0
843
Газета Печатная версия

17.10.2019 00:01:00

Матрица имени и чертеж стиха

Геометрическая визуализация словесности исключает неточность

Тэги: геометрия, алгебра, матрица, числа, поэзия, велимир хлебников, искусство, шелкография, математика, филология, графика, заумь, шахматы


геометрия, алгебра, матрица, числа, поэзия, велимир хлебников, искусство, шелкография, математика, филология, графика, заумь, шахматы Художество, насыщенное математической мыслью. Фото Виктора Гоппе

Новая книга издательства Виктора Гоппе – артефакт исключительно оригинальный, пожалуй, не имеющий прямых аналогов ни в экспериментах современных дизайнеров, ни в наследии классиков авангарда. Сам Гоппе на сей раз ограничился созданием довольно узнаваемого, хотя и очень условного портрета автора – поэта и филолога, президента Международной академии зауми Сергея Бирюкова; на суперобложке непревзойденный декламатор футуристической поэзии изображен с микрофоном в руке. Основное же пространство сборника изобретательно сконструировано, непривычно, но по‑своему абсолютно логично выстроено художником Александром Панкиным, чьи выставки прошли совсем недавно в Московском музее современного искусства и в «Крокин галерее». Гоппе рассказывает, что, познакомившись с творчеством этого мастера, пришел в восторг от самобытности его метода и тут же предложил ему поработать над поэтической книгой. Основываясь на открытиях авангардистов начала прошлого века, но не повторяя их эксцентричных опытов, а развивая их идеи, Панкин предлагает собственную, современную концепцию формообразования; к его работам применимы слова Флоренского: «Художество, насыщенное математической мыслью».

Внешне издание напоминает отнюдь не традиционный сборник стихов с широкими полями, элегантными виньетками, «парадным портретом» сочинителя, а скорее – деловитый рекламный проспект или детскую «раскладушку». В книгу включено всего несколько коротких текстов Бирюкова (в том числе и знаменитый палиндром «Року укор»), но самое главное здесь – способ их графической интерпретации. Стихи, нанесенные на черный фон белыми печатными буквами, воспроизведенные шелкографским способом образцы визуальной поэзии, математические выкладки, фотография автора – все эти элементы книжного ансамбля четко сбалансированы и жестко структурированы. Приводя столь разнородный материал к единому стилевому знаменателю, художник подчас буквально реализует поэтические метафоры: выстраивает из «ночных строк» и «обесцвеченных грустью» линий мир очень цельный, но настолько хрупкий, что «может хрустнуть вдруг на сгибе».

37-14-11_t.jpg
Число Сергея Бирюкова:
Поэтическое издание /
Конструкция книги, рис. и
типографика А. Панкина,
гравюра на суперобл.
В. Гоппе.– М.:
[Изд. В. Гоппе],
2019. – [6] с.
Смысловой и композиционный центр «Числа Бирюкова» – некие чертежи, схемы, которые можно принять за отвлеченные, абстрактно‑геометрические иллюстрации к стихам. На самом же деле Панкин на редкость последователен в стремлении «поверить алгеброй гармонию», его методика «геометрической визуализации словесности» не терпит ничего приблизительного, исключает неточности. Даже название книги следует понимать не иносказательно, а буквально: художник действительно берется вывести число, характеризующее личность автора, выдать ему «цифровой паспорт». Для этого количество букв в имени и отчестве Бирюкова делится на количество букв в его фамилии. В результате получается «красивое и особое число… символ, знак гармонии». Добытый таким образом «иррациональный модуль» ложится в основу чертежа, где белые кружки обозначают гласные, а перечеркнутые крест‑накрест черные прямоугольники – согласные. Имя поэта как бы сканируется, обнажает свою ритмическую структуру, превращаясь в «матрицу прямоугольной формы с внутренним пульсирующим пространством».

На другом развороте примерно такие же манипуляции проделываются с «абстрактным» стихотворением; перед нами не иллюстрация к поэтическому тексту, а его кардиограмма, подробнейший анализ словесной конструкции графическими средствами. Схема чередования гласных и согласных напоминает решетку или шахматную доску. По мнению Панкина, такой подход позволяет наглядно выявить скрытую гармонию «заумного» словотворчества, четкую упорядоченность хаотичного на первый взгляд нагромождения слогов, отсутствие в этой системе элементов случайных, необязательных. Прочтение авангардистских литературных опытов недвусмысленно уподобляется решению математической задачи. Если Велимир Хлебников или Курт Швиттерс, предлагавшие писать стихи не буквами, а цифрами, все же действовали по наитию, выбирали те или иные числительные интуитивно, то в «Числе Бирюкова» торжествует точный расчет. Предложенный художником экстравагантный метод осмысления поэзии может показаться читателю надуманным, излишне механистичным, однако этот эксперимент, безусловно, заслуживает внимания, ему нельзя отказать в логике и графической выразительности. Книга издана тиражом 50 нумерованных экземпляров.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Сверхдраматическая интрига матча за титул шахматной королевы

Сверхдраматическая интрига матча за титул шахматной королевы

Марина Макарычева

Сергей Макарычев

Александра Горячкина вышла вперед, затем упустила лидерство, но все же отыгралась, переведя окончательное выяснение отношений в режим тай-брейка

0
1004
Ростехнадзор: количество аварий снижается третий год подряд

Ростехнадзор: количество аварий снижается третий год подряд

Галина Грачева

0
415
В этом Дарвин виноват

В этом Дарвин виноват

Евгений Лесин

Андрей Щербак-Жуков

К 85-летию Кира Булычева вышел сборник его избранных стихотворений

0
1652
Чем коммунистам каляка-маляка помешала

Чем коммунистам каляка-маляка помешала

Александр Гриценко

Евгений Попов про одних и тех же чудиков у Аксенова и Шукшина и о том, что в Норильске не понравился художник, который лаял собакой и гадил

0
1333

Другие новости

Загрузка...
24smi.org