0
1043
Газета Печатная версия

11.10.2018 00:01:00

Сердце не груша

От грядущего хама к великому жулику

Тэги: дмитрий мережковский, достоевский, зинаида гиппиус, философия, литература, поэзия, сценарий


дмитрий мережковский, достоевский, зинаида гиппиус, философия, литература, поэзия, сценарий Современники не упускали случая пошутить над Мережковским. «Почему нарисовали меня одного? Ведь здесь есть место и для З.Н. Гиппиус». Шарж MAD (псевдоним Михаила Дризо). Иллюстрация из книги

Василий Розанов не без иронии, но вместе с тем отдавая должное Дмитрию Мережковскому (1865–1941), писал о нем: «В общем «литературная судьба» Мережковского красива; она не осмысленна, но эстетична. Стихи, романы, критика, религиозные волнения – все образует «красивый круг», в который с удовольствием всякий входит, не отдавая отчета, «зачем», «почему». Взять «том Мережковского» в руки – приятно. Всем приятно высказать: «А я стала читать Мережковского» или: «Я давно занимаюсь Мережковским». Что-то солидное. Что-то несомненно литературное».

Неудивительно, что и в дальнейшем автор «Вечных спутников» оставался предметом исследований.

Настоящий сборник составлен из материалов конференции, прошедшей в Москве в декабре 2016 года. Статьи, вошедшие в книгу, касаются самых разнообразных вопросов: текстологии и особенностей стихосложения, эстетики и проблем переводов, диалогов поэта с современными ему мыслителями и мыслителями прошлого.

В последнем случае симптоматична заочная полемика писателя с Достоевским. Несмотря на все преклонение Мережковского перед автором «Села Степанчикова» («тайновидец духа»), он, особенно до революции, не соглашался с его уничижительной оценкой участия отечественной интеллигенции в оппозиционных власти радикальных движениях. Впрочем, представления о Федоре Михайловиче у Дмитрия Сергеевича всегда были более чем своеобразные. Не зря вдова Достоевского отказалась от печатания работы Мережковского «Пророк русской революции» в качестве вступительной статьи к юбилейному изданию полного собрания сочинений, мотивировав это тем, что она «противоположна всем тем идеям, которые высказывал покойный писатель».

37-14-11_t.jpg
Д.С. Мережковский:
писатель – критик –
мыслитель: Сборник статей/
Ред.-сост. Олег Коростелев,
Алексей Холиков. – М.:
Дмитрий Сечин, Литфакт.
2018. – 688 с.

Интересна также статья о пародиях на Мережковского. Один из (наряду с Брюсовым) создателей русского символизма, он не мог не стать объектом насмешек как со стороны противников модернизма, так и альтернативных течений внутри последнего (акмеизм, футуризм). Впрочем, доставалось Дмитрию Сергеевичу и от своего брата-символиста, как, например, Сергея Соловьева (племянника знаменитого философа): «Мережковскому отдыха нет:/ С Зинаидой трепещут, как листики./ Зимней ночью, в дому Марконет,/ Собрались христианские мистики./ «Сердце подымем гор!/ Адское пламя, потухни!»/ Марья стучала: пюре/ Стряпала в кухне./ Черти подымали злее и злее вой,/ Но, жены Блока испугавшись, Любы,/ Урожденной Менделеевой,/ Улетели в трубы».

Также критики не упускали случая высмеять неудачные слова, образы и рифмы. Маркиз Враль и Ко (один из псевдонимов Власа Дорошевича), напомнив читателям следующие строки Мережковского: «О, дитя, живое сердце/ Ты за мячик приняла», писал:

О, дитя, живое сердце

Ты за грушу приняла…

Эту грушу ты кусаешь,

Беззаботно весела…

Ты резвясь кусаешь сердце…

Мне ужасно больно… Ах!

Сколько боли, сколько перца

В сих пленительных стихах.

Не менее важна статья о влиянии на Мережковского наследия Блеза Паскаля. В ней анализируется не только работа, посвященная автору «Мыслей» (вошедшая в цикл-трилогию «Реформаторы»), но и восприятие идей французского философа на всем протяжении творчества русского писателя.

В книге также содержится список (не полный) парижской библиотеки Мережковского– Гиппиус, а также малоизвестные отечественному читателю сочинения Дмитрия Сергеевича. В их число была включена повесть о Смутном времени «Самозванец», в основу которой лег киносценарий «Борис Годунов». Киносценарий, впрочем, не менее интересен. Особенно с психологической точки зрения: Мережковский кинематограф не любил и иначе как «великий хам и великий жулик» не называл. Любопытная получается эволюция от обличения «грядущего хама» к практически одноименным филиппикам, но уже в адрес массовой культуры и одновременном сотрудничестве с ней. Также в настоящем издании републикован ряд статей 1917–1918 годов, не включенных писателем в авторские сборники.

Такой вот вышел сборник. Серьезный, но и не без юмора в адрес своего героя, как, впрочем, и слова Розанова о Мережковском.   


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Александр Cолженицын  как политический мыслитель

Александр Cолженицын как политический мыслитель

Николай Работяжев

К 100-летнему юбилею великого русского писателя

0
928
Кошка, скажи «Россия»

Кошка, скажи «Россия»

Марианна Власова

Елена Семенова

Андрей Щербак-Жуков

«Большая книга» в Доме Пашкова, «Московский наблюдатель» в Музее Серебряного века, а также премия «Московский счет» и все остальные на ярмарке non/fiction

0
1804
По двум-трем костям

По двум-трем костям

Глеб Котов

Борис Кутенков о поэтических раскопках периода заката советской империи и «археологической» реконструкции личности

0
615
Раритет в салфетке и локон Александра Сергеевича

Раритет в салфетке и локон Александра Сергеевича

Сергей Трубачев

Библиофилы отметили 200-летие Ивана Тургенева

0
244

Другие новости

Загрузка...
24smi.org