0
847
Газета В мире Интернет-версия

11.08.2019 18:12:00

Договорятся ли талибы с Вашингтоном

Афганистан накануне нового этапа "большой игры" между США, Россией, Китаем и Ираном

Гаус Джанбаз

Об авторе: Гаус Джанбаз – независимый афганский политолог.

Тэги: афганистан, талибан, талибы, сша, пакистан, гани, трамп


Разговоры о мире в Афганистане вновь оказались перед исторической дилеммой. На этот раз надежды и ожидания кажутся весьма великими. Поступающие сведения из столицы Катара свидетельствуют о том, что американцы и представители «Талибана» (организация запрещена в РФ), скорее всего, смогут договориться о завершении первой фазы переговоров и подписать «некий прелиминарный документ».

Красна черта – республика

Последний визит в Кабул специального представителя Государственного департамента США по мирному урегулированию в Афганистане Залмая Халилзада, длился ровно 9 дней. За это время он провел обстоятельные беседы с действующим президентом Афганистана Ашрафом Гани. Имеющаяся информация говорит о том, что президент Гани по итогам продолжительных бесед с Халилзадом обозначил перед ним следующие принципиальные моменты, отступать от которых он и его команда не намерены:

– большинство народа Афганистана не желает реставрации в стране средневекового  талибского Эмирата,

– формирование в стране временного и/или переходного правительства недопустимо,

– занять «Арг» (президентский дворец в Афганистане) можно только приняв участие в выборах главы государства,

– сохранение республиканского строя и демократических институтов управления государством является красной чертой, переход которой невозможен.

Перед отъездом в Доху на встречу с талибами Халилзад сделал краткую остановку в Исламабаде, встретившись и переговорив с премьер-министром Пакистана Имран Ханом, после чего сразу же вылетел в столицу Катара.

Очередной, восьмой по счету раунд переговоров с «Талибаном» начался в субботу 3 августа. В преддверии этого раунда американская сторона заявила о том, что с 2020 года приступит к постепенному выводу своих войск с территории Афганистана. Некоторые источники даже назвали конкретную цифру выводимых из страны американских военнослужащих – от 6 до 8 тыс. чел. из имеющегося 14-тысячного контингента, которые, вероятно, могут быть выведены в течение 2020 года.

Вместе с тем, спецпредставитель Залмай Халилзад указал, что целью переговоров его делегации с талибами не является достижение каких-либо соглашений относительно вывода войск из Афганистана. Готовящийся документ, по его словам, будет охватывать «исключительно вопросы о мире и начале прямого диалога противоборствующих сторон». Таким образом, в будущем документе будет отсутствовать пункт о выводе войск, ибо американцы заявили об этом заранее, назвав даже время и приблизительное количество выводимых военнослужащих. Так что талибы не могут записать себе в актив, что это они вынудили американцев вывести свои войска из Афганистана. Между тем, сам процесс вывода будет обусловлен конкретными мероприятиями, которые и станут отчасти согласовываться с «Талибаном». В то же время, американцы отмечают, что «если Вашингтон сочтет, что условия для вывода войск еще не наступили, в таком случае с выводом войск, очевидно, спешить не станут».

Мало искренности и много вопросов

Центральной темой сегодня по-прежнему остается вопрос о том, какова вероятность достижения договоренности между американским эмиссаром и катарскими талибами? Ожидается, что первым ощутимым достижением такого согласия должно стать заявление о прекращении огня. Затем должен последовать прямой межафганский диалог, прежде всего с правительством страны.

Между тем, президент Афганистана Мохаммад Ашраф Гани, касаясь возможного начала «межафганского диалога», заявил, что у его предвыборной команды «Строители государства» имеется соответствующая программа, и что он и его сторонники готовы за ее реализацию бороться. В то же время действующий президент подчеркивает, что он и большинство афганцев «согласятся только с достойным миром, который сохранит действующий республиканский строй, обеспечит честь и достоинство наций, территориальную целостность и государственную преемственность Афганистана».

В этой связи, возникают следующие вопросы: какова будет роль афганского правительства после американо-талибского «переговорного процесса»? Какова формула проведения так называемого «межафганского диалога»? Насколько подобный «диалог» может устранить опасения, что страна вновь не окажется в объятиях новых, более непредсказуемых, кровавых кризисов? Открытым остается и вопрос об искренности как американской, так и пакистанской стороны (учитывая, что Пакистан является главным покровителем и спонсором «Талибана»).

В целом складывается такое впечатление,  что на самом деле пока отсутствуют какие-то конкретные, реальные цели и рамки проводимых вот уже восьмой месяц переговоров. Бросаются также в глаза существенные разногласия между переговорщиками:

– талибы неустанно называют себя представителями «Исламского Эмирата Афганистана» (ИЭА), в то время как законно-действующее правительство Исламской Республики Афганистан (ИРА) еще никто не отменял. Наличие в одной государственной географической реальности двух «правительств» является нонсенсом;

– «Талибан», позиционируя себя «Исламским Эмиратом Афганистана», заявляет об отказе признавать и вести переговоры с правительством Афганистана в Кабуле. В то же время, американские представители длительное время (как минимум, на протяжении восьми месяцев) проводя с талибами переговоры, не всегда обращали внимание на законно действующее правительство в Кабуле, которое  напомним, является стратегическим партнером Вашингтона;

– парадоксально, что президент Дональд Трамп встречается в Белом доме с премьер-министром Пакистана, руководителем государства, которое, по мнению афганского руководства, поддерживает и направляет террористов самых разных мастей в Афганистан, не находит времени встретиться с высшим руководством Афганистана, подчеркнем еще раз, государства, являющегося стратегическим партнером Вашингтона.

Оценивая сложившуюся ситуацию, возникают и другие вопросы. Что на самом деле скрывается под запутанным словосочетанием «межафганские переговоры»? Означает ли это, что «все» афганцы должны между собой вести переговоры? Другими словами, сторонами этих переговоров должны быть законное правительство Афганистана в Кабуле, народ страны и движение «Талибан»? Или же, как говорится, возможны варианты?

Четкого определения термина «межафганские переговоры» до сих пор не имеется, каждая заинтересованная сторона трактует его по-своему. Правительство Афганистана настаивает, чтобы миссия Халилзада наконец создала бы условия для организации прямых встреч представителей правительства с талибами.

Эксперты,  между тем, едины во мнении, что американцы желали бы как можно скорее закрыть основную главу своего пребывания в Афганистане и тем самым существенно уменьшить свои военно-экономические расходы.

Вместе с тем, остается открытым вопрос, как и какой ценой американцы намерены достичь обозначенных целей? Американская администрация очень заинтересована, как было сказано выше, уменьшить огромные ежедневные затраты, которые несут США на афганской земле. Им также важна безопасность выводимых из Афганистана воинских частей. Исходя из противоречивого поведения представителей американской администрации, иногда создается впечатление, что Вашингтон в конце концов объявит афганцам: «Вы как хотите сами между собой договаривайтесь, а мы со своей стороны примем любое ваше решение».

Южно-Азиатская стратегия Трампа: ставка на экспромт

Эксперты хорошо помнят, как администрация Дональда Трампа спустя почти год после прихода к власти и проведения «глубоких размышлений», выдвинула идею так называемой «новой стратегии в Южно-Азиатском регионе». Специалисты с самого начала отмечали ущербность и бесперспективность новой политической линии американской администрации по целому ряду причин.

Самым активным политическим игроком новой стратегии оказался бывший посол США в Кабуле и ООН Залмай Халилзад. Посол Халилзад долго оглядывался по сторонам, неустанно колесил по столицам стран региона и за его пределами, встречаясь со всеми действующими политическими сторонами. По поведению Халилзада было очевидно, что он по большей части действует экспромтом, а так называемая «Южно-Азиатская стратегия» наполняется содержанием по ходу визитов американского дипломата.

Как было отмечено выше, отправляясь на восьмой раунд переговоров с «Талибаном», Халилзад провел многочасовые беседы с президентом Афганистана Ашрафом Гани, по итогам которых, выступая перед журналистами, заявил: «Я выступаю за хороший мир».

Наблюдатели в Катаре, между тем, убеждены, что на этот раз Халилзад озвучит талибам «суть» длящихся вот уже восьмой месяц переговоров, а именно, что фаза так называемых «межафганских переговоров» завершена и что настало время прямого диалога с представителями правительства Афганистана. При этом  наблюдатели отмечают, что талибам будет сказано примерно следующее: «Вы вольны как угодно себя называть – движением, эмиратом, партизанской группировкой… Важно, что от этого суть вашего реального статуса не изменится».

Тем временем, правительство Афганистана составило список членов делегации, состоящей из 15 человек, которая  в ближайшее время вылетит в Катар на встречу к талибам. По имеющимся сведениям, в состав делегации вошли представители правительства, влиятельных  политических партий и организаций, старейшины. К слову сказать, нынешний список не похож на предыдущий, который из-за его многочисленности некоторые наблюдатели назвали «толпа, идущая на свадьбу».

Таким образом, можно констатировать, что политический проект под названием «межафганские переговоры», который усиленно лоббировали некоторые внутриполитические и внешнеполитические игроки, преследовавшие цель изолировать законное правительство страны в Кабуле, потерпел фиаско и больше не представляется актуальным.

Пакистан как главное препятствие

Министр иностранных дел Пакистана Шах Махмуд Курайши после очередного обострения индо-пакистанского кризиса заявил, что «решение афганского вопроса и завершения там войны прямо связаны с проблемой Кашмира». Расчетливое военное руководство Пакистана как всегда хотело бы получить максимум дивидендов от создавшейся ситуации: с одной стороны, оно под жестким давлением американцев и катарцев вынуждено призвать своих подопечных-талибов к максимальной гибкости и уступчивости, с другой стороны, Исламабад обращается к правительству США с призывом «вмешаться» в «Кашмирский кризис» и выступить посредником в его решении, иначе якобы это отрицательно скажется на мирном урегулировании афганской проблематики.

Несмотря на то, что спецпосланник США Залмай Халилзад, фактически прервав начавшийся восьмой раунд переговоров с талибами в Дохе, вылетел в Нью-Дели, можно не сомневаться, что Вашингтон в настоящее время не станет оказывать активное посредническое содействие по «кашмирскому досье», да и индийцы категорически не приемлют иностранное вмешательство в этом вопросе.

Между тем стало известно о высылке посла Индии из Исламабада, понижении уровня политического и торгово-экономического диалога между двумя странами. Исламабад также вновь закрыл свое воздушное пространство афганским и индийским авиакомпаниям, лишив их возможности совершать гражданские авиаперелеты в оба направления над территорией Пакистана.

Пакистанская сторона в настоящее время сталкивается, по меньшей мере, с тремя проблемами, которые она сама же в угоду своим корыстным целям создала.

Первая проблема – на каких условиях уговорить приостановить боевые операции в Афганистане боевиков «сети Хаккани» – самой воинственной и хорошо организованной террористической группировки в «Талибане», непосредственно подчиняющейся пакистанским спецслужбам.

Вторая проблема – в настоящее время не все боевики «Талибана», находящиеся в стратегически важной южной афганской провинции Гельманд, подчиняются Исламабаду. По имеющимся данным, большая часть гельмандских полевых командиров, да и определенная часть боевиков, получают финансовую помощь и подкрепление от иных зарубежных стран, а также от реализации наркотиков, которые выращиваются в Гельманде.

И, наконец, третья проблема – новое обострение индо-пакистанского застарелого конфликта в Кашмире. Пакистанские власти под давлением Вашингтона и Дохи пытаются перенаправить внимание большей части боевиков-талибов от Афганистана в сторону Кашмира, готовя их к террористическим атакам против индийцев в приграничных районах.

Между тем в понедельник, 5 августа, солидная делегация сотрудников американских спецслужб и Госдепа прибыла в Исламабад, чтобы провести обстоятельные переговоры с пакистанскими властями о способах реализации вероятных договоренностей.

В рамках будущего «прелиминарного документа», «Талибан» получит обещание на пакет финансовой помощи для реабилитации и интеграции боевиков в гражданскую жизнь в размере от 8 до 10 млрд долл. Эта сумма будет выделена группой стран – США, Япония, Южная Корея, Австралия, Евросоюз… По различным данным, в Афганистане в настоящее время в рядах «Талибана» в боевых действиях принимают участие свыше 40 тыс. боевиков. «Документом» также предусматривается создание некоего «Высшего совета при президенте Афганистана по проведению государственной реформы и управлению». В состав этого Совета, а также в кабинет министров страны войдут члены движения «Талибан».

Интересы США и «большая игра» в регионе

Не секрет, что США в Афганистане участвуют в «большой игре», в которой их главными соперниками являются Россия, Китай и Иран. Исходя из степени интенсивности соперничества с указанными  государствами, США, как правило, проводят коррекцию своей тактики и стратегии в данном регионе. В этой связи нам представляются маловероятными рассуждения о том, что войска США в полном объеме в обозримом будущем покинут этот регион. Оставление региона означало бы для Штатов стратегический проигрыш в этой самой пресловутой «большой глобальной игре».

По всем признакам США заняты укреплением стратегии по сдерживанию набирающих военно-политическую силу двух мировых супердержав – России и Китая. Следовательно, допустить мысль о том что США в одночасье оставят этот регион, по меньше мере, было бы простодушием. Как видно, пока еще рано и несерьезно утверждать, что США добились всех своих целей в регионе, больше не нуждаются в Афганистане и могут его оставить.

Американские стратеги прекрасно осознают важность геополитического расположения региона, в котором находится Афганистан. Исторически так сложилось, что Афганистан стал естественным перекрестком между Южной и Центральной Азией и Ближним Востоком. До этого несколько столетий Афганистан считался воротами на полуостров Индостан, который не один властитель стремился завоевать: путь в Индостан всегда пролегал через территории, где проживали афганцы. США как великая держава хорошо знают, какие выгодные геоэкономические преимущества сулит контроль над этим регионом, и именно с этой целью Вашингтон стремится вытеснить двух своих основных конкурентов (Россию и Китай) из региона либо сильно ослабить их позиции. Россия, будучи естественной частью рассматриваемого региона, стремится стать активным участником всех происходящих в этом регионе цивилизационных, политических, экономических, транспортно-коммуникационных процессов.

Даже если предположить, что американские войска и специальные службы в полном объеме будут выведены из Афганистана, надо помнить, что они вряд ли уйдут далеко. Наверняка они передислоцируются совсем под боком у Афганистана, в соседний Пакистан, а именно на военные базы «Шамси» и в районе Гельгет. Такая передислокация американских войск для многих, в том числе для простых и наивных талибов, окажется неожиданным и в то же время отрезвляющим предупреждением.

Напомним, США арендовали эти базы с 2001 года. Авиабазы использовались для запуска беспилотных летательных аппаратов, которые наносили удары по позициям экстремистов в Пакистане и Афганистане. Однако после авианалета НАТО, в ходе которого «по ошибке» погибли 25 пакистанских военных, Исламабад потребовал от Вашингтона немедленно освободить базу «Шамси». В настоящее время по указанию властей Пакистана упомянутые военные базы усиленными темпами приводятся в порядок для возможной передислокации американских войск, выводимых из Афганистана. Любопытно, что обе эти базы расположены в тех районах, откуда талибы будут находиться под уверенным прицелом американской авиации.

Может ли мирный процесс в Афганистане стать чисто афганским?

Нет сомнений, что Афганистану в силу множества объективных причин в обозримой перспективе без поддержки великих держав не обойтись. Также очевидно, что поддержка великих государств имеет как свои плюсы, так и минусы. Афганистану предстоит выработать  кодекс поведения с великими державами. У японцев принято уподоблять США «корове с острыми рогами», в то время как афганцы все еще легкомысленно «играют» с этими опасными для жизни и здоровья «рогами», как когда-то они не совсем прагматично «поиграли» с Советским Союзом, в итоге чего получили нескончаемую гражданскую войну.

Талибам рано или поздно придется вести переговоры с официальным правительством Афганистана в Кабуле. Возможное начало вывода некоторых частей американского контингента и подписание «некоего документа» об этом, без последующего обсуждения в целом этой проблематики с афганскими официальными властями не последует, а так называемые «межафганские переговоры» не состоятся.

Глава внешнеполитического ведомства США Майк Помпео 4 августа в ходе совместной пресс-конференции с руководством Австралии заявил: «Президент Трамп находится в поисках политического пути решения связанного с выводом американских войск из Афганистана, при условии, что Афганистан в будущем не станет убежищем для сил, угрожающих интересам и безопасности США и их союзников». Такое высказывание свидетельствует о том, что между США, афганским правительством и «Талибаном» ведутся весьма деликатные переговоры.

Наблюдатели в Дохе сообщают, что американская сторона обратилась с настоятельной просьбой к наследному принцу Королевства Катар Нагаме взять под свое личное закулисное наблюдение текущий восьмой раунд переговоров, оказывая в случае необходимости давление на делегацию талибов и их главных спонсоров – пакистанцев, с тем, чтобы те оказались более сговорчивыми и согласились с предлагаемым текстом «прелиминарного документа».

Осведомленные источники сообщают, что по итогам восьмого раунда переговоров между американским спецпредставителем и катарской группой талибов парафирован некий «Документ». Ожидается что этот «Документ» после мусульманского праздника «Курбан Байрам» (приблизительно 14-15 августа текущего года) будет передан для рассмотрения правительству Афганистана. Правительство Афганистана настаивает, чтобы в «Документе» особо были закреплены такие вопросы, как прекращение огня и проведение прямых переговоров между правительством в Кабуле и движением «Талибан».

Наблюдатели также указывают, что при подписании «Документа» нельзя исключить присутствии представителей ООН, «Организации Исламская Конференция» (ОИК), а также посланников великих держав, включая Россию. Афганская игра выходит на новый уровень…


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Трамп хочет от Зеленского помощи на выборах

Трамп хочет от Зеленского помощи на выборах

Игорь Субботин

Украине предлагают расследовать дело Байдена и его сына

1
779
Саудовский шанс

Саудовский шанс

Николай Барановский

Коллапс на нефтяном и геополитическом рынках открывает России новые возможности прорыва

2
893
Заокеанские законодатели озаботились безопасностью Интернета

Заокеанские законодатели озаботились безопасностью Интернета

Владимир Иванов

Представители министерств доложили о принимаемых мерахпо защите Всемирной паутины

0
450
Болтон рассказал об "ужасном сигнале" из Белого дома

Болтон рассказал об "ужасном сигнале" из Белого дома

Геннадий Петров

Экс-помощник американского президента раскритиковал внешнюю политику Трампа

0
2281

Другие новости

Загрузка...
24smi.org