0
1312
Газета Печатная версия

17.04.2008

Метаморфозы эмиграции

Тэги: античность, пушкин, бродский


Корнелия Ичин. Поэтика изгнания: Овидий и русская поэзия. – Белград: Филологический факультет Белградского университета, 2007. – 104 с.

Это книга – книга памяти. Памяти учителя и единомышленника. Профессор, заведующая кафедрой славистики Белградского университета Корнелия Ичин посвящает ее Миливое Йвановичу (1930–2007), крупному слависту, переводчику, автору исследований в области интертекста в творчестве Федора Достоевского, двух монографий о Михаиле Булгакове, сразу же ставших классическими, и ряда других, не менее глубоких и оригинальных работ.

Возможно, в силу мемориальности темой книги стал мотив изгнания. Профессор Ичин рассматривает, как стихи и сам образ поэта-эмигранта Публия Овидия Назона, автора гениальных «Метаморфоз», повлияли на творчество Пушкина, Мандельштама и Бродского.

В случае с Александром Сергеевичем Пушкиным имела место определенная биографическая идентификация. Пушкин воспринимал ссылку как эмиграцию, а потому в определенной степени отождествлял себя со знаменитым изгнанником с берегов Понта. И признавался в стихотворении, посвященном первому эмигранту: «Я сердцем следовал, Овидий, за тобою».

Более сложной, а потому и более интересной является рефлексия у Осипа Мандельштама. Парадоксально, но, несмотря на интерес к античности (приятели шутливо называли его за эту любовь «мраморной мухой»), образ Назона у Мандельштама латентен. Хоть название второго сборника стихов «Tristia» и восходит к «Скорбным элегиям» римского поэта, Овидий представлен в поэтике Мандельштама в виде скрытых цитат, аллюзий и иных фигур умолчания.

В свою очередь, Иосиф Бродский в значительной степени не столько испытал, сколько самостоятельно переработал многие мотивы и идеи Публия Овидия. Здесь и осознание творчества как гибели, созвучное и другому великому поэту – Борису Пастернаку («О, знал бы я, что так бывает┘»), и рефлексия по поводу метаморфоз языка, и осознание ситуации изгнанника┘ Правда, в отличие от Овидия Бродский относится ко всем происходящим с ним метаморфозам, в том числе и трагическим, с некоторой долей иронии, отмечает Ичин.

Думается, что метаморфозы, будь то Овидия, будь то Бродского, диалектичны. А потому эмиграция обращается родиной.

Александр Герцен похоронен в Ницце, Дмитрий Мережковский – в Париже, Иван Елагин – в американском Питсбурге, Иосиф Бродский – в Венеции. И все же они на родине. Ведь слова, которые приписываются великому изгнаннику Томасу Манну: «Где я, там немецкий дух» (жаль, если он их не сказал!), относятся и к русским изгнанникам.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Цыпленок приходит погреться

Цыпленок приходит погреться

Игорь Клех

В книгах Андрея Битова не придумано ничего, кроме автора

0
1000
Линия щебета, скиния лепета

Линия щебета, скиния лепета

Анатолий Полетаев

Новые стихи Анатолия Наймана и комментарии к ним

0
102
Диктатура Пушкина

Диктатура Пушкина

Игорь Яркевич

Постмодернизм как синоним русской свободы и патриотка Катюша Маслова

0
1118
Главкнига. Чтение изменившее жизнь

Главкнига. Чтение изменившее жизнь

Валерий Земских

0
978

Другие новости

Загрузка...
24smi.org