0
5887
Газета Печатная версия

24.12.2015 00:01:05

Год литературы прошел, но литература осталась

Поэты на Лобном месте, трамвай в троллейбусе, Алексиевич, Роулинг и наша Алиса

Тэги: год литературы, книжный фестиваль, красная площадь, нобелевская премия, светлана алексиевич, юрий мамлеев, константин симонов, журнал новый мир, журнал юность, журнал иностранная литература, журнал нева, стенька разин, лобное место, джоан роулинг


Ганиева
Сотрудник «НГ-EL»
Алиса Ганиева получила спецприз
«Русского Букера».
Фото Закира Магомедова

В последнем декабрьском выпуске «НГ-EL» мы традиционно подводим литературные итоги уходящего года – мирового, российского, редакционного масштаба.

Можно ли считать сам год главным итогом года? Тогда главным литературным итогом 2015 года было то, что этот год был Годом литературы. То есть был объявлен таковым официально. Как результат все мероприятия, состоявшиеся в течение уходящего года и так или иначе связанные с писателями или книгами, были приурочены к Году литературы. Ну что, Год литературы прошел, но литература, кажется, еще осталась.

От прошлых лет этот год отличал московский фестиваль «Книги России», проходивший с 25 по 28 июня на Красной площади. В прошлые годы под таким же именем весной на ВДНХ проходила книжная выставка-ярмарка. Она родилась в 90-е, когда и издателям, и читателям показалось мало традиционной сентябрьской Московской международной книжной выставки-ярмарки. Книги были нарасхват. А теперь все больше начали говорить о необходимости повышать интерес к чтению. Побуждать и принуждать. Поэтому, возможно, и задумали поменять формат «Книг России». Если считать главной целью привлечение к чтению тех, кто раньше не очень-то читал, то она вполне удалась. На Красной площади побывало много людей, играли дети, с ними занимались профессиональные аниматоры. Поэты читали стихи рядом с Лобным местом. Такого не было, пожалуй, никогда, если не считать поэзией прочувственные речи, произнесенные Стенькой Разиным во время казни.

Приехало много народу из регионов – и читателей, и издателей. Даже самым маленьким издательствам выделяли хотя бы по шкафчику для книг. В ГУМе стояли лотки с букинистической и антикварной книгой. В общем и целом было неплохо. Но все же хотелось бы, чтобы в следующем году «Книги России» мирно вернулись в привычный 57-й павильон ВДНХ.

люди
Победа Светланы Алексиевич – это в первую очередь
победа русской литературы и
прославление русского языка.
Фото Reuters

Были и международные успехи. Лауреатом Нобелевской премии по литературе стала прозаик и журналист из Республики Беларусь Светлана Алексиевич. С витиеватой, как водится у Нобелевского комитета, формулировкой «За полифонические произведения о страданиях и трудностях нашего времени».

В общем-то, лауреатство Алексиевич предсказывали не первый год, и в 2015-м она была первым претендентом в рейтинге букмекерских контор: ставки на нее принимались с максимальным коэффициентом. Но прогнозы – это теория, а непредсказуемость литературной нобелевки – это практика. Хотя в данном случае ожидания сбылись. Реакция на победу Светланы Алексиевич была далеко не однозначной, особенно среди коллег по литературному, так сказать, цеху. Мы, например, считали и считаем, что это победа русской литературы и прославление русского языка, на котором всегда пишет Алексиевич. В России ее читают и награждают уже не первое десятилетие, начиная с книги «У войны не женское лицо», которая написана на основе интервью с женщинами, прошедшими Вторую мировую. И другие книги знают – «Цинковые мальчики», «Последние свидетели», «Чернобыльская молитва», «Время секонд-хэнд». За свою документальную прозу Светлана Александровна в СССР и в России не раз получала премии – имени Николая Островского, Ленинского комсомола, «Триумф». В прошлом году «Время секонд хэнд» попало в шорт-лист премии «Большая книга» и получило первое место по итогам читательского голосования. Были и зарубежные награды – например, Лейпцигская книжная премия за вклад в европейское взаимопонимание, премия Ремарка и т.д. Ну и теперь высшая награда – Нобелевская. Которая вызвала шквал упреков. Что дело не в литературе, а в политике. И никакой литературы в помине нет – сплошная журналистика. Да и журналистики никакой нет: все эти якобы записанные с чьих-то слов истории – выдумки автора. А выдумки – это что? Это литература… Хотя почему литература не может вмещать в себя и «выдумку» и журналистику, художественное и документальное, если еще Лев Толстой говорил, что «литература была белый лист, а теперь он весь исписан. Надо перевернуть или достать другой»? Лучше бы порадовались за триумф русского языка, коллеги…

люди
Поэт Всеволод Емелин читает стихи
Владимира Богомякова на презентации книги
«Дорога на Ирбит». Фото Елены Семеновой

Мы вот очень рады событию всероссийскому и редакционному: совсем недавно, 3 декабря, прозаик и редактор «НГ-EL» Алиса Ганиева получила спецприз премии «Русский Букер» за роман «Жених и невеста», который еще раньше вошел в финальный премиальный список. А спецприз заключается в том, что члены жюри и председатель Букеровского комитета Саймон Диксон наградили Алису грантом на перевод и издание «Жениха и невесты» в Великобритании. С чем и поздравляем коллегу и в предвкушении нового издания подтягиваем свой английский (на русском роман, разумеется, мы уже прочли).

Нынешний год был богат и по части литературных фестивалей. В январской Вологде прошел IX фестиваль актуальной поэзии «М-8». Программа фестиваля не ограничилась чтениями. В процессе дискуссии участники говорили о взаимоотношениях поэта с властью, и мероприятие получило название по имени историко-архивного музея-заповедника – «Вологодская ссылка». В сентябре в Коктебеле в Доме-музее М.А. Волошина в 13-й раз прошел международный научно-творческий симпозиум «Волошинский сентябрь». Ныне он был посвящен 40-летию образования Дома-музея М.А. Волошина. На фестивале состоялся круглый стол «Genius loci Максимилиан Волошин: культурные символы и современные вызовы», в котором среди прочих принял участие руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Михаил Сеславинский. И конечно, вручили Международную Волошинскую премию. В номинации «Лучшая поэтическая книга 2014 года (на русском языке)» лауреатом стала Ирина Ермакова.

Отметим также московский фестиваль «Булгаковские чтения», на котором прошли: акция «Литературный трамвай» с выступлениями поэтов и актеров в троллейбусе по ходу движения и на остановках (ну да: трамвай, но, извините, почему-то в троллейбусе), а также турниры «Поэты в городе» и «Писатели в городе».

люди
«Большая книга победителей» включает в себя
произведения лауреатов премии «Большая книга»
разных лет. Церемония вручения премии.
Фото Екатерины Богдановой

В ноябре–декабре прошел IX московский международный фестиваль «Биеннале поэтов». Первая программа фестиваля – «Южный поток» – была призвана показать, что людей могут объединять не только газ и нефть, но и энергия слова: в Москву «подвели» поэтическую энергию из Балканского региона и Средиземноморья. Вторая – «Москва – город поэтов», поднявшая тему связи поколений, – в частности, включила в себя вечера «Стихи 20+», «Стихи 30+» и так до «Стихов 60+».

Традиционно не забываем мы писателей-юбиляров – «живых и мертвых», если вспомнить название военной трилогии Константина Симонова. Симонов, кстати, один из главных юбиляров 2015 года – исполнилось 100 лет со дня его рождения. Поэт, прозаик, драматург, военкор, главный редактор журнала «Новый мир» (у которого тоже юбилей, но об этом ниже) и «Литературной газеты». Военкором в блокадном Ленинграде была и ровесница Симонова Маргарита Алигер, автор поэмы «Зоя» – о Зое Космодемьянской. 100 лет – поэту Вадиму Шефнеру. 90 лет прозаику Юрию Трифонову, 80 – литературоведу Михаилу Гаспарову, 75 – поэту и Нобелевскому лауреату Иосифу Бродскому, сатирику и драматургу Григорию Горину...

И 220 лет Александру Грибоедову, 200 лет сказочнику Петру Ершову, 155 – Антону Чехову, 125 – Борису Пастернаку, по 115 – драматургу Николаю Эрдману и составителю словаря русского языка Сергею Ожегову. Это только отечественные и к тому же ушедшие – и то не все. Всех в одной статье не вместить. А хочется.

А 750-летие Данте Алигьери? А 210 лет Андерсену? А 175 – Золя? А 50 лет здравствующей, к счастью, Джоан Роулинг? Которой, как и Алексиевич, некоторые отказывают в праве называться настоящим писателем – мол, все это «масслит», ерунда, несерьезно. А то, что благодаря «Гарри Поттеру» множество детей во всем мире добровольно оторвались от мониторов и взяли в руки книгу – это серьезно или нет? Недавно в новостях мелькнуло, что Роулинг даже выдвинули на спецприз национальной (российской то бишь) литературной премии «Большая книга» – за вклад в литературу. В следующем году может получить, если за нее проголосует жюри. Хорошо бы. Будет тогда как Чехов – он тоже пять лет назад стал лауреатом «Большой книги» и тоже за вклад в литературу. Но лично, увы, получить награду не смог. У Роулинг же шанс есть.

Кроме человеческих юбилеев в этом году случилось несколько юбилеев журнальных. Их поменьше, поэтому назовем всех. 90 лет одному из старейших литературных толстяков – «Новому миру». По 60 – «Иностранной литературе», «Неве» и «Юности». Уже который год изрекаются мрачные прогнозы по поводу скорой (и даже совсем-совсем скорой) кончины литературных журналов: кому, дескать, они нужны в эпоху Интернета? Ну так и Литературный институт тоже пытаются «похоронить», а он живехонек. И журналы живы. И пусть дальше живут. И в Интернете, и на бумаге.

Случались в Год литературы и мрачные события. Сгорела библиотека Академии наук ИНИОН, в Библиотеке украинской литературы прошли обыски. В Москве снесли дом на Садовнической, в котором Есенин читал свои первые стихи, и флигель Юсуповского дворца, где жил Пушкин. Культурный центр Твардовского и несколько подобных очагов культуры лишились зданий, закрылись некоторые книжные магазины. А еще, говорят, из некоторых библиотек изымали безобидные детские книжки вроде «Карлсона» и «Колобка» – чтобы уберечь детей от «вредоносной информации». Перегибы на местах, которых, надеемся, больше не станет. Книжная палата пугала неутешительной статистикой – общий тираж книг, выпущенных в первой половине этого года, почти на 20% меньше, чем в прошлом году. Будем надеяться, что хотя бы второе полугодие не подкачает. Год литературы все-таки.

В Год литературы ушли близкие нам прозаики, литературоведы. Постоянные авторы «НГ-EL»: Александр Говорков, Владимир Гопман, Маргарита Хемлин, лауреат премии «НГ-Нонконформизм» Юрий Мамлеев. Также ушли из жизни писатели Аркадий Арканов, Валерий Залотуха, Валентин Распутин, критики Игорь Виноградов, Самуил Лурье, директор библиотеки иностранных языков Екатерина Гениева…

Но было и хорошее: открывались памятники (Ольге Берггольц в Петербурге, к примеру), писательские музеи, возникали новые литературные порталы (в том числе Национальной электронной библиотеки), учреждались премии (например, «Живая вода» в Питере).

А напоследок, по традиции, – список выбранных нами 50 лучших книг 2015 года в жанрах fiction и non-fiction. Выбор, разумеется, субъективный, так что читайте, соглашайтесь, не соглашайтесь, спорьте… Но главное – читайте! Итак, представляем вам наших победителей в каждом жанре:

Проза: Большая книга победителей (М.: АСТ: Редакция Елены Шубиной)

Поэзия: Владимир Богомяков. Дорога на Ирбит. Экзистенциалы бескипешного жития: Стихотворения и графика/

В. Богомяков, А. Сашнева (М.: Грифон, 2015).

Non-fiction: Анатолий Ким. Гений. Повесть о Смоктуновском (Владивосток: Валентин).

Концепции: Владимир Мартынов. 2013 год. (М.: Классика-ХХI). 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Выходи-ка за меня

Выходи-ка за меня

Андрей Кротков

Стихи о возможном эпистолярном романе Ивана Грозного и Елизаветы Английской

0
685
У них

У них

Елена Плетнева

0
836
Литературная жизнь

Литературная жизнь

НГ-EL

0
223
Соль земли Канадской

Соль земли Канадской

Андрей Мирошкин

Магия провинциальных будней

0
936

Другие новости

Загрузка...
24smi.org