0
2787
Газета Печатная версия

03.09.2015 00:01:00

Сердцебиение при звуке

Леонид Аронзон и Александр Тихомиров: необходимые собеседники

Тэги: поэзия, советский союз, арсений тарковский, лирика, пушкин, владимир соколов


поэзия, советский союз, арсений тарковский, лирика, пушкин, владимир соколов Морозца утиные лапки…Фото Екатерины Богдановой

«Боже мой, как все красиво! /  Всякий раз как никогда. / Нет в прекрасном перерыва, / отвернуться б, но куда?» Бог знает сколько лет прошло, а эти строки никуда не деваются из моей памяти. Как и вот эти: «Утро доброе, береза, –/ Ты прекрасна, словно роза!/ После душных, жарких гроз/ Над покосом комариным/ В небе синем и старинном/ Светит солнышко до слез».

Ни Леонида Аронзона, с чьих строчек я начала разговор, ни Саши Тихомирова, которого только что процитировала, давно нет на свете. Аронзон, прожив 30 лет, покончил с собой в 70-м. Тихомиров, прожив 40 лет, попал под поезд в 81-м. Остается сказать банальность: их нет, а стихи живут. И, думаю, не только в моей памяти. Хотя не удивлюсь, если их мало кто помнит сегодня. У Саши при жизни вышла одна тонкая книжка стихов «Зимние каникулы», да еще две или три после смерти. Да и первое наиболее полное издание петербургского поэта Аронзона вышло в виде билингвы (перевод на английский Ричарда Маккейна, влюбленного в стихи Аронзона) в 93-м году. Может, и выходили какие-то сборники позже, но, думаю, это дела не меняет и известности ему не добавило. Всем ведь ясно, что такое издать сборник стихов сегодня: цена, распространение, спрос – все под вопросом. Но я не об этом. Я о том, как понять, жив поэт или нет. И тут совершенно неважно, есть ли он сам на свете или его нет. Много лет храня в памяти строки Саши и Лени, я поняла, что эти поэты живы. Во всяком случае, для меня. Простите мой солипсизм, но могу говорить только на своем примере.

Чтоб точно процитировать их строки в этой статье, мне пришлось достать с полки сборники. Но для того, чтобы с этими стихами жить, мне сборники не нужны. Я помню стихи и без них. Помню, что называется, «в духе». Помню дыхание, звук, строй этой поэзии. «Сердцебиение при звуке» – вот что, пользуясь словами Арсения Тарковского, я испытываю, когда вспоминаю эти строки.

«Еще зима. Припомнить, так меня/ в поэты посвящали не потери:/ ночных теней неслышная возня,/ от улицы протянутая к двери...»;

«Хандра ли, радость – все одно:/ кругом красивая погода!/ Пейзаж ли, комната, окно,/ младенчество ли, зрелость года,/ мой дом не пуст, когда ты в нем/ была хоть час, хоть мимоходом./ Благословляю всю природу/ за то, что ты вошла в мой дом!» (Леонид Аронзон).

В поэзии, как в любви, насильно мил не будешь. Стихи или входят, или не входят в душу. Повторю крамольную вещь: даже если бормочешь любимые строки неточно, но бормочешь часто и не можешь без них обойтись, это значит, поэт жив. Услышь он мое бормотанье, он, возможно, заклеймил бы меня за неточность (он ведь не зря бился над каждой строкой, а я перевираю слова). Но я настаиваю на том, что это – любовь. Любовь – когда строчки нужны сейчас, немедленно и некогда рыться в шкафу и искать сборник.

«Мир печальный, мир смешной/ Я ль избавлю от порока?..» – эти стихи всегда со мной, но чтобы воспроизвести их полностью, мне нужен сборник: «Мир печальный, мир смешной/ Я ль избавлю от порока?/ Не гожусь на роль пророка –/ Мощь не та, Но шут со мной./ Мало ль ходит среди нас/ Истинно людей прекрасных –/ Очень умных всякий раз,/ Даже кое в чем опасных.../ Я бы крикнул им – ура! –/Мол, вперед, друзья, к победе.../ Только поздно – спать пора,/ Да и знаете – соседи...» (Александр Тихомиров).

Для меня Аронзон и Тихомиров – всегда необходимые собеседники. А выбрала я этих двух поэтов, потому что именно в их случае опыт наиболее чистый: их давно нет на свете, и они мало известны. Не о Пушкине же толковать и даже не о Владимире Соколове, которого все-таки знают. Говорят, время покажет. В случае со мной оно показало, что эти двое, с одним из которых я дружила, а другого (Аронзона) в глаза не видела, для меня живы. Надеюсь, что еще для кого-то. А значит, они дожили до сегодняшнего смутного времени и не пропали, не стерлись, не исчезли. А что еще поэту нужно?

Опять пробуждения сладки –

И думать забыл о плохом!

Морозца утиные лапки

Кой-где на асфальте сухом.

Напротив витрин магазина,

На солнце, где вход в ателье,

Прозрачная дымка бензина –

Как барышня в синем белье!

И самая главная новость –

Всему я так искренне рад,

Как будто не ведала совесть

Страданий, сомнений, 

утрат... 

(Александр Тихомиров)


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Я патриот под мухой

Я патриот под мухой

Елена Семенова

125 лет со дня рождения поэта и трибуна Юлиана Тувима

0
2043
Камень падает вверх, злодей женится на принцессе

Камень падает вверх, злодей женится на принцессе

Наталья Рубанова

Валерий Бочков о мультимедийном восприятии, диффузии культур и о том, считать ли лингвистическую мастурбацию литературой

1
2454
Главкнига: Чтение, изменившее жизнь

Главкнига: Чтение, изменившее жизнь

Александр Скидан

0
182
Магический оркестр

Магический оркестр

Леонид Ветров

Ирина Котова читает стихи низким грудным голосом

0
326

Другие новости

Загрузка...
24smi.org