0
1099
Газета Печатная версия

08.10.2009

И даже в области балета

Тэги: менделеев, блок, судьба, сцена


менделеев, блок, судьба, сцена

Юлия Галанина. Любовь Дмитриевна Блок. Судьба и сцена. – М.: Прогресс-Плеяда, 2009. – 432 с.

«Любите ли вы театр так, как я люблю его, то есть всеми силами души вашей, со всем энтузиазмом, со всем исступлением, к которому только способна пылкая молодость, жадная и страстная до впечатлений изящного? Или, лучше сказать, можете ли вы не любить театра больше всего на свете, кроме блага и истины? И в самом деле, не сосредоточиваются ли в нем все чары, все обаяния, все обольщения изящных искусств? Не есть ли он исключительно самовластный властелин наших чувств, готовый во всякое время и при всяких обстоятельствах возбуждать и волновать их, как воздымает ураган песчаные метели в безбрежных степях Аравии?.. Какое из всех искусств владеет такими могущественными средствами поражать душу впечатлениями и играть ею самовластно...» Под этими строками из знаменитой статьи «Литературные мечтания» критика Виссариона Белинского с полным правом могла бы подписаться героиня этой книги – жена поэта Александра Блока Любовь Дмитриевна Блок, урожденная Менделеева (1881–1939).

Гены отца Дмитрия Ивановича Менделеева, личности яркой и независимой, помешали ей довольствоваться скромным положением «жены при муже», пусть и гениальном. «Ее жизненный путь во многом определялся поисками своего призвания и предназначения. Таким делом для нее стал театр. Сцена занимала в жизни Любови Дмитриевны значительное место и не в меньшей степени, чем брак с Блоком, играла решающую роль в ее взаимоотношениях с окружающим миром», – пишет искусствовед и филолог, один из создателей и научный сотрудник музея Александра Блока в Петербурге Юлия Галанина. Книга Галаниной стала первой монографией, посвященной не только Любови Дмитриевне – Музе, но Любови Дмитриевне – актрисе. Правда, снискать громкой славы на подмостках ей так и не удалось: несмотря на наличие актерского дарования, которое признавали многие ее современники, Менделеева-Блок, как она сама признавалась, «щедро разбрасывала себя». Круг ее интересов действительно был необычайно широк – киносъемки и участие в театральных экспериментах Всеволода Мейерхольда, психология и психоанализ, переводы и редактура, музыка и история балета (ее работы на эту тему собраны в книгу «Классический танец. История и современность»)┘ Но все-таки главным ее увлечением стал театр – начиная с домашних спектаклей в менделеевской подмосковной усадьбе Боблове, где юная Люба играла то шекспировскую Офелию, то грибоедовскую Софью, то Снегурочку из пьесы Александра Островского, а ее партнером по сцене был Александр Блок┘


Прекрасная Дама в глазах поэта была разной...
А.А.Блок. "Саша и Люба делают великосветский визит". Иллюстрация из книги

Впрочем, фотография Любы-Офелии с распущенными волосами известна многим в отличие от дальнейшего ее пути на сцене – нелегкого, драматического, который подробно, но деликатно, с привлечением малоизвестных рукописных и иллюстративных материалов (в том числе рисунков Блока) описан Юлией Галаниной. Автором книги даже составлена хронологическая таблица театральных постановок с участием Любови Блок. Порой случались «странные сближенья» сцены и жизни: так, в 1908 году Мейерхольд поставил «Электру» Гуго фон Гофмансталя, в которой заглавную героиню играла Наталья Волохова, а Менделеевой-Блок досталась роль ее матери, царицы Клитемнестры. «Античный сюжет спектакля Мейерхольда – противостояние двух царственных женщин┘ напоминал о┘ реальных отношениях Любови Дмитриевны с Волоховой и Блоком». Зимой 1906–1907 годов Наталья Николаевна стала адресатом блоковского цикла «Снежная маска»: «И вновь, сверкнув из чаши винной,/ Ты поселила в сердце страх/ Своей улыбкою невинной/ В тяжелозмейных волосах.// Я опрокинут в темных струях/ И вновь вдыхаю, не любя,/ Забытый сон о поцелуях,/ О снежных вьюгах вкруг тебя┘» И сама Менделеева-Блок тоже обращалась к сопернице в стихах:

VENUS AD COMETAM

Зачем в наш светлый строй

ты ворвалась, комета?

Зачем случайный путь

мой верный круг пресек?

Я – Солнца спутница,

я – отраженье света.

Бросает тень зачем

мне твой неверный бег?

В тени, в смятеньи я;

где Феб мой златокудрый?

Где свет его очей –

палящие лучи?

Его скрываешь ты,

и хвост твой изумрудный

Смел, затенил меня

и потерял в ночи┘

На миг всевластная, ты,

знаю я, случайна,

И в бездны новые

твой путь тебя стремит.

Наш светлый строй хранит

законов древних тайна.

Сияй, предвечный круг,

страданием омыт.

Да, большого поэта, как и актрисы, из Любови Дмитриевны не получилось, и она осталась в истории благодаря единственной, не театральной, роли Прекрасной Дамы, уготованной ей поэтом. И все же и ее «судьба┘ ярко демонстрирует, как не только в биографиях великих художников, но и в жизни их спутников отражался общий трагический путь людей начала ХХ века, преданно служивших искусству, стремившихся изменить мир, создававших Искусство и горевших его пламенем».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Оппозиция ждет подходящего повода для протестов

Оппозиция ждет подходящего повода для протестов

Дарья Гармоненко

Лозунг "За честные выборы" на улицах пока поднимать не будут

0
467
Либеральная оппозиция затевает привычный спор

Либеральная оппозиция затевает привычный спор

Иван Родин

ПАРНАС и "Яблоко" вряд ли договорятся о коалиции с прицелом на Госдуму-2021

1
1236
Рыбы, чайки, бегемоты

Рыбы, чайки, бегемоты

Лола Звонарева

Ночное зрение женской словесности

0
1493
Избирательные блоки – борьба за власть  в чистом виде

Избирательные блоки – борьба за власть в чистом виде

Политтехнологические уловки выхолащивают содержательную повестку развития страны

0
2543

Другие новости

Загрузка...
24smi.org