0
1862
Газета Печатная версия

18.06.2015 00:01:00

Из проема эпохи

Друзья, стихи и первый кандидат в «ЖЗЛ»

Тэги: наум коржавин, вечер, дом 12


наум коржавин, вечер, дом 12 Олег Чухонцев уверен, что «Эма заразил многих личной отвагой». Фото автора.

В столичном клубном ресторане «Дом 12» «впервые в год 90-летия Наума (как его зовут друзья, Эмы) Коржавина собрались любители его поэзии»... Как ни странно, читали стихи живого классика. И вспоминали.

Вечер вел журналист Леонид Перский. Он отобрал и пригласил участников. Среди них – Евгений Бунимович, Олег Чухонцев, Вероника Долина (без гитары!), Олег Хлебников, Игорь Иртеньев, Юрий Арабов. Перский же организовал и профессиональную видеосъемку выступлений, чтобы сделать документальное кино – увековечить рассказы о встречах и хоть как-то сохранить возникшую атмосферу.

Ведущий сообщил собравшимся, что накануне звонил Науму Моисеевичу в Чапел-Хил (США), где тот сейчас проживает, и спросил, как он себя чувствует... Обычно ответом бывает фраза «в соответствии с возрастом и эпохой», но в этот раз поэт был более краток: «Прекрасно!» – и передал всем слова благодарности…

Поэты выступали почти что в дверном проеме. На фоне светильника. Выходя из соседней комнаты, будто из другой эпохи. Зрители же сидели в полумраке, попивая вина, коктейли и наливки (а как иначе, если бутылки с напитками являются даже частью интерьера и вообще… располагают к поэзии?).

Олег Чухонцев говорил медленно, уверенный в том, что «Эмочка услышит то, что мы здесь сегодня наспех наговорим…» Он говорил, что Коржавин – «человек очень живой», проживший жизнь, насыщенную внутренними и внешними событиями, но очень нуждается в моральной поддержке. В том числе и по причине того, что сделал все, чтобы поломать свою жизнь «от ума ли, от темперамента, а может, от истерических импульсов».

Чухонцев, знакомый с Коржавиным еще с конца 50-х годов прошлого века, делился воспоминаниями с большой нежностью и теплотой. О совместном кучковании в «Литературке», о коржавинской рецензии в «Посеве» на свой поэтический сборник… Также он сообщил: «Есть поэты, которые влияют суммой своих слагаемых… Эма заразил многих личной отвагой; отвагой не в поведении (это – простой способ). Я не могу его даже назвать диссидентом, потому что он для меня прежде всего поэт! В этом смысле урок сослужил мне большую службу и служит до сих пор…»

Олег Чухонцев прочел строфы из «Московской поэмы» Коржавина. И признался, что «когда встречаются такие люди – это счастье». А потом сделал вывод, что считает Коржавина первым кандидатом на книгу в серии «ЖЗЛ», в которой будет все: стихи, личность и замечательные побудительные мотивы поведения.

Игорь Иртеньев отметил «совершенно неистовую пассионарность» Наума Моисеевича (что было поразительно при его «очень добродушной, милой и даже комичной внешности»). Привел пример: «Он всегда, страстно и страшно волнуясь, обсуждал все политические вопросы. Например, он был очень озабочен судьбой Черноморского флота... Если бы он знал, что она решится столь изящным образом…»

В финале вечера было объявлено, что премия Союза писателей Москвы «Венец» за 2015 год поэту была присуждена ему, Науму Моисеевичу Коржавину, «последнему из плеяды писателей и поэтов, который вослед Солженицыну прошел тернистым путем через внутреннюю Лубянскую тюрьму, ссылку, признание во время оттепели, долгое замалчивание в годы застоя и вынужденную эмиграцию». 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Слуга сложного слова

Слуга сложного слова

Сергей Зенкевич

Поэт, не спеша выходящий из тени

0
895
Под горький марш

Под горький марш

Виктор Есипов

К столетию Бориса Балтера

0
799
Бурятская Трансильвания  под фриковой шапкой

Бурятская Трансильвания под фриковой шапкой

Антон Очиров

Улан-удэнские поэты, окруженные советской темнотой

0
906
У нас

У нас

0
1516

Другие новости

Загрузка...
24smi.org