0
3712
Газета В мире Печатная версия

27.10.2015 00:01:00

КАРТ-БЛАНШ. Токио разглядел в Улан-Баторе стратегического партнера

Развитие сотрудничества Японии с Монголией нацелено на противодействие Китаю

Валерий Кистанов

Об авторе: Валерий Олегович Кистанов – руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН.

Тэги: япония, монголия, сотрудничество, экономика, инвестиции, китай


япония, монголия, сотрудничество, экономика, инвестиции, китай Фото Reuters

Как-то в начале 2000-х на одном солидном приеме в Токио, где присутствовали видные деятели политического и делового мира, дипломаты, а также звезды шоу-бизнеса и спорта, друзья-японцы подвели меня к одетому в парадное кимоно и с характерной прической мужчине внушительных габаритов – борцу сумо. Он тут же огорошил меня, спросив на чистом русском: «Как тебя зовут?» Оказалось, что это монгол, изучавший русский язык в одной из средних школ в Улан-Баторе. К тому времени монгольские сумоисты уже успели занять свою нишу на Олимпе самого популярного и весьма доходного для успешных спортсменов национального вида борьбы в Стране восходящего солнца. А некоторые из них благодаря этому стали героями у себя на родине и получили высшие государственные награды. В тот момент связи по линии сумо были, пожалуй, самой заметной сферой японо-монгольских отношений. Однако с той поры ситуация кардинально изменилась, о чем свидетельствует только что закончившийся визит в Монголию премьер-министра Японии Синдзо Абэ.

Это уже вторая поездка действующего японского премьера в Монголию. Первую он совершил еще в начале своего второго срока – в марте 2013 года. А глава правительства и президент Монголии четырежды посещали Токио с момента повторного прихода Абэ к власти в декабре 2012-го.

В ходе визита японского лидера в Улан-Батор он и его монгольский визави Чимэдийн Сайханбилэг договорились развивать экономическое сотрудничество, опираясь на соглашение о свободной торговле, подписанное еще в феврале 2015 года. Абэ был также принят президентом Монголии Цахиагийном Элбэгдоржем.

Выступая на совместной пресс-конференции, премьер Монголии объявил, что его страна завершила необходимые законодательные процедуры, открыв дорогу к введению в действие указанного соглашения, возможно, уже весной следующего года. Абэ сказал, что японское правительство получило одобрение соглашению о свободной торговле с Монголией еще раньше – на сессии парламента, закончившейся в сентябре.

Усиление экономического сотрудничества Японии с Монголией, как представляется, имеет целью прежде всего противодействие растущему влиянию Китая в этой стране, особенно в тот момент, когда монгольская экономика, состоящая в основном из добывающей промышленности, испытывает трудности в связи с падением цен на природные ресурсы. Экономика Монголии уже чрезмерно зависит от Китая как в сфере инвестиций, так и в сфере торговли. На КНР приходится примерно половина всех иностранных инвестиций в стране. По данным сайта японского посольства в Улан-Баторе, в 2013 году Китай занимал первое место во внешней торговле Монголии: объем ее экспорта в Поднебесную составил 3,71 млрд долл. (86,8% всего вывоза за рубеж). Основными монгольскими товарами, поставляемыми на китайский рынок, являются цинк, медь, железная руда и коксующийся уголь. Между Улан-Батором и Пекином интенсивно развиваются также политические и культурные связи.

Очевидно, что Токио не хотел бы, чтобы Китай – основной конкурент Японии в борьбе за сырьевые ресурсы мира и главный геополитический противник – монополизировал полезные ископаемые своего северного соседа и полностью вовлек бы его в орбиту своего экономического и политического влияния, особенно в свете растущего по всем азимутам японо-китайского противоборства в Азии. Понятно также, что и Улан-Батор не заинтересован складывать все яйца в китайскую корзину: в частности, Сайханбилэг сообщил, что он и Абэ достигли соглашения о сотрудничестве в развитии угольного месторождения «Таван-Толгой» – основного и самого лакомого для иностранных компаний проекта на юге страны. По просьбе монгольской стороны японский премьер обещал также изучить возможность строительства Японией железнодорожной сети в бескрайних монгольских степях.

Особо следует отметить тот факт, что Абэ, касаясь двустороннего сотрудничества в сфере безопасности, заручился поддержкой Монголии в деле расширения международной роли японских Сил самообороны в соответствии с недавно принятыми в Японии законами, которые, кстати, вызвали резкую критику со стороны Пекина. Абэ также призвал к стратегическому диалогу двух стран и США (как же без них в стране, граничащей только с Россией и Китаем? – В.К.). Кроме того, он в целом резко повысил статус двусторонних связей, заявив, что, разделяя базовые ценности, Япония и Монголия являются важными стратегическими партнерами.

Наконец, японский премьер не преминул воспользоваться тем обстоятельством, что Монголия в отличие от Японии имеет дипломатические отношения с Северной Кореей, и попросил содействия Улан-Батора в решении болезненной для японской общественности проблемы японцев, похищенных спецслужбами КНДР в 1970–1980-е годы.

Судя по всему, дело идет к тому, что на волне развития разноплановых отношений японский язык может со временем стать одним из самых популярных в Монголии. После китайского, разумеется. Ну а русский язык, как и сама Россия, под напором Китая, Японии и ряда стран Запада, похоже, все больше оттесняется на периферию интересов этой, находящейся в российском подбрюшье и в центре евро-азиатского пространства страны. А ведь когда-то Монголия считалась чуть ли не необъявленной республикой Советского Союза. Кстати, говорят, многолетний руководитель МНР Юмжагийн Цеденбал предлагал сделать свою родину таковой не на словах, а на деле (может, еще и потому, что был женат на русской. – В.К.), но получил отказ Москвы, имевшей тогда на этот счет свои соображения.

А Абэ, завершив блиц-визит в несостоявшуюся республику СССР, отправился в турне по пяти среднеазиатским государствам, в которые четверть века назад были превращены бывшие в реальности советские республики. Основная цель поездки – более глубокое освоение Токио экономического и геополитического поля Центральной Азии, которая, по мнению японских экспертов, уже стала «задним двором Китая».


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Экономика России не дотянула до потенциала

Экономика России не дотянула до потенциала

Анастасия Башкатова

Страна потеряла в этом году как минимум 4 триллиона рублей

0
1490
Правительство повернуло не в ту сторону

Правительство повернуло не в ту сторону

Анатолий Комраков

Позитивно мыслящих граждан стало гораздо меньше

0
1826
Пекин переходит  в наступление

Пекин переходит в наступление

Александр Храмчихин

Китай продолжает выдавливать Россию и Индию из их традиционных зон влияния

0
4562
Страна на пороге телевизионной революции

Страна на пороге телевизионной революции

Анатолий Комраков

Чиновники ищут, на кого свалить новый очаг внутренней напряженности

1
2821

Другие новости

Загрузка...
24smi.org