0
25129
Газета ЗАВИСИМАЯ ГАЗЕТА Печатная версия

06.06.2016 00:01:00

Дика хачю

Как угробили Михалыча

Зуфар Гареев

Об авторе: Зуфар Климович Гареев – писатель, лауреат премии «Нонконформизм-2012».

Тэги: проза, эротика, юмор, гастарбайтеры, порно, секс, Пушкин, Кремль, компьютеры


Эротика до добра не доведет. 	Огюст Ренуар. Сидящая обнаженная. 1914. Институт искусств, Чикаго, США
Эротика до добра не доведет. Огюст Ренуар. Сидящая обнаженная. 1914. Институт искусств, Чикаго, США

– «Сосать» через «о» вообще-то пишется… – задумчиво и меланхолично проговорила Марина Евгеньевна. – «Хочу» тоже…

– И все? – не поняла Пална, расхаживая руки в боки перед открытой туалетной кабиной с возмутительной надписью, которую помадой какая-то хулиганка оставляла на дверях вот уже третий месяц.

– Нет, не все… «Дико» тоже через «о».

– Да разве такая может знать грамоту? Немедленно собираем совет арендаторов, Марина Евгеньевна! Как мы живем в атмосфере сексоголизма и распущенности? Ну как, дорогая вы моя?

Как всегда первой заметили непристойную надпись обе Кимы – уборщицы-гастарбайтеры офисного центра «Моцарт» на Ильинке.

В 11.45 близняшки влетели в кабинет начальника АХО Виктории Павловны – величавой властной блондинки к 50, кубатуристой и гламурной, как новогодняя елка в Таиланде.

– Что, опять? – всполошилась Пална. – Ах ты, мерзавка!

Обе Кимы рыдали одна заполошнее другой.

– Ага, ага…

Пална схватила в перстнявые руки современный гаджет, а именно мыльницу.

– Гадина! Чего опять написала?

Троица дружно устремилась из ее кабинета в женский туалет на втором этаже.

– Чего написала, спрашиваю? Опять это… – Пална на ходу пососала палец-сардельку. – Хочу…

– Ага, ага! – рыдали Кимы.

– Где Сычев? – громко скомандовала Пална. – Где этот огрызок хренов?

Что-то жуя на ходу, возник курьер Сычев – худой лоховатый парнишка. Сычев устремился за женщинами.

Всхлипывающие Кимы бросились стирать мерзкую надпись, покрикивая:

– Тьфу, сабак! Тьфу, сабак!

Пална отпихнула бестолковок.

– Пока не трогать!

Щелкнула мыльницей, приказала Сычеву:

– Живо за Мариной Евгеньевной!

Двухкомнатный офис 414 «Риэлт-Мастер» располагался на четвертом этаже. Сычев твердым шагом человека, самостоятельно принимающего решения, прошел во вторую комнату, где за столом сидела холодная красивая дама под 30 – председатель совета арендаторов Марина Евгеньевна.

(...)

– Марина Евгеньевна… – затарахтел курьер. – Ел-палы… Ну, там… Е-мое…

– Опять? – подняла на огрызка большие и красивые глаза Марина Евгеньевна.

Сычев мелко засуетился, схватившись за голову:

– Ну да… В туалете… Жесть…

Пална повторила:

– Немедленно собираем совет арендаторов! Уже три месяца мы живем в атмосфере распущенности!

Марина Евгеньевна попробовала на палец помаду, Кимы заплакали громче, чего-то не по-русски вопрошая.

– Что они так убиваются? – не поняла Марина Евгеньевна.

– Они спрашивают: как после этого… – Пална соснула палец, – …есть мороженое?

Кимы закивали:

– Ага, ага…

Сычев взялся привычно наставлять:

– Ложечкой! Совсем, что ли, неграмотные?

Кимы замахнулись шваброй на дурака, Сычев спрятался за Палну, как за шкаф.

– Пална! Чуть что – сразу руки распускают. Дикие, что ли? С гор спустились?

– Кимы, ну-ка тихо! Тут головой надо работать! Надо включить голову и анализ, ясно?

…Третье за этот месяц срочное совещание совета арендаторов собрали, как всегда, в кабинете Палны. Как всегда, по левую руку от нее восседает 82-летний ветеран труда и старший рабочий по зданию Николай Михайлович Стопарь.

Михалыч, как и курьер Сычев, тоже современный человек, который самостоятельно принимает решения, как распорядиться личными финансами, любит быть на позициях лидера и во многом перфекционист. Он любит работать в динамичной команде, ценит веселый дружный молодой коллектив и зарплату по результатам собеседования.

Но об этом ниже.

Михалыч на собраниях, как всегда, выглядит торжественно. На груди медаль, на руках наколки.

Ветеран постучал незажженной «Беломориной» о портсигар, что было давней лагерной привычкой, и устало прикрыл глаза, как Вий.

Все прочитали на больших синюшных веках наколку: «Не буди».

(...)

Ветеран лишь строго поправил медаль. Ничто пока не указывало на то, что Михалыча угробят.

Но на следующей неделе хулиганка активизировалась снова.

…Пална, тяжело охая, вползла в кабинет сисадмина Валерия – серьезного крупного мужчины за 30.

Валерий повертел в руках мыльницу, хмыкнул. Сычев протянул ему usb-провод.

Сисадмин открыл снимок и прочитал как есть:

– Дика хачю…

Ну и так далее. Сычев взволнованно протиснулся к экрану.

– Ну-ка… Екарный бабай… – Он азартно потер ладонями. – Жесть…

Сисадмин послал снимок на печать. Пална поторопилась к принтеру.

– Моя мечта – тупые сисястые телки… А твоя? – жарко шепнул Сычев сисадмину.

Серьезный крупный мужик Валерий лишь крякнул.

Пална брезгливо протянула распечатку Сычеву.

– Даже в руки это брать противно… Каковы нравы наших арендаторов, а, Валерий?

Сисадмин взволнованно заерзал в кресле крупным крепким задом.

– Не хулиганка, скажете? Не дрянь конченая?

– Вопрос, так сказать, неоднозначный… – откликнулся Валерий. – А телефона нет? Телефон не оставила?

– Убила бы гадину незнамо как! Всех позорит, всех!

Отправились в комнатенку Михалыча.

Михалыч повертел в руках распечатку и взволновано промолвил:

– Сергей, ну-ка воды мне… Аж в пот бросило…

(...)

Оставшись один, Михалыч не мог унять волнение.

– Тоже мне писательница! Взбудоражит народ – и в кусты! Так люди не делают. Ты оставь контакт – позвоним, разберемся, так, Серега?

Вдруг он схватился за грудь и сполз на пол. Загрохотал стул. Сычев заглянул в кабинет, привлеченный шумом.

(...)

Пална влетела в комнатенку старшего рабочего по зданию, задом своротив на тумбочке у входа медный бюст усатого Сталина, которым крепко дорожил Михалыч.

С бюста слетела знаменитая фуражка с алой звездой, а из полости головы вывалился угол старого замусоленного польского порножурнала вместе с огромной лупой.

Значит, дружил старик с прессой – внимательно под лупой изучал содержание статей и, возможно, даже чего-то подчеркивал красным аналитическим карандашом.

Сычев сунул порножурнал за пазуху, а бюст водрузил на место, хлопнув по фуражке кулаком. Фуражка крепко села на место, Сталин загудел: «У-у-у-у-у, всех бы перестрелял…»

– Довела! Довела человека, – убивалась Пална, набирая номер скорой. – Ветерана сгубила!


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В Кремле не принимают упреки в недостаточной открытости учений "Запад-2017"

В Кремле не принимают упреки в недостаточной открытости учений "Запад-2017"

0
752
Закусить яблочком

Закусить яблочком

Алиса Ганиева

В Ясной Поляне прошли XXII писательские встречи

0
1500
Храм цветка

Храм цветка

Зоя Межирова

Рассказ о летней тишине пустого университета

0
385
Полнота дольнего мира

Полнота дольнего мира

Сергей Казначеев

О встречах с графоманами, священниками и сектантами, горных высях и богословии

0
662

Другие новости

24smi.org
Загрузка...