0
4322
Газета Печатная версия

01.04.2020 20:30:05

Возбуждайтесь и не болейте

Казанова и де Сад – юбилеи, тюрьмы и секс-философия

Тэги: эротика, секс, история, тюрьма, революция, франция, италия, казанова, маркиз де сад


эротика, секс, история, тюрьма, революция, франция, италия, казанова, маркиз де сад Вот он, Казанова, наш соблазнитель. Антон Рафаэль Менгс. Портрет Джакомо Казановы. 1760. Фонд Рау, Кельн, Германия

Во дни карантина, когда зашкаливает посещаемость порноресурсов и растет демография, пора обратиться к прекрасному. Сегодня непревзойденному искусителю, авантюристу, игроку, путешественнику, манипулятору, дипломату, алхимику, священнику, военному, скрипачу, писателю-мемуаристу Джакомо Казанове (1725–1798) стукнуло 295 лет. О сногсшибательных подвигах сексуального итальянца эпохи Просвещения мы знаем благодаря искрометной «Истории моей жизни», которую тот писал на закате жизни на французском языке. 10-томный труд после смерти автора пережил бурную приключенческую жизнь с бесконечными перепродажами, цензурными купюрами и войнами (в 1943-м ее чудом вытащили из сейфа горящего после бомбежек союзников лейпцигского издательства) и увидел свет в полном виде только лишь в 1960 году. Шокирующий факт: на русский мемуары Казановы так и не перевели в полном виде и нам приходится довольствоваться сокращенной версией.

А жаль. В этих 10 томах есть все – и интриги, и схемы наживы на лотерейных билетах, и встречи с самыми яркими персонами эпохи от монархов и папы Римского до Руссо и Вольтера, и бешеное обогащение, и банкротство, и шпионаж, и мистика, и шулерство, и темницы, и пиры. И, разумеется, секс. Секс с женщинами и совсем немного с мужчинами. С девочками-подростками и с дамами в соку. Тет-а-тет и свальным грехом. Многое из перечисленного, включая близкородственные связи, сейчас считается извращением или уголовным преступлением, но тогда – было нормой времени. Но Казанова и тут всех переплюнул, переспав с двумя своими возможными дочерями. Правда, это могло быть литературной бравадой. К примеру, его литературная эманация, Дон Жуан, переплюнул живого альтер-эго во много раз, имея в своей копилке 1800 любовниц. У Казановы их за описанные в мемуарах первые 50 лет жизни насчиталось всего 122. Если считать партнеров-мужчин и близость без проникновения, то 136. Не так уж и много. Байрон потом хвастался, что у него было больше. Так что дело не в количестве, конечно.

12-9-4350.jpg
«Нельзя хотеть того, чем владеешь. Стало
быть, женщины правы, когда отказывают нам».
Константин Сомов. Влюбленные. Вечер. 1910.
Национальная галерея Армении, Ереван
Джакомо, чьи братья и сестры нашли себя в разных видах искусства, родился в семье танцовщика в Венеции. Там царил карнавал, бурлила светская и альковная жизнь, а быт с его гондолами и полумасками дышал духом театра и шоу. Венецианки могли себе позволить гораздо большие вольности в количестве и в выборе партнеров, и мужья их вовсе не возражали. Вот эта женская сексуальная раскрепощенность Джакомо и воспитала. В детстве он рос болезненным мальчиком, у которого из носа вечно шла кровь, и мать-актриса быстро сдала его сначала в ужасный падуанский пансион, а потом к священнику, чья младшая сестра-нимфетка и стала первой любовью мальчика. А также первым его учителем в любовных психологических играх – заманиваниях, отталкиваниях, саспенсе, в вызове попеременно ревности, счастья, тревоги, надежды и томительного ожидания. Настрадавшись, Казанова намотал все эти приемы на ус и обратил оружие против врага.

Впрочем, женщин он обожал и уважал. Его связи, в которых было много модного в порнографической культуре XVIII века вуайеризма, подглядывания и воистину дипломатических интриг, не были просто сексом. Это были романы. Не столько мимолетные ночи, сколько подлинные истории и отношения, в которых наибольший смак состоял в интеллектуальном соперничестве с женщиной, в равноправном поединке остроумий и эрудиций. Он никогда не брал женщину насилием или спаиванием – только лаской, заботой, словесными уловками или сладким обманом. И чем более эмансипирована, умна и внутренне свободна оказывалась его возлюбленная, тем больше он в нее влюблялся – но каждый раз не навсегда. Он начинал скучать и шел к следующей. В эпоху, когда европейская знать держала целые гаремы, в городах устраивались оргии, монастыри превращались в бордели и балом правили распутники, оккультисты и участники тайных братств, Казанова держался собственной стратегии: «Я не завоевываю, я подчиняюсь». Он всегда заботился об удовольствии женщины, а еще принимал роды, дефлорировал юных невест и сексуально просвещал девочек. Презервативам в его мемуарах уделено особое внимание, и, несмотря на их толщину и неудобство, он всячески популяризировал этот перевязанный ленточкой «английский плащ», надувая его перед дамами для проверки целости и оберегая их от нежелательных беременностей, а себя от болезней.

12-9-3350.jpg
Вырваться из тюрьмы удалось обоим
секс-гигантам Просвещения. Тинторетто.
Святой Рох в тюрьме, посещенный ангелом
(деталь). 1567. Сан-Рокко,  Венеция
Впрочем, представлять Казанову совсем уж феминистом, как это делают многие, наверное, не стоит, по способностям к наукам мужчин он ставил выше, хоть и легко околпачивал представителей обоих полов. Ловко торговал государственными облигациями, лечил богачей всеми сомнительными способами, а одной богатой французской вдове, мечтавшей вернуть молодость, даже внушил, что переселит ее душу в тело юного мальчика, за что вдова щедро платила ему и драгоценными каменьями, и своим старческим телом. Пытался он, живя в Петербурге, окрутить очередным прожектом и нашу государыню Екатерину II, но безуспешно. Зато политическим шпионажем в пользу католической инквизиции занимался за милую душу. Кстати, эта самая инквизиция посадила молодого Казанову (тогда он увлекался написанием пьес и комедий, которые почти не сохранились) в «свинцовую» тюрьму за богохульство, каббалу, запрещенные масонские книги, растления девиц и драки в публичных местах. Крыша в этой тюрьме и вправду была покрыта свинцовыми плитами, и оттуда никто никогда не сбегал, однако же Казанове удалось совершить хитроумный побег, который он красочно описал в главе «История моего побега». Эта глава потом чрезвычайно восхищала Достоевского, и он напечатал ее перевод у себя во «Времени», отметив, что «это рассказ о торжестве человеческой воли над препятствиями необоримыми».

Раз уж мы заговорили о тюрьмах, то стоит отметить еще один сегодняшний юбилей: 2 апреля в 1790 году из Бастилии освободили еще одного писателя и секс-экспериментатора, одного из отцов нашей массовой культуры – маркиза де Сада. В тюрьме он провел 14 лет за похищения и изнасилования девушек, избежал там смертного приговора, в тюрьме же начал писать, пока его, наконец, не освободила Французская революция, открыв дорогу к новым любовным победам. Казанова в это самое время как раз работал над своими легендарными мемуарами, которые еще два века будут под полузапретом и превратят его имя в символ, мем, бродячий образ и даже в медицинский диагноз. Он провел последние годы в замке Дукс, работая смотрителем библиотеки одного богемского графа, камергера австрийского императора. В отличие от де Сада Казанова не делил людей на властителей, которым все дозволено, и на их рабов. Хотя элементы ролевых садомазоигр в его арсенале, конечно же, были. Он в этом смысле был гуманистом, жовиалом, филантропом. Даже, поговаривают, излечивал женщин от аноргазмии. Да и сейчас, постмортем, продолжает лечить, возбуждать и просвещать своей литературой.

Поэтому отмечайте двойной юбилей. Читайте, учитесь и не болейте. И экспериментируйте.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Французов призывают тратить как можно больше

Французов призывают тратить как можно больше

Юрий Паниев

Макрон увидел в коронакризисе возможность перезагрузки экономики

0
1418
Коронавирус на вэлфере – 2

Коронавирус на вэлфере – 2

Александр Гальпер

Продолжение записок социального работника пандемической эпохи

0
873
Макрон поможет крупному бизнесу под гарантии экологичности и патриотизма

Макрон поможет крупному бизнесу под гарантии экологичности и патриотизма

Данила Моисеев

Renault обязуется не выводить производство за рубеж и развивать электромобили, а Air France - снизить выбросы CO2

0
536
История медицины. Как впервые в истории вернули человека после клинической смерти

История медицины. Как впервые в истории вернули человека после клинической смерти

Наталья Ёхина

«Вот как называется теперь это чудо – реаниматология…»

0
1564

Другие новости

Загрузка...
24smi.org