0
30304
Газета Печатная версия

18.07.2023 16:53:00

Большой взрыв вселенского православия

Почему в восточном христианстве нарастает разобщение

Анатолий Лещинский

Об авторе: Анатолий Николаевич Лещинский – профессор Казанского федерального университета.

Тэги: раскол, православие, католицизм, протестантизм, христианство, вселенские соборы, старообрядцы, петр порошенко, владимир зеленский, патриарх кирилл, патриарх варфоломей, упц, пцу, рпц


раскол, православие, католицизм, протестантизм, христианство, вселенские соборы, старообрядцы, петр порошенко, владимир зеленский, патриарх кирилл, патриарх варфоломей, упц, пцу, рпц Общение Владимира Зеленского с патриархом Варфоломеем 8 июля в Стамбуле в очередной раз показало политический подтекст вмешательства Константинополя в дела украинского православия. Фото Reuters

В христианстве с самого начала его истории и до Вселенских соборов формировалось учение о единстве Церкви. С объявлением христианства официальной религией при императоре Константине Великом государство берет на себя функцию наблюдения за утверждением и сохранением этого канонического и административного единства. Однако вся история христианства показывает, что реальное воплощение созданной модели единой Церкви так и не завершилось. История изобилует церковными разделениями, многие из которых доходили и доходят до расколов.

Причин и факторов много. Историк раннего христианства Борис Мелиоранский, обращая внимание на внутренние причины разделения церквей, приводит мнение святого Василия Великого о том, что причина всех этих разделений в слабости у некоторых христиан чувства взаимной братской любви и уважения: в случаях разномыслия они ставят мнение свое или своей партии выше мнения всякого другого лица, не соглашаются подчинить его даже голосу целых церквей во всей вселенской Церкви, всех хотят учить, а сами ни у кого не считают возможным учиться. Однако нередко преимущественное значение имели социальные детерминанты, то есть внешние причины.

Разделение – это не всегда плохо

Существует два рода вопросов, по которым возникают разделения: догматические и церковно-управленческие. К первым стали относить ересь, ко вторым – схизму (с греч. – «раскол, расщепление»). Общности в разделениях получили названия «церкви», «секты», «деноминации». Все они рассматриваются с разных оценочных позиций, так как причастные к этому люди имеют разные мировоззренческие ориентации.

Понятие «церковное разделение» традиционно чаще всего характеризуется как негативное. Однако оно может рассматриваться и как вполне объективно положительное явление. Здесь следует сделать некоторые пояснения, связанные с богословским объяснением «Что такое единство Церкви?». С догматических позиций христианская Церковь рассматривается как «мистическое тело Христа». Сюда же относится метафорическое, образное определение: «нешвейный хитон Христа». С другой стороны, церковь «есть от Бога установленное общество верующих во Христа» (Алексей Хомяков). В философии и социологии религии церковь определяется как социокультурное явление, включающее утвержденное вероисповедание, догматику, социальное учение, культовую практику и институциональные, то есть организационные, субструктуры. Церковь представляет собой единство в многообразии.

Это многообразие выражено прежде всего в существующих крупных направлениях. Имеется в виду православие, католицизм, протестантизм. Вот это расхождение оценивается как явление отрицательное. Направления или конфессии (кроме Римско-католической церкви) уже не имеют одного центра и одного подчинения. В каждой конфессии – где больше, где меньше – существуют свои разделения, имеющие своих руководителей со своими центрами. Больше всего таких течений в протестантизме, меньше – в православии и совсем мало в католицизме.

Что касается православия, то в нем существуют положительно оцениваемые юрисдикционные разделения, происхождение которых уходит в апостольские времена. Они основываются на географических или территориальных, отчасти национальных принципах. Речь идет об автокефальных поместных церквах, которые имеют своего предстоятеля в сане епископа. И это не противоречит единству вселенского православия и канонам, утвержденным на Вселенских соборах.

500-летние волны

Для глубокого изучения процессов, происходящих в церковных разделениях, большое значение имеет их периодизация. Деление фактографических материалов на отдельные периоды при применении сравнительного метода и историософского подхода приводит к их систематизации и периодизации. Более того, дает возможность изучить эволюционные процессы, происходящие в церковных разделениях, и их прогнозировать.

Один из известных современных богословов митрополит Диоклийский Каллист Уэр из Константинопольской церкви находит в истории разделений христианства три этапа (периода). Каждый этап занимает 500 лет. Так происходило, что после каждых примерно 500 лет возникали крупные разделения или расколы. Правда, Каллист Уэр не дает расширенной характеристики указанным этапам, ограничиваясь несколькими предложениями. Причем он не касается церковных разделений в Русской православной церкви.

Постхалкидонский период. Первый период приходится на V–VI века, когда от официального христианства после Халкидонского собора (451 год) отпадают ассирийские (их называют несторианскими) церкви, не признавшие главных положений христологического учения. В этом же периоде и по тем же причинам, объявив себя полностью независимыми, отпали от официального христианства шесть древневосточных православных церквей (Сирийская православная церковь Антиохии, Единая святая вселенская апостольская православная армянская церковь, Коптская православная церковь Александрии, Эфиопская православная тевахидо (то есть единая) церковь, Эритрейская православная тевахидо церковь, Маланкарская православная сирийская церковь.

Догматическо-схизматический период. Второе 500-летие разделения церкви – Великая схизма – происходит в XI веке. Христианство разделяется на западное – католическое и восточное – византийское, православное. Согласно православному богословию, именно западное христианство отпало от восточного. Исследователи насчитывают до 200 причин и факторов внутренних и внешних, включая и политические, разделения церкви на восточную и западную. Причем различия начали проявляться задолго до 1054 года – года Великой схизмы, после которой разделение усугублялось. В этом же периоде Католическая церковь под главенством папы Римского начинает создавать унии (соединения) из отпадающих приверженцев церквей восточного христианства.

Реформационно-революционный период. Третий период разделений (с XVI века) начинается отпадением от Римско-католической церкви структур, которые стали объединять понятием «протестантские», относящиеся также к западному христианству. Возникновение последних непосредственно связано с чрезвычайно крупными изменениями в социуме Западной Европы и сменой социальной парадигмы. Все эти изменения были определены понятием Реформация. Активно начинается процесс секуляризации западного общества. Во многих странах начинают утверждаться светские государства. Протестантизм входит в процесс обмирщения церкви, упрощая догматику, религиозную практику – культ и подрывая фундаментальные основы церковного институционализма, на котором держится и современная Католическая церковь.

В России же в XIV – первой половине XVI века происходили реформационные движения, в которых нашли выражение религиозно-общественные воззрения, а отчасти и антицерковные настроения и еретические мнения о некоторых догматических положениях христианства. Наиболее обстоятельно эти вопросы были исследованы советским историком и религиоведом Александром Клибановым. Автор приводит параллели с западной Реформацией. Через 100 лет после утверждения протестантизма на Западе в России произошел, как его впоследствии назвали, старообрядческий раскол. Россия стояла на пороге смены социальной парадигмы, происшедшей в период правления одного из великих реформаторов – Петра I и надвигающейся эпохи российского Просвещения. Оппозиция, выступившая против церковной реформы патриарха Никона, почувствовала симптомы крушения Святой Руси. Начавшийся раскол между старообрядческими объединениями и «никоновской» церковью продолжается.

На исходе третьего 500-летия, в XX веке, появились новые волны разделений как в России, так и в некоторых странах с преобладающим православным населением. Россия за один прошлый век пережила две такие смены парадигм – в первой четверти века и в последней. С их сменами связаны две волны разделений.

12-11-2480.jpg
Карловацкий собор 1921 года обозначил
начало второго большого раскола в истории
Русской церкви. Фото 1921 года. Коллекция
Дома русского зарубежья
им. Александра Солженицына
Уже с 1920-х годов, после свершения двух революций, православие было разделено на несколько групп. Первая, прежде господствовавшая, как ее называли на церковном соборе 1917–1918 годов, Российская православная церковь, избравшая после 200-летнего перерыва нового патриарха, Тихона. Вторая – обновленческие церковные юрисдикции, вышедшие из подчинения Российской православной церкви, инспирированные государственными органами для ослабления и последующего исчезновения прежней церкви. Третья группа – эмигрантская, или Карловацкая зарубежная церковь, уже с 20-х годов находившаяся в процессе отделения от матери-церкви. В 30-е годы этот процесс завершился. Четвертая группа – это церкви, согласия и толки древлеправославных христиан – старообрядческие объединения. В пятую группу входят структуры катакомбного движения – представители православных христиан, которые ушли в церковное подполье и тайно продолжали свою религиозную практику. Лишь небольшая часть из них сохраняла связь с официальной церковью, многие же отошли от нее.

Шестая группа – структуры иосифлянского движения, основоположником которого стал митрополит Иосиф (Петровых) (1872–1937), не согласившийся с церковной политикой митрополита Сергия (Страгородского) (1867–1944), будущего патриарха, признавшего новый режим со всей его, как тогда оценивали, «безбожной» деятельностью. В недрах этого движения возникла так называемая Истинно-православная церковь (ИПЦ). Ее представители считали, что они являются наследниками богослужебной практики, социального учения, включавшего отношение к государству, дореволюционной православной церкви. По воззрению иосифлян, теперешняя официально признанная церковь предала прежние церковные традиции, а ее отношение к государству получило название «сергианство». Вначале представители ИПЦ действовали легально, в дальнейшем же они были вынуждены из-за гонений уйти в подполье.

Наконец, седьмая группа – структуры, которые чаще всего относят к сектантским объединениям. Среди них наиболее известные – иоанниты, иннокентьевцы, молчальники, федоровцы. Они сформировались в православной среде, но существовали чаще всего отдельно и независимо, то есть в расколе. Все названные группы объединений стали жертвами ненормальных отношений государства и религий, существовавших в течение десятилетий советской истории.

В последней четверти века социальные перемены и смена социальной парадигмы стали факторами прекращения давления на религиозные объединения партийно-государственного пресса. Но при всем при том не только стали возрождаться некоторые расколы, почти сходившие к тому времени на нет, но появились и новые независимые объединения, к примеру так называемые апостольские и общины богородичного движения. Заметны также влияния социальных перемен на церковные разделения во время распада государств, которые происходили в последнем десятилетии XX века. Такие разделения переживает Русская православная церковь в связи с политическими переменами в Эстонии, Молдавии и Украине. Многие из названных групп или объединений переходят в следующее 500-летие церковных разделений. Таким образом, мы являемся современниками четвертого периода.

В начавшемся уже в наше время четвертом периоде существует такое многообразие церковных разделений, что автор статьи счел необходимым прибегнуть к их типологизации (см. «НГР» от 16.01.2008). В частности, в православной конфессии были выделены четыре типа разделений. Первый тип – поместные церкви вселенского православия, называемые каноническими. Второй – параллельные структуры. Третий – объединения альтернативного православия, в которое входят семь подтипов: дореформенные, эмигрантские, катакомбные, истинно-православные, апокалиптические, автокефалистские, реформированные. К четвертому типу отнесены объединения исторического сектантства.

Наконец, следует отметить, что в первой четверти ХХI века в Украине и Латвии из отошедших и ныне отходящих от матери-церкви (РПЦ) структур образованы Православные церкви Украины и Латвии. Причем они законодательно утверждены местными властями, но РПЦ считает их неканоническими и находящимися в расколе.

Украинский вопрос – самый острый

Особое место в церковных разделениях занимает украинское православие. К примеру, далеко не всеми церквами вселенского православия признана Православная церковь Украины (ПЦУ), получившая 5 января 2019 года томос об автокефалии, признающий ее легитимность с точки зрения Константинопольского (Вселенского) патриархата. Без сомнения, документ можно назвать порошенковско-варфоломеевским. Главными акторами в его появлении были президент Украины Петр Порошенко и Константинопольский патриарх Варфоломей.

Начавшийся в конце прошлого века межцерковный конфликт в Украине – канонической территории Русской православной церкви – продолжается. И в данном случае необходимо сказать об исторической подоплеке сегодняшних церковно-разделительных событий. Уже в 1917 году начинается процесс автокефализации украинского православия. Летом во время Директории утверждается Центральная рада, а за ней – Церковная инициативная рада, состоявшая из националистически настроенных представителей духовенства и мирян. Они и стали требовать для отделившейся от России страны самостоятельную (по другому определению – национальную) церковь. Следует отметить, что в те тревожные месяцы (до своей эмиграции) в Киеве пребывал, занимая должность министра исповеданий, Василий Зеньковский – магистр философии, доктор богословских наук, профессор, впоследствии православный священник. В своих воспоминаниях он размышляет по поводу создавшейся ситуации. Ратуя за церковное единство, он выступал за автономию украинского православия, но не за автокефалию.

После многих исторических перипетий Украина осталась в составе Советского государства, а православные общины – в юрисдикции Русской православной церкви, получив наименование Украинская православная церковь Московского патриархата (УПЦ МП). В наше время в Украине представителями отколовшихся от РПЦ юрисдикций (в том числе УПЦ Киевского патриархата, созданной в 90-е годы ХХ века) и священноначалия Константинопольской церкви при непосредственном участии государственной власти поднялась новая волна требований создания независимой, самостоятельной украинской церкви. В Стамбуле патриарх Варфоломей подписал вышеупомянутый томос о создании Православной церкви Украины (ПЦУ) в юрисдикции Константинопольского патриархата. УПЦ МП продолжала свою деятельность, не разрывая отношений с Московским патриархатом.

Однако еще не ушла эта волна церковных разделений, как после 24 февраля 2022 года возникла новая. В условиях специальной военной операции усугубились противоречия в отношении к начавшимся военным событиям между представителями ПЦУ, УПЦ МП и РПЦ.

27 мая 2022 года в Киеве состоялось собрание представителей 35-миллионной УПЦ МП в формате поместных соборов автокефальных церквей. В принятом документе было отмечено, что самоуправляемая с правами широкой автономии в составе РПЦ Украинская православная церковь объявила о «полной самостоятельности и независимости» от Московского патриархата. Причиной названо несогласие с позицией патриарха Московского и всея Руси Кирилла по поводу действий Российской армии в Украине.

Проведенный автором настоящей статьи анализ оценок такого решения показывает, что оно скорее временное, принятое под влиянием внешних сил. Если же УПЦ будет настаивать на окончательном и полном отделении от РПЦ, то ей придется преодолеть много трудностей канонического порядка. Есть еще одна оценка происходящего – патриарха Кирилла. В июне 2022 года он посетил Белоруссию. 6 июня после богослужения в Кресто-Воздвиженском соборе Спасо-Евфросиниевского женского монастыря в Полоцке патриарх отметил, что разделение, разрушающее «единство со Христом и с его церковью, совершенное ради любых политических, социальных или иных человеческих целей, есть раскол, и не может быть оправдано... это является настоящей катастрофой…». После возникновения ПЦУ появились так называемые непоминающие церкви. К примеру, РПЦ на богослужениях прекратила упоминание имени патриарха Константинопольского Варфоломея.

Завершая, еще раз обратимся к понятиям, определяющим периоды церковных разделений. Первый период постхалкидонский, второй – догматическо-схизматический, третий – реформаторско-революционный, четвертый – современный. Автор настоящей статьи не претендует на окончательное утверждение понятий, определяющих периоды церковных разделений. Однако, во-первых, в представленных понятиях выражены критерии, на основаниях которых строится периодизация. Во-вторых, обнаруживается сильная социальная обусловленность церковных разделений. В-третьих, из этой парадигмы выпадает понятие «современный». Но и оно будет определено в свое время подобающим образом. Впереди почти пять веков научной религиоведческой работы.


Читайте также


Что стоит за спором Дворкина и Ткачева

Что стоит за спором Дворкина и Ткачева

В РПЦ разгорается дискуссия о псевдостарчестве

0
4659
Европарламент набрался правых сил

Европарламент набрался правых сил

Михаил Стрелец

Современная христианская демократия и европейский интеграционный проект

0
3327
Духовенство Эстонии должно к июлю отречься от РПЦ

Духовенство Эстонии должно к июлю отречься от РПЦ

Милена Фаустова

Чиновники выявили в митрополии Таллина непатриотичную «ересь»

0
3497
Пожертвует ли папа Римский первенством ради экуменизма

Пожертвует ли папа Римский первенством ради экуменизма

Милена Фаустова

Ватикан показывает путь воссоединения западного и восточного христианства

0
3409

Другие новости