0
991
Газета Печатная версия

30.03.2017 00:01:00

В гимназии вы, в шинке ли?

Сохлый шелест асфоделей в стихах забытого поэта

Тэги: поэзия, литературоведение, перевод, москва, токио, маяковский, ильф и петров, гумилев, поль верлен, виктор гюго, байрон, генрих гейне, владислав ходасевич


поэзия, литературоведение, перевод, москва, токио, маяковский, ильф и петров, гумилев, поль верлен, виктор гюго, байрон, генрих гейне, владислав ходасевич Уже я не гляжу на Вегу, на синеглазую мою… Фото с сайта www.pixabay.com

Это жизнеописание следовало бы назвать «Забытый поэт». Ведь Георгий Шенгели (1894–1956) в основном известен как литературовед и переводчик. К сожалению, его оригинальные стихи оказались менее востребованным современными читателями. Историк литературы профессор Василий Молодяков (Москва–Токио), воссоздавая жизнеописание своего героя, подробно пишет о каждой из сторон творчества последнего.

Как литературовед Шенгели запомнился автором серьезной теоретической работы «Техника стиха» и полемического исследования «Маяковский во весь рост». Последнее в отечественном литературоведении нередко воспринимают (и рассматривают) как памфлет, но Молодяков справедливо обращает внимание, что каждое из критических замечаний в адрес «горлана-главаря» подкрепляется многочисленными цитатами, которые составляют больше половины книги (370 стихотворных строк). Интересно, что конечный вывод Шенгели, назвавшего Маяковского «люмпен-мещанином», совпал с оценкой, которой придерживалась часть русского зарубежья. В частности, поэт и историк литературы Владислав Ходасевич также отмечал примат деструктивного в наследии автора поэмы «Во весь голос» и называл его «поэтом подонков, бездельников, босяков просто и босяков духовных».

10-13-11.jpg
Василий Молодяков.
Георгий Шенгели.
Биография. – М.:
Водолей, 2016. – 616 с.

Впрочем, и Владимир Владимирович в долгу не оставался, остроумно зарифмовав фамилию своего обидчика: «А рядом молотобойцев анапестам/ учит профессор Шенгели./ Тут не поймете просто-напросто,/ в гимназии вы, в шинке ли».

Также Шенгели был автором пользовавшейся успехом (семь изданий) культуртрегерской брошюры «Как писать статьи, стихи и рассказы», которую Илья Ильф и Евгений Петров в одном из своих фельетонов спародировали, назвав «Как писать стихи, рассказы, повести, романы, фельетоны, очерки, поэмы и триптихи».

Анализирует Василий Молодяков и переводы Георгия Шенгели. Правда, помимо переложений классиков: Поля Верлена, Виктора Гюго, Жозе Мария де Эредиа, Джорджа Байрона и Генриха Гейне, он был вынужден работать и со стихами советских функционеров. Тем не менее и они представляют определенный интерес. Так, например, в переводе Йоханнеса Барбаруса (Вареса) – авангардиста, ставшего главой правительства коммунистической Эстонии, появляются следующие строчки:

Ужасна правда тех полей,

Где пули, словно пчелы,

С цветов сбирают мед!...

…Когда овчаркою на страже

Потявкивает пулемет,

Как пес цепной…

Сразу же возникает вопрос: была ли в оригинале подобная перифраза из Николая Гумилева («Как собака на цепи тяжелой,/ Тявкает за лесом пулемет,/ И жужжат шрапнели, словно пчелы,/ Собирая ярко-красный мед»)? Или это Шенгели немного «похулиганил», сделав прозрачную отсылку к кумиру своей юности?

Но, как представляется, наиболее ценными остаются собственные стихи Георгия Аркадьевича, будь то ранние:

Обволокла медовая смола

Жука металло-голубое тело,

И капелька округло

отвердела

И надолго под хвоей залегла.

Или поздние:

Свистит неделя за неделей,

И вновь к чертям уходит

год,

И сохлый шелест асфоделей

От книг листаемых плывет.

Готов к последнему ночлегу,

У ямы черной на краю

Уже я не гляжу на Вегу,

На синеглазую мою.

Пускай она в созвездье

Лиры

К весне готовит хор Лирид

И, плавя бедные сапфиры,

С другим ребенком говорит.

Остается только сожалеть, что Георгий Шенгели так и не осуществил свой замысел, о котором писал в одном из стихотворений, вошедших в «изборник» 1939 года (последнее прижизненное отдельное издание): «Но мечта о бессмертной поэме/ (ты видишь?) увяла;/ Мир – тебя обгонял,/ а твои уходили года…» Может быть, поэтому он не воспринимался бы сейчас незамеченным поэтом. 

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Собака Никс и все, все, все…

Собака Никс и все, все, все…

Александра Горбачева

Поэзия и история – две музы, шагавшие по дороге вместе с Немировским

0
83
Вертоград поэзии

Вертоград поэзии

Александр Сизухин

В книге "Сам-Град" Микушевич описывает путь души-ученицы

0
170
У нас

У нас

Кондрат Николаенко

0
212
Литературная жизнь

Литературная жизнь

НГ-EL

0
137

Другие новости

Загрузка...
24smi.org
Рамблер/новости