0
883
Газета Печатная версия

03.07.2003 00:00:00

Диалогичная проза актера

Тэги: Юрский, Booкафе, презентация


В минувший понедельник издательство "Вагриус" зазвало журналистов в литературный клуб-кафе "Bookафе" на презентацию новых книг Сергея Юрского "Все время жара" и "Попытка думать".

Редактор книг Елена Шубина представила их как начало большого проекта, который Юрский "сам режиссировал" и суть которого в том, что каждая книга, отвечая достаточно строгому и всегда разному жанру, подает личность автора в самых разнообразных, порой неожиданных проявлениях. Первая, "Все время жара" - книга забавная, "смешная и светлая"; вторая, "Попытка думать" - серьезная, сборник эссе "о том, что происходит в жизни, в театре, каких людей мы потеряли в последние годы". Третья (о ней чуть ниже - словами самого Юрского) готовится к осеннему выходу, будет "и четвертая, и пятая, и шестая, и седьмая"...

Главный редактор "Вагриуса" Алексей Костанян говорил о том, что актерская проза сейчас получает несколько скандальный оттенок, по крайней мере на это рассчитывают издатели и журналисты. "Актерские мемуары склонны разбивать на цитаты не по их художественной значимости, а по степени того, кто с кем "померялся", о ком рассказал и т.д.". Но с прозой Юрского - совсем другая история. Его книга "Игра в жизнь" выходит сейчас в "Вагриусе" уже вторым изданием. "Прочитав ее, - говорит Костанян, - можно понять, отчего Сергей Юрьевич так хорошо пишет прозу. Он прожил и продолжает жить в атмосфере высокого слова; он один из немногих, кто останется в классике нашего искусства как художественный чтец - и это не могло не сказаться на его прозе, которой свойственно это высокое отношение к слову".

Прозаик и переводчик Асар Эппель говорил о своей собственной (и Юрского) связи с Ленинградом, где начинающим писателем прожил семь лет, о ленинградской творческой среде, из которой и он и Юрский родом, и ее отличии от московской (которая тоже - родная!). "Юрский - первоклассный писатель", - резюмировал Эппель.

Игорь Виноградов, старый друг и, кстати, сосед, говорил о многообразии талантов Сергея Юрьевича - артиста, режиссера, поэта, публициста - и диалогичности прозы Юрского.

Эту же тему - диалогичности - подхватил и сам писатель-актер-режиссер, начав, впрочем, с фразы "Я глубоко испуган!". Юрский рассказал, что пишет уже 40 лет, все это время не имел никаких непосредственных контактов ни с критикой, ни с читательской аудиторией и привык к этому. Потому цель выходящих сейчас изданий - изменить что-то в будущем и вступить в этот ожидаемый диалог с читателем, начало которому можно положить уже здесь, на презентации. Диалог в том смысле, что читатель, чтобы понять и прочувствовать, должен настроиться на некую авторскую волну. И актерская профессия в этом смысле - большое подспорье. Потому что "актер - это все-таки шут гороховый, и это правильно! Но кто больше читал, пробовал, произносил строки "Евгения Онегина" - Пушкин или я?.. Под "я" имеется в виду "мы" - то есть, мы, актеры, имеющие преимущество хотя бы в количестве попыток донести слово и проверить, а доходит ли оно?".

Далее Сергей Юрский полушутливо обрисовал дальнейшие перспективы своего прозаического проекта. Третий том должен собрать малую прозу ("Может быть, назвать его "Мозги на отдыхе" или "Тест на юмор", а?"), четвертая будет снова серьезной, или скорее сентиментальной, туда войдут портреты, воспоминания, "люди, о которых плачешь постоянно, - Никулин, Плятт, Женя Евтигнеев...". Следующим может стать снова смешной сборник - с "новой пьесой Шекспира, новой пьесой Беккета, а то все реже у этих авторов новинки появляются!". Кроме того, Юрский пишет повесть, тему которой формулирует как "тоску о социализме, тоску моего поколения - о годах, которые были для меня годами накопления, потому что сейчас - время траты души".

Дальше Сергей Юрьевич пытался было намекнуть на то, что неплохо бы уже и водки выпить, но разговор как раз подошел к диалогической стадии. Поговорили и о театре, и о литературе, и об упрощении коммуникативных связей, когда и людям, и современному искусству достаточно порой картинки, символа или жеста, чтобы объясниться. Для Юрского же на первом месте все же слово: "Обратно в безъязыкость - это путь в бездну!" Ну а вопрос одного из журналистов, чего он хочет добиться изданием своих книг, Сергей Юрский переадресовал присутствовавшей в кафе (всем на удивление - мы же думали, она в Париже!) Марии Розановой: "Марья Васильевна, что хотят авторы, когда стремятся напечататься в "Синтаксисе"?" - "Да ничего! Просто посидеть рядом со мной!"

После чего, собственно, и перешли к столу. Собравшиеся отдавали честь закускам и винам, Юрский общался с друзьями, посидел рядом с Розановой и, кажется, остался этим доволен.

Да и само "Bookафе" во всех отношениях располагало. По стенам тут висят фотографии Владимира Фридкеса, на полках стоят богатые художественные и фотоальбомы, которые тут же, за суши да сашими, можно полистать. А в туалете (к чему бы?) транслируется сказ Бажова про Данилу-мастера... Находится заведение прямо напротив офиса "Вагриуса". Так что надо думать, тут пройдет еще не одно книжно-культурно-художественное мероприятие столицы.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Герои рождаются на полях сражений

Герои рождаются на полях сражений

Олег Фаличев

А обыватель следит за медийными клоунами

0
977
Атомный зонтик Лукашенко

Атомный зонтик Лукашенко

Дмитрий Литовкин

Белоруссия получит носители ядерного оружия

0
1208
Две сотни подлодок Юрия Кормилицина

Две сотни подлодок Юрия Кормилицина

Владимир Карнозов

Генеральный конструктор отмечает 90 лет со дня рождения

0
773
Реальное изделие для реальной войны

Реальное изделие для реальной войны

Сергей Кетонов

В России создано самое мощное неядерное оружие в мире

0
1116

Другие новости