0
3048
Газета Печатная версия

14.01.2016 00:01:00

Восклицательные знаки Римаса Туминаса

От «Играем… Шиллера!» к «Улыбнись нам, Господи!»

Тэги: театр, шиллер, пастернак, вильнюс, театр вахтангова, театр современник, юрий яковлев, аркадий райкин, ревизор


театр, шиллер, пастернак, вильнюс, театр вахтангова, театр «современник», юрий яковлев, аркадий райкин, «ревизор» Римас Туминас на сцене Театра им. Евг. Вахтангова. Иллюстрация из книги

«Не знаю, решена ль/ Загадка зги загробной,/ Но жизнь, как тишина/ Осенняя, – подробна» – книга о московских спектаклях Римаса Туминаса открывается эпиграфом из Пастернака и завершается эпилогом – снова из Пастернака, вернее, то же самое стихотворение – «Давай ронять слова» – теперь уже приводится целиком. Эпиграф, эпилог – все черты авторского вмешательства или, если угодно, участия, так что надо оговориться, что в этой книге московские спектакли читатель видит глазами Дмитрия Трубочкина, историка театра, имеющего довольно разнообразные интересы. Самое правильное, вроде бы, представить его специалистом по античному театру, однако одна из его книг посвящена театру Аркадия Райкина, и в ней с математической точностью автор приводит расчеты эстрадных миниатюр великого артиста, как Райкин «отмерял» свои шутки. Читая эту книгу, неизбежно приходил к мысли, что все великое так или иначе стремится к золотому сечению, что без гармонического соотношения сил искусство невозможно. 

Книга о Римасе Туминасе, а вернее – о спектаклях, которые он поставил в Москве, начиная с приглашения в «Современник» и продолжая счастливыми его сезонами в Вахтанговском театре, это видно (слышно), написана человеком, глубоко погруженным в театральную историю, не только в историю Римаса Туминаса, поскольку любому понятно, что о московских спектаклях режиссера не рассказать, не зная о его домосковской театральной жизни и быте, его вильнюсских спектаклях, да и московские спектакли тоже имеют свою историю, поскольку не было «ныряния» – Туминас как бы осторожно пробовал московскую «воду». До того, как прийти в Театр Вахтангова главным, он поставил там «Ревизора», который не имел единодушных восторгов, в том числе и внутри театра спектакль не был воспринят однозначно; два спектакля в «Современнике» – «Играем… Шиллера!», а затем, уже в вахтанговский период Туминаса, – «Горе от ума», так сказать, исполнение принятых на себя прежних обязательств. И эти спектакли тоже ведь не были знакомством с неизвестным режиссером, поскольку театральная публика загодя успела его полюбить за первую, литовскую версию «Улыбнись нам, Господи!», за «Маскарад», который Туминас впервые поставил тоже в Вильнюсе, в своем вильнюсском Малом театре. 

«Античный опыт» автора книги дает о себе знать с первых же строк вступления и не отпускает ни на минуту, так что можно сказать, что взгляд на московские спектакли Туминаса дается не только в контексте московских сезонов, собственной биографии режиссера и истории Театра Вахтангова, но также – и это справедливо! – с точки зрения вечности. 

книга
Дмитрий Трубочкин.
Римас Туминас.
Московские спектакли.
– М.: Театралис, 2015.
– 512 с.

Античная культура недаром не делала большой разницы между гуманитарным искусством и точными науками (среди девяти муз, как известно, были ответственные и за трагедию, и за танцы, но также и астрономическая Урания), так и в книге Трубочкина какие-то сухие «отчетные» данные, подробности тех или других спектаклей сочетаются со вполне художественными, но и тут – точно выверенными эпитетами и описаниями. В определенном смысле книгу эту можно сравнить с «Ежегодниками…», которые в прежние годы выпускали Императорские театры, а впоследствии МХТ, поскольку эта книга в сочетании глав-спектаклей и приложенных в конце «авторских экземпляров» позволяет увидеть спектакли Туминаса, представить их, даже составить собственное мнение, поскольку глубокая симпатия автора к режиссеру не мешает скрупулезной точности в передаче деталей сценического текста. Пожалуй, в одном только случае автор отдает предпочтение преимущественно «общим» рассуждениям – когда рассказывает о «Пристани». Это жаль, спектакль, конечно, снят, но описание критика в иных случаях – точнее и даже нужнее, чем видеофиксация, а ведь уже сегодня «Пристань» потеряла двух своих великих героев, Галину Львовну Коновалову и Юрия Васильевича Яковлева. Но в остальных случаях подробностям описаний сопутствует арифметическая точность заметок: пантомима в «Горе от ума», которую предлагает Фамусов своим гостям, длится 22 минуты, а композиция по «Визиту старой дамы» в «Пристани» – это 40 минут. Плюс мелованная бумага, сотни фотографий, шелковая закладка. Эта книга – не только подарок театра самому себе, но и читателям, а также – будущим историкам русского театра конца ХХ – начала ХХI столетия.  


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В «Двенадцать» и в «Четверть девятого»

В «Двенадцать» и в «Четверть девятого»

Андрей Мирошкин

Андрей Щербак-Жуков

Юрий Анненков – едкий иллюстратор, неразгаданный прозаик

0
1925
Ни автомобиля, ни проститутки

Ни автомобиля, ни проститутки

Геннадий Евграфов

Время и «Временник» Бориса Эйхенбаума

0
1783
Обезвредить театрального критика

Обезвредить театрального критика

Евгений Авраменко

Как я был Магдой Геббельс

0
1585
В театре «Практика» пройдет второй концерт музыкального направления

В театре «Практика» пройдет второй концерт музыкального направления

Прозвучит электроакустическая музыка в сопровождении мультимедиа

0
795

Другие новости

Загрузка...
24smi.org