0
2257
Газета Печатная версия

13.11.2014 00:01:00

Смотри в Меня!

Стихи о синем цвете, двери в другой город и маяке

Тэги: поэзия, лирика, любовь


поэзия, лирика, любовь

люди
Стефания Данилова –
поэтесса в синем.
Фото из архива
Стефании Даниловой


*

Я – синий цвет.

Я – небо. Я – вода.

Восток, платочек, 

птица Метерлинка,

упавшая на платьице 

былинка.

Я – то, чего Ты ждал.

Иди сюда.


Я – иконопись,

уайльдовский чулок,

авантюрин,

забвение и память!

Я – тень, что опадает 

на чело,

я – поцелуй

бескровными

губами!


Я – блюз, циан,

берлинская лазурь,

осенние есенинские 

строки!

Я – сон.

Я – ни в одном Твоем глазу.

Я – взгляд

в Тебя,

недремлющий и строгий.


Я – алкоголь,

во мне процентов – сто,

испей Меня

и окажись со Мною!

Я в наэлектризованном пальто

исполнена

немой

голубизною!


Я – море,

я взволнована, заметь!

Я – холст слепого

импрессиониста!

Я – лед в бокале,

пламень

и синистер!

Еще не жизнь, но и уже 

не смерть.


Я – бирюза,

сапфир,

аквамарин,

я – медный купорос, кобальт,

индиго!

Височной жилкой бьющаяся

дико!


Смотри в Меня!


Смотри в Меня!


Смотри!


...

Я самым синим пламенем горю –

на мне горят

Твои прикосновенья.

Прошу Тебя –

останови

мгновенье! –

– ... Я из Тебя

Бессмертье

сотворю.

*

Мне так давно 

не пишется стихов,

теперь стихи меня 

рифмуют сами

с моим дождливым 

городом грехов.

Я ростом – в хокку

и душой – в гекзаметр!

Рифмуй меня, бегущая строка,

со временем.

Вневременным

пространством.

Недрогнувшая белая рука

пусть будет

и страстна,

и беспристрастна,


преодолев мужских 

и женских рифм

границы,

обернувшись андрогинной.


Да будет этот 

путь неоспорим

ни мной самой,

ни Богом,

ни другими,


и лишь тогда покинут 

будет мной,

оспариваем всеми понемногу,


когда в гекзаметр 

рост ускачет мой,

душе оставив гнездышко 

для хокку.


С улыбкой друга,

с подлостью врага,

с мерцаньем алюминиевого

века


рифмуй меня, бегущая строка,

покуда есть все данные 

для бега.


Преградой стань 

тому карандашу,

что чтит йогУрт

и ненавидит йогурт,

что вместо «жить»

каллиграфично «жуть»

выводит на бумаге 

мимо Бога.


И я тогда стихов 

не напишу,

как и они меня уже –

не смогут.

*

Я круглый год живу на маяке

смотрительницей 

голубого рая.

Живу, не потревожена никем,

а кажется, что 

только умираю.

Все, что умею – 

свет из пустоты

в другую пустоту. 

Считаю сон за

ненужность, 

раз меня считаешь ты

ответственной 

за маленькое Солнце.


И если перестанет 

этот свет,

здесь поневоле 

к берегу прибьются.

Но я не буду счастлива 

в родстве

с чужой судьбой, разбившейся

как блюдце.

Мне век смотреть 

на эту синеву,

огнем животворящим 

ночь расплавя.


Я не хочу так жить.


Но я – живу,

самой собой 

          поддерживая пламя.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Эрос был силен и крылат

Эрос был силен и крылат

Александр Мелихов

От физической любви к сексуальному термидору

0
583
Гуманоиды в трюме завыли

Гуманоиды в трюме завыли

Елена Семенова

На дне рождения Андрея Родионова его стихи читали поклонники

0
315
Принцип сгоревшей бумаги

Принцип сгоревшей бумаги

Марианна Власова

15 лет проекту «Культурной инициативы» «Полюса»

0
10
Литературная жизнь

Литературная жизнь

НГ-EL

0
215

Другие новости

Загрузка...
24smi.org