0
3888
Газета Печатная версия

15.03.2018 00:01:05

Мир, который придумали киберпанки

17 марта исполняется 70 лет писателю Уильяму Гибсону

Тэги: проза, фантастика, футурология, будущее, сша, канада, киберпанк, детектив, корпорации, виртуальная реальность, хакеры, компьютеры, интернет, кино, киану ривз, музыка, дизайн, графика, круглые очки, стиль


проза, фантастика, футурология, будущее, сша, канада, киберпанк, детектив, корпорации, виртуальная реальность, хакеры, компьютеры, интернет, кино, киану ривз, музыка, дизайн, графика, круглые очки, стиль Уильям Гибсон проницательным взглядом прозревает будущее. Фото Стива Родса

Слово «киберпанк» из разряда культовых. Его слышали многие, было время, когда его употребляли даже диджеи на рейв-вечеринках, но что  это такое, известно далеко не всем. Даже волгоградский писатель-фантаст Евгений Лукин, отвечая на вопросы анкеты, некогда признался, что не понимает его значения, но, чтобы красивое слово не «пропадало зазря», называет им рыжих тараканов.

А между тем изначально киберпанк – это литературное направление, зародившееся в границах научной фантастики, но постепенно выплеснувшееся за ее пределы. И дальше – в музыку, дизайн, графику…

В мини-сериале 1993 года «Дикие пальмы» Уильям Гибсон в эпизоде сыграл самого себя. Компания презентует то, что мы сегодня назвали бы дополненной реальностью, перед публикой выступает голографическое изображение босса, который на самом деле находится в соседней комнате. Потом вечеринка, фуршет. Главному герою картины, которого играет Джеймс Белуши, представляют высокого молодого человека в круглых, как у Знайки, очках. В русском переводе звучит фраза: «А это Уильям Гибсон, один из организаторов этой вечеринки». Переводчики не поняли смысла оригинальной фразы и не смогли найти ей русского аналога. А аналог должен был 

Персонаж Киану Ривза видит мир сквозь очки виртуальной реальности.	 Кадр из фильма «Джони-мнемоник». 1995
Персонаж Киану Ривза видит мир сквозь очки виртуальной реальности. Кадр из фильма «Джони-мнемоник». 1995

бы быть: «Человек, который все это придумал». «Все это» – это не только презентуемая дополненная реальность, но и вся стилистика, в которой был снят мини-сериал, весь мир, в котором происходит его действие. А еще он придумал хакеров, которых называл «компьютерными ковбоями», виртуальных поп-звезд и многое-многое другое.

Есть такая легенда. В начале 80-х внимание любителей фантастики привлекли рассказы двух молодых авторов, работающих в схожей стилистике. Это были Уильям Гибсон и Брюс Стерлинг. А потом якобы они пришли на какой-то конгресс фантастов в одинаковых черных кожаных куртках и зеркальных очках. Кто-то из мэтров американской фантастики, увидев их, воскликнул: «Да это же какие-то киберпанки!» Это, конечно, апокриф, но с тех пор направление с таким названием стало набирать силу и популярность, а эти два молодых автора рассказов написали не менее замечательные романы.

Что отличает этих авторов? Пристальное внимание к футурологии. Они стараются просчитать пути развития технологий и представить, как эти технологи повлияют на общество. С одной стороны, это твердая научная фантастика, с другой, это глубокое социальное исследование.

Что отличает стиль киберпанк? Его адепты описывают мир, где самой главной ценностью является информация. За нее сражаются транснациональные корпорации, которые заменили собой государства. Ее воруют маргиналы в надежде подняться из трущоб в мир истеблишмента.

В 80-е годы ХХ века Уильям Гибсон описывал мир первого-второго десятилетий века XXI. По сути, мир его ранних произведений цикла, условно названного «Муравейник» или «Киберпространство», это уже мир, в котором мы живем.

Угадал ли Гибсон пути развития технологий и общества? Умеет ли фантастика вообще предсказывать будущее? И да, и нет. В 80-м году у Гибсона был консультант из научных кругов, он рассказал, как по прогнозам ученых будут развиваться компьютерные технологии. Он предположил, что вычислительные машины будут становиться все больше и больше, чтобы иметь большую память и большую скорость расчетов. А у каждого пользователя будет своя, личная запароленная область на одном общем жестком диске и консоли для выхода в киберпространство – то, что мы сейчас бы назвали монитором с клавиатурой. Отсюда в произведениях Гибсона появились компьютерные ковбои – прообраз хакеров. Они взламывали чужие секторы памяти, воровали информацию и продавали ее конкурентам. Отсюда появился его виртуальный мир, населенный персонажами, суть которых не плоть, а цифра. В том числе и виртуальные поп-звезды, названные на японский манер «идору»…

Герои Уиллема Дефо и Азии Ардженто – пешки в борьбе транснациональных корпораций.	 Кадр из фильма «Отель «Новая роза». 1998
Герои Уиллема Дефо и Азии Ардженто – пешки в борьбе транснациональных корпораций. Кадр из фильма «Отель «Новая роза». 1998

Но, когда появились «персоналки» – на столе у каждого своя и со своим жестким диском, поначалу показалось, что Гибсон ошибся, не угадал. Мир, построенный на основе этих технологий, оказался другим. Со своего компьютера на чужой не пробраться. Однако, когда появился Интернет и все «персоналки» составили единое информационное пространство, мир словно перевернулся второй раз и стал именно таким, каким его описывал Уильям Гибсон. Произошла поразительная вещь: писатель-фантаст не угадал, какими путями будут развиваться технологии, но предельно точно описал общество, которое сформируется на их основе. Опираясь на ошибочные предпосылки, Гибсон получил абсолютно верный результат, точную картину будущего. И мы сегодня можем в этом убедиться.

Что мы имеем на сегодняшний день? Единое информационное пространство, борьба за информацию, хакеры… Все это уже есть. Недавно по радио прозвучал материал о транснациональных корпорациях, которые уходят от налогов благодаря тому, что зарегистрированы в одном государстве, а производство разместили в другом. И ни одно из этих государств не может их поймать на нарушении закона. Что это, как не первый шаг к обществу, в котором корпорации совсем заменят государства? По сути, мы уже сегодня живем в мире, который придумали и описали киберпанки, и Уильям Гибсон в первую очередь.

Главное, что они предсказали, – это наступление информационной стадии общества. Когда-то в древности больше всего дорожили материальными предметами, потом ценить стали технологии, с помощью которых можно создать эти предметы, затем высшей ценностью стали деньги, за которые можно купить и технологии и предметы, и вот, наконец, настала эра информации, с помощью которой можно приобрести и деньги, и технологии, и предметы.

Корпорации, заменившие государства, Уильям Гибсон описывает с явной нелюбовью и опаской. Его герои – асоциальные маргиналы, бросившие вызов жестокому обществу. Двое из них перешли из рассказов на экран – это Икс из картины Абеля Феррары «Отель «Новая роза» и Джонни-мнемоник из одноименного фильма Роберта Лонго. И еще в его произведениях всегда есть место любви. Видимо, такой и сам Гибсон – романтик и пацифист. Ведь в юности он перебрался из США в Канаду, чтобы избежать призыва в армию.

При этом он невероятно стильный человек, и стиль у него свой собственный, неповторимый – четыре десятилетия в одинаковых круглых очках. И киберпанк – это в первую очередь стиль. Кто из писателей сказал, что «киберпанк – это всегда привкус крутизны на губах». Вот почему он перешел границы не только фантастики, но и литературы вообще. Его подхватили уличные художники, музыканты-электронщики и авангардные модельеры. И он сам вдохновлялся андеграундной музыкой: название его романа «Все вечеринки завтрашнего дня» – строка из песни Лу Рида.

Пишет Гибсон не так чтобы очень много. За 40 лет литературной деятельности – десяток рассказов, половина из которых в соавторстве, три романные трилогии и еще один роман. И, если в «Трилогии киберпространства» («Нейромант», «Граф Ноль», «Монна Лиза овердрайв») он предсказал наш сегодняшний день, в «Трилогии Моста» («Виртуальный свет», «Идору», «Все вечерники завтрашнего дня») условность сведена к минимуму, то в «Трилогии Синего муравья» («Распознавание образов», «Страна призраков», «Нулевое досье») мир мало чем отличается от нашего, это уже и не фантастика. Будущее настигло автора. И он вместе со всеми нами теперь живет в нем.

Но он не остановился: в романе 2014 года «Периферийные устройства» опять много футурологических придумок. Интересно, превратится ли он в трилогию?


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


ЕС разрабатывает план действий на случай, если США продолжат блокировать работу ВТО

ЕС разрабатывает план действий на случай, если США продолжат блокировать работу ВТО

  

0
490
Китай и США никак не поделят АСЕАН

Китай и США никак не поделят АСЕАН

Владимир Скосырев

Блоку из 10 стран угрожает раскол

0
1016
Решатся ли США бомбить Иран

Решатся ли США бомбить Иран

Николай Плотников

Во что может вылиться противостояние Вашингтона с Тегераном

0
1122
Москву хотят включить в антииранскую коалицию

Москву хотят включить в антииранскую коалицию

Игорь Субботин

Что ждать от "исторических" переговоров РФ, США и Израиля

0
1901

Другие новости

Загрузка...
24smi.org