0
1613
Газета Печатная версия

15.09.2016 00:01:00

Океан раскаленного газа

О мальчиках Достоевского, искусстве мимикрии и ночном кошмаре

Тэги: проза, достоевский, таджикистан, фолкнер, питер, философия, глобальные идеи, минералогия


проза, достоевский, таджикистан, фолкнер, питер, философия, глобальные идеи, минералогия Магазин «Фаланстер» – отличное место для презентации новой книги Павла Крусанова. Фото Максима Кузнецова

Знаменитую реплику Остапа Бендера «Знойная женщина – мечта поэта» применительно к новой книге Крусанова можно было бы перефразировать как-нибудь так: «Хорошая книга – мечта редактора». Павел –  хороший стилист: его описания городских улиц и пустынных горных пейзажей великолепны. Рассказывая о переживаниях и эмоциях своих героев, он словно овладевает искусством мимикрии, и даже речь его героев характерна и узнаваема. Ну а мечтой редактора эта книга является потому, что ее совершенно безболезненно можно сократить на треть или даже наполовину. Это же постоянная головная боль почти любого редактора, когда хорошо написанный текст в 200 строк необходимо поставить в колонку на 150. А на новой книге Крусанова рука любого выпускающего просто отдохнула бы. И чего тут только нет: мелкие второстепенные детали, различные подробности, длинные не относящиеся к делу воспоминания и даже цитаты из других книг. Роман получился очень рыхлым, а структура его – разрозненной.

Повествование состоит из двух линий. Первая – подробное, обстоятельное описание экспедиции четырех россиян в жаркие и душные горы Таджикистана. Другая – дневниковые записи реставратора антикварных книг. Предыстория отношений главных героев, подобно клубку с нитками, разматывается постепенно. Так, через несколько десятков страниц мы узнаем, что переплетчик книг (Руслан) и один из главных участников экспедиции (Грошев) – братья-близнецы, причем оставшийся дома архиватор не совсем здоров. Некогда по вине своего брата он получил тяжелую травму, и теперь Грошев ощущает свою вину перед ним. Поэтому-то и поехал в Таджикистан, чтобы там на горящих горных копях отыскать некий чудодейственный минерал. Этот камень требуется Руслану для очень серьезного дела. Он решил спасти, а точнее, заменить человечество, увязшее в скудоумии, лени, глупости, ограниченности и прочих пороках. И даже написал книгу, которой обязательно должны проникнуться сильные мира сего. А для того чтобы книга воздействовала на них правильно, и требуется загадочный минерал из Таджикистана. Вот, собственно говоря, и все содержание романа. Вполне возможно, что его можно было бы пересказать и еще короче. Но при этом книга Крусанова обладает каким-то затягивающим магнетизмом, непонятно откуда возникающей загадочностью. И все ее события разворачиваются в зыбкой атмосфере то ли сказки, то ли ночного кошмара:  горящие таджикские копи на одном полюсе, выведение гомункула, библиофилы и антропософы, решение всех мировых проблем – на другом.

книга
Павел Крусанов.
Железный пар.
– М.: АСТ: Редакция
Елены Шубиной, 2016.
– 284 с.

«Руслан, мой бедный брат, рассказывал про раскаленный угольный газ, рвущийся из недр горящих копей. Проходя сквозь толщу вмещающих пород, газ вытягивает из них все попутные элементы вплоть до тяжелых металлов – ртути, железа, меди, свинца. А потом, на поверхности, осаждает их в виде твердых веществ и соединений. Такова моя страна – океан раскаленного газа. Его не запрешь в голубую трубу и не пустишь налево. И мы в океане этом – всякие. Одни – витающий свинец, другие – медь воздушная, а лучшие – пар из чистого железа. Мы не тверды, но горячи и не ржавеем. Солнечный русский – конденсат железного пара, то, что произойдет с лучшими из нас, когда мы, одолев глубины, достигнем дневной поверхности земли».

Впрочем, не только оставшийся в Питере переплетчик книг, но и его брат даже во время своего непростого похода тоже не против поломать голову над вечными проблемами и предложить собственный путь развития человечества. Они оба напоминают тех самых русских мальчиков, описанных еще Достоевским: «Дайте русскому школьнику карту звездного неба, и на следующий день он вернет вам ее исправленной». Получается, что даже сегодня, в век торжества цинизма, скепсиса и рынка, вот эти самые «мальчики Достоевского» еще не перевелись и продолжают мечтать, надеяться, фантазировать. И эта мысль если не является главной в книге, то, очевидно, очень важна для автора.

Когда-то давно, в самом начале творческого пути, в манере письма Крусанова ощущалось влияние Уильяма Фолкнера, в дальнейшем она изменилась сперва в сторону изощренных постмодернистских конструкций, а затем – в направлении альтернативного реализма и формы «имперского романа». Новая книга Крусанова, очевидно, не является самой яркой и значительной среди написанных ним. Определенно, «Железный пар» – это не то издание, с которого читателю, прежде не читавшему Павла Крусанова, стоило бы начать свое с ним знакомство. Но нельзя не обратить внимания и на то, что новая книга в определенной степени вобрала в себя и отразила весь путь яркого и своеобразного писателя. И это делает ее интересной.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Не проси меня, чернокожая…

Не проси меня, чернокожая…

Евгений Лесин

Гальпер, Гамлет, Гитлер и подмосковные бараки Южного Бронкса

0
2676
Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

Антон Азаренков

Разговор в высоком регистре

0
197
Ужас, ужас, ужас...

Ужас, ужас, ужас...

Наталия Лазарева

Книга, комикс, кино, виртуальная реальность… Что дальше?

0
654
Неограненные самоцветы

Неограненные самоцветы

Диалог о поэтической прозе Мамеда Халилова

0
629

Другие новости

Загрузка...
24smi.org