0
1714
Газета Печатная версия

29.12.2021 19:26:00

Поэзия года. Здравствуй, тетя Родина

Стихи и песни седобородого диссиды

Тэги: поэзия, юмор, песни


49-13-12250.jpg
Евгений Лукин. Осталось
пережить планету. Стихи.– М.:
Т. 8 Издательские технологии,
RUGRAM. – 340 с.
Это наиболее полное на сегодняшний день собрание стихотворных текстов живущего в Волгограде поэта, писателя и барда Евгения Лукина (не путайте его с тезкой и однофамильцем, тоже поэтом, директором Дома писателя в Санкт-Петербурге).

В годы застоя Лукин слыл критическим поэтом. Чуть ли не диссидентом. Многие его песни того времени носят сатирический характер, другие решены в форме исторических баллад, но во всех их – нежелание мириться с властным произволом. «Стара статья закона и стара:/ олень – для королевского стола./ Но вот однажды этого оленя/ ударила каленая стрела//…А браконьер таился в гуще трав/ и думал так: «Король, конечно, прав./ Однажды со стотысячной стрелою уйдет олений топот из дубрав...// Но не могу, подлец, жевать мякину,/ когда король смакует оленину,/ когда кругом такая даль и ширь!..»/ Он так решил. Я тоже так решил…» Когда Советский Союз рухнул, он пожаловался своей знакомой, писательнице Людмиле Козинец на то, что в один миг устарели и ушли в прошлое десятки его песен… На это Козинец ответила: «Ничего страшного, через пару лет ты напишешь столько же критических песен о новом строе». Слова оказались пророческими. Вскоре появился цикл «Я – твой племянник, родина» – о развале СССР, о трагедиях говорящих по-русски людей, вдруг оказавшихся за границей: «Три границы пройдено./ Складками надбровья. Здравствуй, тетя Родина,/ я – из Приднестровья!» Название для этого цикла родилось, когда он на Мамаевом кургане подслушал разговор мамы с маленьким ребенком. Показав на знаменитый памятник Родина-мать, она сказала: «Вот это, сынок, тетя Родина».

Эта тема для Лукина не случайна, школу он оканчивал в Ашхабаде: «Ничего не натворю –/ лишь пройду вдоль сада/ и украдкой посмотрю/ я на свой десятый./ Ну хоть издали взгляну/ на себя иного…/ Отпустите в ту весну/ шестьдесят седьмого!»

Позже он пошутил о себе так: «Не смотри, что я уже седой –/ диссида остался диссидой:/ раньше увлекался «Континентом»,/ а теперь вот «Красною звездой». Цикл иронических четверостиший он назвал «Луковки».

В противовес легкоусваиваемым песням у Лукина есть стихи со сложными рифмами, такие, как, скажем, «Старофранцузская баллада»: «За то, что детскую мечту/ о справедливой светлой эре/ вот-вот химерою сочту/ в угоду нынешней химере, –/ я сам себя, замкнувши двери,/ достав единственный патрон,/ приговорил бы к высшей мере,/ не будь уже приговорен».

Особенность поэтики Лукина в том, что в его строках сквозь мрачные образы всегда проступают ирония и жизнеутверждающий юмор: «Посмотри, встает цунами/ над скорлупками квартир./ Так, разделываясь с нами,/ красота спасает мир». Это еще одна «луковка».

А еще Лукин изумительный стилист. И пример тому – «Казачья раздумчивая», которую он поет а капелла, встав во весь рост перед микрофоном: «На земле сырой (да)/ сидели три сфероида,/ ой да,/ ехал конный строй…// Ехал конный строй (да),/ видять: три сфероида,/ ой да, / на земле сырой.// Есаул лихой (да)/ с мордой Мейерхольда,/ ой да,/ говорит: «Постой…»


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Во мне – отверженные боги

Во мне – отверженные боги

Мила Углова

Американская классика в переводах Михаила Зенкевича

0
320
А леди в гробу «Туборг» видела

А леди в гробу «Туборг» видела

Елизавета Терпиловская

Русский кельт, мюзиклы и тайные тропы небес

0
296
Перед бабочкой пучина неразгаданных страстей

Перед бабочкой пучина неразгаданных страстей

Наталия Набатчикова

Хлебников, Хармс, Олейников и другие поэты отечественного авангарда на выставке «Книга художницы»

0
87
У нас

У нас

«НГ-EL»

0
95

Другие новости