0
2707
Газета Печатная версия

14.06.2013 00:01:00

Сознательно выбранная стилистика

Анатолий Лысенко: «Мы не хотим и не будем делать телевидение ЧП»

Тэги: орт, Лысенко, Норкин


орт, Лысенко, Норкин Обстановка в студии шоу «Прав?Да!» самая непосредственная. Кадр из передачи

Анатолий Григорьевич предвидел. Еще зимой говорил: «Первые три месяца нас будут ругать все, кому только не лень». И точно, за общественное телевидение взялись сразу, с первых суток вещания – с 19 мая. (Такое впечатление, что его выхода ждали как предмета и повода для критики уже за одно то, что – государственное. Всегда  хочется громкоголосно попрезирать что-нибудь государственное!) Казалось бы, ну чего критиковать черновик? – идет тестовое вещание, меняется хронометраж, еще не все программы вышли, подождать бы, пока устоится и выстроится, и уж тогда... Ан нет, жизнь наша ускорилась и скороспелки нынче в почете; журналист, продемонстрировавший на федеральном канале отсутствие зачатков интеллекта у молодых дамочек, снискал не лавры, а порицание. И пятая власть у нас теперь – не профессиональные журналисты, а блогеры. 
Пропуская произошедшее с передачей «Социальная сеть» («НГ» от 10.06.13), главные упреки в огород ОТР – архаичность, темпо-ритм («Хочется динамики!»), возврат к эстетике советского телевидения. Это – упреки явные, есть и подводное течение. Почему новости не начинаются с Навального, Удальцова и etc? Почему так мало событий из обеих столиц: сплошное «замкадье» вплоть до Заполярья? Почему, наконец, вы не стали улучшенным вариантом «Дождя»???
Люди потрясающе устроены – слушают и не слышат. Весь годичный подготовительный период руководитель ОТР Анатолий Григорьевич Лысенко твердил на каждом углу: просветительские функции, упор на регионы, ориентация на всю страну, а не на Садовое кольцо. Повторил он это и в вечер первого дня вещания, в прямом обращении к зрителям. Жизнь страны с востока на запад, все 83 региона. Концепция – канал хороших новостей. Мы будем показывать тех, кто делает дело, – волонтеров и прочих. Мы не хотим и не будем делать телевидение ЧП. Аккурат в первый день вещания легендарный «взглядовец» – Сергей Ломакин («Большая страна») взял интервью у министра регионального развития Игоря Слюняева – и тот, представьте, туда же: «Телевидение должно быть добрым. Нельзя работать по принципу – кто быстрее добежит до трупа».
Однако все каналы, в прямом либо переносном смысле, сейчас заточены именно под это: кто быстрее добежит до трупа (сенсации, скандалы). Бизнес и идеология правят на ТВ. Лысенко пошел поперек – и схлопотал за неактуальность, пасторальность и что там еще? – «новости, в которых нет новостной составляющей».
Критики с Садового кольца закатывают глаза: «Что это за новость – православная пожарная бригада в Курской области!» Демшизе (не люблю этого слова, но отражает) – точно никакого, она уважает истерическую подачу с центральных площадей. А зрителям нравятся позитивные и духоподьемные новости. Они видят, что ОТР – единственный канал, который действительно представляет жизнь огромной страны (с сайта канала: «...говорят на понятном нам языке, показывают нашу реальную жизнь, в которой мы живем на самом деле»). 
Мне вот приятно было узнать, что в Челябинской области появился интернет-проект «Попутчик»: люди пишут на сайте, куда им надо ехать, а автомобилисты, которым по пути, откликаются и за спасибо везут. (Это ли не прорыв и новость для страны, в которой деньги давно стали во главу угла?..) Сюжет из Краснодарского края, там придумали, как бороться со стихийными мусорными свалками: мусор идентифицируют и вместе с квитанцией на штраф возвращают владельцу. Репортаж из Костромской области – прямо сюжет для небольшого рассказа: премьера благотворительного спектакля «Тот самый Мюнхаузен», сыгранного силами депутатов, чиновников и коммерсантов. Баронессу Якобину сыграла владелица сети автозаправок, судью – зампред Думы и глава администрации – главного героя, это же прелесть что такое! Кстати, на доходы от продажи билетов на спектакли мэр собирается построить 12 детских садиков... В новостях ОТР нет так называемой паркетной съемки, не показывают в них и двух главных героев федеральных каналов. Но именно ОТР сообщило о принятом государством решении: закрыть все мартеновские печи в стране, чего не прозвучало больше нигде. Видимо, подобное критики и называют «возвратом к вестям с полей».
4t.jpg
Ведущий Андрей Норкин, поменявшийся
местами с гостем.
Кадр из передачи «Прав?Да!»
Что касается темпо-ритма. Никому и в голову не приходит, что это не недочет, а сознательно выбранная стилистика – неспешное, вдумчивое повествование. И в этой части, конечно, безумству храбрых поем мы песню: за 20 лет у публики выработалось клиповое сознание, когда видеоряд должен то и дело сменяться, взрываться и вибрировать, дабы привлечь ее внимание. Публика также давно привыкла к истеричным, нагнетающим голосам за кадром, а тут тебе тихое и неспешное... Пенсионерское, блин!
У меня самой случился интересный опыт смотрения ток-шоу «Прав?Да! Общение» с Андреем Норкиным. Я попала на обсуждение проблем этнической музыки: терпеть не могу предмет. Посмотрела пять минут, десять... Интересно, думаю, сколько выдержу? Какой-то тушующийся ведущий, какие-то странные люди в студии, человек семь, вроде бы заединщики, а спорят друг с другом — аж заходятся, каждый как струна... «Нет ни одной радиостанции, которая крутила бы этническую музыку», сетуют. Тетка в платочке сообщает: «Сколько бывала на телевидении, мне впервые предложили бесплатный эфир» – и оказывается солисткой группы «Волга» Анжелой. Никогда не слышала. А этот увлеченный мужик – продюсер фестиваля «Дикая мята» Андрей Клюкин, тоже не слышала... Подоспело видео, и я с изумлением узнала, что каждый год в Калужской области проводится самый большой музыкальный этнический фестиваль, на который съезжаются, помимо российских, иностранные участники, помимо музыкантов – гончары, кузнецы, мыловары и прочие со своей продукцией. (А страна, значит, знает только о Селигере, в лучшем случае, о Грушинке...)
И тут я понимаю, что такого ток-шоу на телеэкране я еще не видала. На моих глазах развивается живая жизнь: эти двое, только что ожесточенно спорившие, обнялись и развалились, как у костра, в разговоре возникают неожиданные повороты, ведущий не довлеет, обстановка самая непосредственная – и совершенно непредсказуемо, что случится в кадре через минуту! Ну-ка, сравните с любым ток-шоу на федеральном канале, с заученным текстом и срежиссированными улыбками ведущего, с железным каркасом действия, с проплаченной массовкой, хлопающей по команде, – не тошнит еще от фальшака?..
Следующий выпуск передачи «Прав?Да!» был посвящен жестокому обращению с животными и тому, почему в России до сих пор не принят закон об их защите, тогда как в Германии, к примеру, права животных внесены в Конституцию. Тема для меня болезненная – не понимаю, чем жестокость по отношению к животным отличается от жестокости по отношению к людям; жестокость она и есть жестокость и должна быть одинаково наказуема вне зависимости от того, на кого направлена. Крик в студии на этот раз, надо сказать, стоял почти «федеральный»: защитники сварились с депутатом, депутат с защитниками, Норкин то и дело вынужден был шикать на всех и в конце концов ушел попить воды, а когда вернулся, высказался от души сам. Про легитимность жестокости в нашей стране, про вытекающее отсюда жесткосердие. И про то, как его вместе со средним сыном вызвали на медико-психологическую комиссию: в школе за окном повис на веревке голубь, мальчик в слезах прибежал к учителям, мол, надо спасать птицу, – так вот нормальный ли он у вас после этого, с такими реакциями, не шизофреник часом?..
Мне нравится это ток-шоу. Мне нравится, что ведущий Норкин время от времени меняется с кем-нибудь из гостей — садится на гостевую трибуну, а тот занимает его место за стойкой и толкает речь. Вопрос: почему ведущий стоит перед сидящими гостями? Вопрос: зачем нужен то один, то другой соведущие? Ведь если один понимает, что его роль – роль «мальчика на подхвате», то другой начинает тянуть одеяло на себя и тем мешать процессу. Вопрос: почему в передаче не меньше перерывов, чем бывает перерывов на рекламу на других каналах? Здесь, правда, показывают прелестные мультяшные заставки, и зарисовки российских городов, и людей на Тверском бульваре, говорящих о Пушкине, и «В этот день 7 июля: пущена первая конка в Москве, заложен Тадж-Махал в Индии»... Как межпрограммное, все это просто замечательно, но когда захватывающая беседа то и дело прерывается, оно-таки раздражает.
Что еще сказать? 30 миллионов подключились и смотрят ОТР. Больше чем двум миллионам пользователей соцсетей нравится ОТР. У канала со зрителем прямая связь (с января слежу за  перепиской на сайте – вот кто-то уже написал: «Почему бы вам не показать фестиваль «Дикая мята?»).
Как-то одна молодая журналистка в порыве пиетета брякнула Лысенко: «Вы – Маугли нашего телевидения!» Видимо, хотела сказать «гуру». Школа и вуз в пролете; станет, бедолага, смотреть «скучное» ОТР, глядишь, и образуется.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Названия московских аэропортов предлагают дополнить великими именами

Названия московских аэропортов предлагают дополнить великими именами

Татьяна Астафьева

В официальные наименования "Шереметьево", "Внуково" и "Домодедово" будут включены фамилии знаменитых россиян

0
963
В борьбе за терминал в порту Усть-Луга суд проигнорировал интересы государства

В борьбе за терминал в порту Усть-Луга суд проигнорировал интересы государства

Денис Беляков

Предписание ФАС, позволявшее защитить от обесценивания крупный пакет акций логистического комплекса, отменено в арбитраже

0
1249
Мечта поцеловать акулу

Мечта поцеловать акулу

Мария Панкевич

О клетках с волками, татуированном коте и хорьках в бассейне

0
1069
Лукашенко делает ставку на оружие

Лукашенко делает ставку на оружие

Антон Ходасевич

Белоруссия намерена удвоить доходы от экспорта вооружений

0
1754

Другие новости

Загрузка...
24smi.org