0
989
Газета Печатная версия

05.12.2002

Сказки Друга Утят

Тэги: сказки, утки


Сказка про утенка Опуская

Жил-был утенок Опускай. Несмотря на крутое прозвище, был он существом добродушным, общительным, хотя и не лишенным некоторой хитрости. Ну да без последнего, как известно, в Галактике не проживешь.

Жизнь Опуская, в общем, складывалась. Несмотря на небольшой галактический стаж, пользовался он авторитетом. Все его знали. Но была у Опуская одна мечта, не дававшая ему покоя ни днем ни ночью и, что самое обидное, всем известная и служащая для галактических хулиганов дежурной дразнилкой. Опускай хотел быть Великим Магистром. Зачем это ему надо было, он и сам толком не знал, но только хотелось очень. На тысячи ладов Опускай, лежа в гамаке рядом со своим домиком, предавался мечтам о великом магистерстве. То он в блестящих стальных латах склоняет колено в некоем Храме, где хранитель чаши Святого Грааля возлагает на его плечо меч и титул Великого Магистра. То приезжает ко входу в родную контору на серебристом "Линкольне", открывает дверь с таинственным гербом и выходит на тротуар в малиновом пиджаке с распальцовкой: "Ша, отстои, я - Великий Магистр!" То сидит в большой, изрядно выпившей компании и после того, как все отхвастаются, кто где работает и как о себе понимает, скромно объясняет себя: "А я, собственно, Великий Магистр". И, насладившись немой сценой, тихо надевает кашне и идет домой, оставляя сидящих за столом гостей с открытыми ртами. Или годовщина выпуска школы, в которой он учился, или некая О., с которой Опускай знакомится в метро и дает на прощание магистерскую визитную карточку. Или... В общем, без великого магистерства Опускаю было никак, и чувствовал он себя по жизни опущенным, хотя, повторяю, по объективным показателям жизнь его складывалась.

По натуре Опускай был утенком инициативным, не привыкшим сидеть сложа крылья и лапы. Поэтому он давно уже ходил по всей галактике и вынюхивал: как бы это записаться в Великие Магистры. Но место, где принимают в Великие Магистры, найти никак не удавалось. Буквально никак. Ну хоть намек какой-нибудь или там знак для посвященных. Ни-че-го. Опускай уж и прямо спрашивал, с кулаками, и с подходцами да намеками. Был он, как говорилось выше, не без хитринки. Подходит этак к какому-нибудь утенку и начинает говорить о погоде. Вроде бы ничего особенного, а Опускай с улыбочками и подмигиваниями речь ТОНИРУЕТ. Де, мол, "вчера ДОЖДЬ был", - и подмигивает. "А сегодня погода ЯСНАЯ", - и снова какие-то знаки делает. Беседующий с ним утенок тоже начинает на всякий случай покашливать и притоптывать лапками, думая, это, может, Опускай рекламу какую-то по телевизору передразнивает или еще что. А Опускай дальше политес проводит:

- А ведь многого мы в Галактике еще не знаем. Есть ведь, наверное, какие-то организации.

- Какие организации? - удивленно таращится утенок.

- Некие организации, - отвечает Опускай. И снова подмигивает.

Тут до утенка наконец доходит, что Опускай опять про великое магистерство намекает. Тогда он начинает всеми способами куда-то срочно торопиться. Опытные утята торопятся потихоньку, незаметно. Молодые начинают дергаться и тем самым привлекают к себе внимание подозрительного Опуская еще больше. Таких утят он заносит в специальную книжечку и потом обрабатывает на предмет великого магистерства в индивидуальном порядке, с пристрастием. Надо сказать, что Опускай был утенком довольно сильным и драться умел.

Во время одной из таких индивидуальных бесед вконец деморализованный собеседник с испугу посоветовал обратиться Опускаю к Хочувсезнайкину, который после потери ноги, как мы помним, день и ночь плавал кругами в центре пруда. Делать этого на самом деле не следовало, так как Хочувсезнайкин был галактическим посмешищем и общаться с ним считалось западло. Нормальный утенок за такой совет мог бы и глаз выбить. Но вконец изнуренный своими фантазиями Опускай за совет уцепился как за соломинку.

Вышел он на берег пруда, когда рядом никого не было, и слышит, как Хочувсезнайкин сам с собой разговаривает:

- И надо это мне было? Теперь ни денег, ни лапы, зачем я к червяку этому пристал? Ведь предупреждал он меня по-хорошему. Вот теперь через свою глупость буду мучаться всю оставшуюся жизнь. А дискредитация какая!

Подплыл к нему Опускай, пристроился в кильватер, тоже стал кругами плавать и сочувствовать. Чем изголодавшегося по общению инвалида умственного труда к себе расположил сильно. Хочувсезнайкин, видя, что Опускай совсем над его горем не смеется, а даже наоборот, начал делиться наблюдениями. Например, выяснилось, что каждое новолуние вокруг стоящего на берегу памятного камня Друга Утят, обозначающего бесславную гибель утенка Чпока, появляется рыжий огонек и слышится тихий плач мучающейся совести погибшего. Огонек якобы жалобным тонюсеньким голосом просит у камня прощения:

- Друг Утят, миленький, верни мне субстанцию телесную, прости меня, интеллигента недорезанного...

- А Друг Утят что?

- А ничего, молчит. Думает, наверное.

- Да-а...

Намотал эту информацию Опускай себе на ус, дождался очередного новолуния и пошел к памятному камню. Первым делом шибанул из рогатки по ошивающемуся вокруг камня Рыжему Огоньку. Из Огонька посыпались искры, и он с шипением скрылся в кустарнике. Опускай крикнул вдогонку:

- Раньше надо было думать, чай, голова не для переноски клюва дадена была. Еще раз увижу тебя здесь, урод, ластой раздавлю. Иди Горького читай, журналист хренов. Х-хе, про Данко и его сердце.

Устранив конкурента, Опускай начал оттирать тряпочкой камень от засохшего поросячьего навоза и деланно сокрушаться:

- Ай-вай, каких существ клювошлеп гнилой беспокоит, каких существ. Обслужили по полной программе, так сиди, не рыпайся. Нет, летает, прощения просит. Нет ему прощения, если таких существ оскорбил! Правда, Друг Утят? И на меня тоже дразнился. Что я-де Великим Магистром хочу стать. Ну хочу, чего здесь такого-то.

Сказал будто случайно, по глупости, а потом начал песенку петь "нари-нанай". Поет тихонечко и камушек протирает. Протирает, протирает, а потом невзначай, как бы про себя говорит:

- Тут вот петрушка какая. Мне бы хоть намек какой, хоть небольшую зацепку, где в Великие Магистры принимают.

После этих слов, надо отметить, произнесенных вполне культурно, вполголоса, внутри камня послышалось жужжание, и на поверхности загорелся крест с буквой "G" в центре.

- "Гэлэкси Плюс", - раскрыл клюв Опускай. А он в майке галаксианской всю жизнь проходил и не догадался, что его уже куда-то приняли... "Э-ге-ге", - подумал утенок и пошел домой ни жив ни мертв. По пути охватила его сильная дремота. Спотыкаясь и засыпая на ходу, еле-еле добрел до своего домика и без задних ног упал в гамак. И увидел Опускай удивительный сон.

ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


 Литературная жизнь

Литературная жизнь

«НГ-EL»

0
322
Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

Александр Левин

0
333
Литературная жизнь

Литературная жизнь

«НГ-EL»

0
295
Литературная жизнь

Литературная жизнь

«НГ-EL»

0
383

Другие новости

24smi.org
Загрузка...