0
2417
Газета Печатная версия

10.11.2016 00:01:00

Время среди нас

Петра Калугина, Норильск, детство, а также Саша Черный, Тим Собакин и премия за самый удачный псевдоним

Тэги: поэзия, ахматова, фет, игорь северянин, саша черный, андрей белый, лирика, интернет, псевдонимы, норильск


поэзия, ахматова, фет, игорь северянин, саша черный, андрей белый, лирика, интернет, псевдонимы, норильск Время каждый день проходит парком... Константин Сомов. Спящая молодая женщина в парке. 1922. ГТГ

Петра (настоящее имя Татьяна) Калугина родилась в Норильске, окончила филфак МГУ. Живет в Москве. Автор нескольких поэтических сборников, большого числа публикаций в различных журналах. Хотя в литературе этот поэт присутствует уже более десяти лет (первый сборник стихов Калугиной вышел в 2004 году), ее стихи я открыл для себя только сейчас. Прочитав книгу «Изобретение радуги», я подумал, что Петра Калугина заслуживает специальной премии – за самый удачный в истории литературы псевдоним. Множество поэтов остались в памяти подавляющего большинства под своими вымышленными литературными именами. Например, Ахматова, Фет, Северянин, Андрей Белый, Саша Черный, Эдуард Багрицкий, Тим Собакин и многие другие. Но, пожалуй, только в этом случае псевдоним так ярко отражает поэтику автора. Стихи Петры Калугиной по форме вполне традиционны и классичны, как и итальянское имя Петра, но, так же как и фамилия Калугина, они не из далекого прошлого, а из дня сегодняшнего, из окружающей нас повседневности. В ее стихах не только постоянно встречаются такие узнаваемые атрибуты современности, как социальные сети, Интернет («Напиши мне о самом, о самом / И на счастье повесь в Интернет»). В них присутствует и огромный, засасывающий в себя десятки тысяч жизней город, выход в подвижное пространство которого – всегда шаг навстречу чему-то новому. Словно в сотый раз, лирический герой Петры идет все по тому же кругу мимо рассредоточенных по городу воспоминаний о неразделенной любви, о несбывшихся планах, провалившихся амбициозных замыслах: «Я иду, прекрасна и несчастна,/ Одинока (знаю: навсегда)./ Я иду пить кофе и общаться,/ Начинаться с чистого листа». 

Тут есть и трогательные воспоминания о детстве: «Площадка, лестница, площадка,/ на лифте вверх, на лифте вниз…/ как будто чья-нибудь сетчатка/ запечатлеть стремилась жизнь/ в последний миг, но расслоилась/ На волокнистые слои, / На лег кую невы носимость,/ на круги дантова нии».

Она одновременно показывает сложность и запутанность внутреннего мира своего героя, наслоение рефлексий, их противоречие между собой и в то же время слегка иронизирует над ним, тем самым если и не решая каких-то существенных, волнующих всех вопросов, но помогая своему читателю пережить их, как бы подставляя плечо, чтобы вмести с ним нести этот груз. В стихах Петры (хотя лично мне имя Татьяна нравится куда больше) словно разлито наше время, запечатлен день сегодняшний. И ее поэзия, при всей своей традиционности и классичности, – плоть от плоти нашего времени. В отличие от шестидесятников ее стихи лишены общественного пафоса, тут нет лозунгов, она пишет о себе, о личном, но как-то так получается, что, погружаясь в свой внутренний мир, она находит в нем то, что волнует и кажется важным другим. Это «плавучая бездна» бессознательного, и тревожное осознание «неисчислимости» времени жизни, растворенное в том же времени мерцание «тщеславных мнимостей», которых так много присутствует в жизни каждого из нас.

книга
Петра Калугина.
Изобретение радуги.
– М.: Водолей, 2016.
– 100 с.

Калугиной удается переплавлять в поэзию, в яркие красивые образы абсолютно все в окружающем ее бытии: «Удочки расставившая грусть/ Ловит взгляд на тень от мотылька»;/ «И летевшее мимо мгновение/ Посмотрело на нас в объектив». И даже когда Татьяна вспоминает о своем детстве в «Норильской балладе», кажется, что она рассказывает и о твоем детстве. Вместе с ее стихами читателю предоставляется уникальная возможность заново пережить наполненность и хрупкость раннего времени жизни, оставшиеся, как родной город для автора книги, за краем взрослого опыта: «Где полудетский спрятанный дневник/ Хранит мой почерк – никому на память… /Есть только ты, мой выросший двойник,/ да беглый шелест клавиш под руками».

Думаю, каждый читатель, найдет и свое отражение в зеркалах этих красивых, иногда даже завораживающих стихов:




...Время среди нас, оно живое

И антропоморфное к тому 

же.


Время каждый день проходит 

парком 

По аллейке вдоль кофейных 

тентов: 

Рыжим парнем, 

мальчиком-подранком, 

Пожилой четой 

интеллигентов, 

Женщиной беременной, 

с коляской, 

Женщиной, и снова одинокой;

школьницей в набедренной 

повязке, 

Карамельно-бесконечноногой. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Для обороны и безопасности создается военный Интернет

Для обороны и безопасности создается военный Интернет

Независимый Рунет – не изоляция России, а защита на случай войны

0
802
Булыжник просвещения

Булыжник просвещения

Алиса Ганиева

Елена Семенова

Памятник Лотману из труб, кожаный бомбер Аксенова и прочие прелести сентябрьских литературных фестивалей

0
763
Литературная жизнь

Литературная жизнь

НГ-EL

0
85
Верлибры рабочего класса

Верлибры рабочего класса

Андрей Мирошкин

В московской галерее вспоминают многогранного Алексея Гастева

0
68

Другие новости

Загрузка...
24smi.org