0
1141
Газета Печатная версия

03.03.2004 00:00:00

Меж двух огней

Антуан Аржаковский

Об авторе: Антуан Аржаковский - профессор Украинского католического университета (Львов).

Украинские униаты всегда были предметом ожесточенных споров между Русской Православной и Римско-Католической Церквами. В последнее время ситуация еще более обострилась в связи с тем, что Ватикан всерьез рассматривает возможность создания на Украине Греко-Католического Патриархата. О своем видении проблем во взаимоотношениях между римо-католиками, униатами и православными рассказывает кардинал Любомир Гузар, Верховный Архиепископ Львовский и Галицкий, глава Греко-Католической Церкви Украины. Интервью публикуется в сокращении.

- Патриарх Алексий II 20 января этого года заявил в интервью агентству Франс Пресс, что на Украине "сотни тысяч православных оказались в положении преследуемого меньшинства", происходит "экспансия Греко-Католической Церкви на юг и восток Украины" и большинство украинцев не согласятся на учреждение Греко-Католического Патриархата. Каково ваше мнение по этому поводу?

- Ситуация очень сложная. В XVIII-XIX веках, а иногда и в XX веке официальная точка зрения утверждала: человек не может быть настоящим русским или украинцем, если он не православный. И, наоборот, настоящий православный - это русский, украинец, грек или серб. Это означает полное отождествление национальности и веры, как будто эти два понятия неразрывно, онтологически связаны.

Само наше существование является отрицанием такой связи. Мы - украинцы, мы - христиане, принадлежащие восточной традиции, но мы также пребываем в общении с Римским Апостольским Престолом. Такое положение дел всегда было неприемлемым для Московского Патриархата и других Православных Церквей. По-моему, их позиция однобока. Я очень надеюсь, что эта односторонность сможет быть преодолена.

В 1946 году советское правительство по прямому приказу Сталина ликвидировало нашу Церковь. Я не хочу произносить слова осуждения, поскольку для нас, тех, кто не жил при тогдашнем режиме, нелегко понять, что означает существование под гнетом советской системы.

- Когда вы покинули СССР?

- В 1944 году, когда мне было 11 лет. Я не жил здесь в наиболее трудные, мрачные годы. Не подлежит сомнению, что Русскую Православную Церковь использовали в качестве инструмента этой ликвидации. К сожалению, она до некоторой степени сотрудничала с властью, умышленно это происходило или нет, я не хочу сейчас обсуждать. Пусть об этом судит Бог. Я не осуждаю, ибо ситуация была чрезвычайно трудной. Но факты остаются фактами.

Советское правительство передало Московскому Патриархату огромное число греко-католических церквей. Существовать было позволено только Русской Церкви. Верующие могли посещать только православные храмы. В 1989 году советское правительство разрешило официальную регистрацию греко-католических приходов. В 1990 и 1991 годах многие из тех приходов, которые в свое время перешли в РПЦ, заявили, что снова хотят стать теми, кем они были раньше, то есть греко-католиками. И более тысячи общин зарегистрировались как греко-католические. Тогда возникли трудности с храмами. И этот вопрос еще не до конца решен и по сегодняшний день.

- Сколько церквей еще являются предметом спора?

- Я сказал бы, что в Западной Украине есть приблизительно 300 мест, где оспаривается юрисдикция храмов. Особенно с Киевским Патриархатом и Украинской Автокефальной Церковью. С Московским Патриархатом споров не возникает, по крайней мере во Львовской области. Я сказал бы, что на эти 300 мест есть 25 случаев особенно яростных конфликтов.

- Существует ли все-таки надежда на то, что обе Церкви взаимно признают друг друга?

- Мой предшественник кардинал Любачивский обратился к Русской Православной Церкви с предложением взаимно простить друг другу. Наш народ, даже если он много страдал, даже если некоторым из них не нравится термин "православный", в действительности не испытывает антипатии к русским православным.

Я сам некоторое время тому назад совершил богослужение в том самом месте, где в то же воскресенье происходило освящение новой православной церкви митрополитом Владимиром (Сабоданом), главой Украинской Православной Церкви. И при этом не было ни одного возражения со стороны греко-католиков. Люди говорили: "Они построили эту церковь, пусть они и владеют ею!"

Конфликты имеют место там, где есть церковь, которая ранее принадлежала нам и которую у нас потом отобрали, то есть власти передали церковь православным Московского или Киевского Патриархатов. Таким образом, наша позиция - это не желание борьбы, мести. Я могу сказать откровенно, что наша принципиальная позиция - быть друзьями с украинскими и российскими православными. На это есть реальная надежда.

Имеется заявление Московского Патриархата, на которое не обратили достаточного внимания. Обращаясь к христианам российской православной традиции в Западной Европе, Алексий II признал, что Московский Патриархат в советский период не всегда поступал правильно и уступал натискам правительства. Для меня хороший знак, что Патриарх и его окружение осознали, что не всегда все происходило должным образом.

- В 1993 году в Баламанде (Ливан) совместная православно-католическая комиссия, с одной стороны, осудила "униатство" как форму прозелитизма, а с другой - признала Греко-Католическую Церковь. Какова ваша позиция по этому поводу и каким сегодня вам видится будущее межконфессионального диалога?

- Если понимать "униатство" как средство достижения церковного единства, мы также не принимаем его. Нашу позицию преднамеренно выставили в ложном свете. Не таково было намерение наших епископов в конце XVI века. Здесь многое зависело, к сожалению, от политической ситуации в Речи Посполитой и от латинского богословия после Тридентского Собора. Но все это в прошлом, и нам не хотелось бы, чтобы униатство стало путем достижения христианского единства.

Тем не менее наше существование является фактом, и его нельзя отрицать. Патриарх Варфоломей в своем послании Папе (в связи с идеей создания на Украине греко-католического Патриархата. - Прим. ред.) призывает его сделать все возможное, чтобы уменьшить значение Греко-Католической Церкви. Какое он имеет право говорить так? Мы здесь. Мы сделали этот выбор. Если бы я жил 400 лет назад, я, безусловно, не сделал бы тот выбор, который был сделан тогда.

Митрополит Шептицкий, мой предшественник, откровенно сказал в 1942 году в письме к православным: "Это не тот путь, по которому мы хотели бы идти сегодня". Но мы дети прошлого. Мы не в ответе за него, но мы являемся теми, кто мы есть.

Нам не имеют права сказать: "Исчезните! Примите латинский обряд или перейдите в православие!" Мы желаем быть православными в смысле принадлежности к византийской традиции. Мы не всегда полностью были ей верны. Я считаю, что с течением времени мы утратили кое-что из этой традиции и должны восстановить утраченное. Но мы также желаем остаться в общении с Папой Римским, преемником апостола Петра, символом единства Церкви. И нам хотелось бы, чтобы все Церкви вошли в это общение.

- Но православные говорят, что вы были сильно латинизированы в XVIII-XIX веках... Какие гарантии того, что и в XXI веке вы не утратите вашу независимость?

- Мы действительно были латинизированы. Большая заслуга митрополита Шептицкого в начале XX века состояла в том, что он попытался коренным образом изменить ситуацию. Я считаю себя его последователем вместе со всеми, кто желает избавиться от того, что незаконным образом проникло в наше духовное, богословское, литургическое и каноническое наследие. Нам говорили: "Если вы хотите стать настоящими католиками, вы должны стать латинянами". И только благодаря митрополиту Шептицкому мы смогли сказать: "Дорогие латинские собратья, можно быть католиком, не будучи при этом латинянином".

Нас атаковали с двух сторон: и с латинско-католической и с византийско-православной. И мы сказали: "Дорогие братья, можно быть украинцем, можно принадлежать к византийской церковной традиции и в то же самое время быть католиком. Эти различные элементы не противоречат друг другу". Именно поэтому ни Католическая, ни Православная Церкви никак не могут окончательно примириться с нашим существованием.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Вместо валютной "подушки безопасности" стране может понадобиться товарная

Вместо валютной "подушки безопасности" стране может понадобиться товарная

Анастасия Башкатова

Отечественная промышленность балансирует между двумя дефицитами – и сырья, и уже произведенной продукции

0
1035
Херсонщина минует стадию народной республики

Херсонщина минует стадию народной республики

Иван Родин

Пророссийские власти украинского региона обещают до конца года сменить государственную приписку без референдума

0
1078
Пацифисты распределились по трем группам риска

Пацифисты распределились по трем группам риска

Дарья Гармоненко

Противников спецоперации выявляют среди любых лидеров общественного мнения

0
989
Зеленая повестка не выдерживает энергокризиса

Зеленая повестка не выдерживает энергокризиса

Ольга Соловьева

Недостаток инвестиций в нефтегазовый сектор грозит новым дефицитом предложения

0
824

Другие новости