0
948
Газета Печатная версия

15.12.2016 00:01:00

Грудная клетка перевода

Елена Зейферт переводит с одного своего родного языка на другой

Тэги: переводы, поэзия, гораций, вергилий, катулл, гете, рильке, ницше, немецкий язык, латынь


В Музее Серебряного века в рамках цикла «Метаморфозы: Беседы о художественном переводе» состоялся вечер поэта, прозаика, переводчика, литературоведа Елены Зейферт. В этом цикле под руководством Алёши Прокопьева проходят встречи с переводчиками – они не только читают свои произведения, но и рассказывают о том, как они видят смысл своей работы, как чувствуют ее изнутри, как выстраивают свои отношения с иноязычными текстами.

Так было и на сей раз. Впрочем, случай Зейферт – как могли оценить слушатели – довольно необычен. Она совмещает в себе очень разные по внутреннему устройству типы культурных позиций и практик, будучи одновременно ученым (доктором филологических наук, профессором РГГУ) и поэтом. Переводческая работа – в родстве и с исследовательской, и с поэтической сторонами ее личности одновременно, и об этой работе, увиденной глазами исследователя, Зейферт говорила словами поэта. О языках, с которых переводит, она рассказывала как о «векторах, которые создают костер – грудную клетку переводного творчества». А переводит Зейферт с разных языков, из которых главные – немецкий и латынь (по основной, полученной в университете специальности она – филолог-античник). Но, кроме того, – с болгарского, казахского, с других языков народов СНГ и России. Ее голосом по-русски говорят римляне Гораций, Вергилий, Катулл; поэты – классические и современные – Германии, Австрии, немецкоязычной Швейцарии, российские немцы. Среди них: Иоганн Вольфганг Гёте, Аннетте фон Дросте-Хюльсхофф, Николаус Ленау, Готфрид Келлер, Райнер Мария Рильке, Эльза Ласкер-Шюлер, Стефан Георге, Георг Тракль, Фридрих Ницше, Карл Шпиттелер, Маша Калеко, Виктор Шнитке…

Уже из одного перечисления имен видно, насколько широк стилистический диапазон Зейферт-переводчика. Она виртуозно владеет разными стихотворными размерами, включая такие экзотические для нынешнего уха, как галлиямб – античный размер, название которого восходит к галлам  – жрецам культа Кибелы: они, считается, использовали его в экстатических песнях в честь богини. Он был редок даже в античности: от греческих и латинских галлиямбов сохранилось лишь несколько разрозненных строк – не считая стихов Катулла. Их Зейферт и воссоздает в исходной ритмике.

Переводя же с немецкого на русский, она, с детства слышавшая диалект поволжских немцев, делает перевод с одного из своих родных языков на другой. Речь здесь не об освоении и присвоении чужого – о выговаривании своего.

Как проницаема грань между «чужим» и «своим», как «чужое» и «свое», необходимы друг другу, слушатели чувствовали, когда Елена попеременно с переводами читала и свои стихи, вдохновленные иноязычной поэзией. А стихи звучали в этот вечер на трех языках, голосами трех культур – русской, немецкой и латинской. Все три – огненные и живые.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Доходов от экспорта газа больше не хватает для субсидирования работы "Газпрома" на российском рынке

Доходов от экспорта газа больше не хватает для субсидирования работы "Газпрома" на российском рынке

0
659
Якутский шаман возобновил свое пешее путешествие в Москву

Якутский шаман возобновил свое пешее путешествие в Москву

0
336
Министерство спорта изучает "дорожную карту ВФЛА - Колобков

Министерство спорта изучает "дорожную карту ВФЛА - Колобков

0
324
Митрополит Иларион одобрил идею размещать на стенах городских сооружений иконопись

Митрополит Иларион одобрил идею размещать на стенах городских сооружений иконопись

0
423

Другие новости

Загрузка...
24smi.org