шрёдер сказал, что он не будет во всеуслышание критиковать президента Путина. Но я точно знаю, что в отсутствие публичной критики все же было невероятно много дискуссий именно по вопросам реформ, прав человека, конфликтов на Северном Кавказе. И не случайно, что в этой сфере присутствовала политическая последовательность: германские и впоследствии европейские политики поддержали ответ Путина на трагедию в Беслане. Президент признал и понял, что слабое экономическое и социальное развитие в регионе создает почву для появления экстремистов и террористов и что правильный ответ на это – стабилизация ситуации, создание перспектив развития региона. В этом его поддержала Германия. Для этого были разработаны программы в рамках ЕС. Это означает, что мы не остановились на критике. Мы предоставляли конкретную помощь. Акцент германской и европейской политики ставится четко на стабилизации экономической и социальной ситуации, улучшении системы здравоохранения, а также на расширении помощи по желанию российской стороны. Мы получили положительные сигналы во время последнего саммита ЕС–Россия.

 

– Соответствует ли утверждение, что ось Париж–Берлин–Москва больше не будет существовать, общему внешнеполитическому курсу большой коалиции?

 

– Если бы такая ось существовала! Сообщения о том, что есть предпосылки для ее существования, вызвали беспокойство у других соседей Германии, причем именно у тех стран, которые географически расположены между Германией и Россией. Нынешнее правительство Германии хотело бы избежать каких-либо недоразумений. Прежде всего это касается Польши.

Я лично считаю, что такой оси никогда не существовало. Ясно, что тесное германско-французское сотрудничество важно для европейского прогресса. Ясно, что и хорошее сотрудничество России и Германии, а также России и Франции необходимо и должно расширяться. Но это не дает никакого права говорить о какой-то там оси.

 

Берлин


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Противники сближения России и Германии пытаются торпедировать встречу Путина  с Меркель

Противники сближения России и Германии пытаются торпедировать встречу Путина с Меркель

Олег Никифоров

Насколько информационные атаки СМИ повлияют на исход саммита глав двух стран

0
1850
Немцы прониклись идеей "Зарождения"

Немцы прониклись идеей "Зарождения"

Олег Никифоров

Новое левое движение получает поддержку избирателей

0
915
Немцы делают гешефт на скандалах

Немцы делают гешефт на скандалах

Олег Никифоров

Экспорт дизельных автомашин из Германии растет

0
755
Фото недели. "Команданте" Шойгу рассчитывает на мирное оружие и "немецких дедушек"

Фото недели. "Команданте" Шойгу рассчитывает на мирное оружие и "немецких дедушек"

0
761

Другие новости

Загрузка...
24smi.org