0
2358
Газета Проза, периодика Печатная версия

26.12.2013 00:01:00

Обещание и скорость

Плутовской роман о загадке эфирного ветра

Тэги: евсеев, пламенеющий воздух


евсеев, пламенеющий воздух

Борис Евсеев. Пламенеющий воздух. 
– М.: Время, 2013. – 416 с.

Роман Бориса Евсеева, лауреата Горьковской премии и премии имени Бунина, а также финалиста «Большой книги», «Русского Букера» и «Ясной Поляны», столь увлекателен, что впору ставить себя на место героев. Книга написана с юмором и иронией, витальность повествования подчеркивают персонажи – живые, энергичные, с яркими по-гоголевски комичными именами вроде Савва Лукич Куроцап, Рогволд Кобылятьев или Селим Симсимыч. Сам писатель определяет жанр романа как «плутовской». Читателя-интеллектуала безусловно привлечет историческая линия романа, а также его современность: среди персонажей первые лица государства, экономики, культуры. И, как можно ожидать, Евсеев не чужд философичности – он выводит в своей книге разные социально-мировоззренческие типы, в числе которых, например, священники и модернисты-ученые.

Собственно, между меценатами-учеными, изгнавшими из себя Бога, и учеными «неграми» и происходит конфликт. Последние убеждены, что в них существует главная эфирная сущность: однажды соприкоснувшись с ней, ты уже не успокоишься, пока не умрешь, не сойдешь с ума или не станешь обретать ее хотя бы на время. Роман Бориса Евсеева «Пламенеющий воздух» – это одновременно пародия, гротеск и психологическая драма, посвященная загадке эфирного ветра, представления о котором сохранились в учебниках физики XIX века. Концепция эфирного ветра, эфирного тела и перехода обосновывает существование не души, а именно тела в инобытии. В романе группа ученых с помощью новейших экспериментов пытается вернуться к разгадке этой сущности материального мира.

Главный герой романа Рома, которого автор относит к «поколению жесть», в одной из своих ипостасей – блоггер, который, впрочем, полностью не тонет в виртуальном пространстве, а пытается сохранить связь с природой. Впрочем, именно ему по сюжету суждено оставить человеческую сущность, пытаясь стать одним из воплощений заветного эфира: «На коленях у него лежала книга. Глаза были открыты. Но ничего не видели: глаза у Ромы были мертвые». Одну из главнейших мыслей романа можно найти в лирическом обращении к эфирной сущности: «Ветер, ветер, ты не один, конечно, на белом свете! Но ты один в нашей жизни чего-нибудь да стоишь, один по-настоящему что-то значишь. Ты всегда – обещание и скорость! Обещание ухода от утомиловки и скудоумия жизни. И бешеная скорость, переворачивающая и потопляющая в глубоких водах все, что стало избыточным, косным...»


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Президент возвращает "Единую Россию" во времена парткомов

Президент возвращает "Единую Россию" во времена парткомов

Дарья Гармоненко

Иван Родин

Правящую политструктуру переключили с электоральных чудес на ежедневную управленческую работу

0
145
Законы о QR-кодах готовят к первому чтению

Законы о QR-кодах готовят к первому чтению

Иван Родин

За правительственную инициативу Госдума проголосует условно

0
207
Минюст исправит ситуацию в адвокатуре

Минюст исправит ситуацию в адвокатуре

Екатерина Трифонова

Требования к статусу, деятельности и поведению защитников хотят ужесточить

0
202
3 миллиона россиян перестали быть бедными

3 миллиона россиян перестали быть бедными

Ольга Соловьева

Росстат смог статистически затормозить обнищание населения

0
237

Другие новости

Загрузка...