2
14322
Газета Печатная версия

15.10.2014 00:01:00

Стоит село без праведника

Русская деревня занимается "почвенничеством" на грядках, а не в идеологии

Алексей Белов

Об авторе: Алексей Анатольевич Белов – религиовед.

Тэги: православие, деревня, вера


православие, деревня, вера В наши дни дорога к храму свободна, но деревенская молодежь часто выбирает другой путь.

В былые времена, когда граф Уваров провозгласил свою триаду, Россия представляла собой огромную крестьянскую страну. Говорят, из этой почвы произрастали пресловутые православие и народность, питавшие самодержавие. Русская деревня хранила веру, подпитывая ею города.

С началом постсоветского религиозного возрождения именно городская интеллигенция подняла на щит православие как новую основу для строительства российской нации. Обратились по старой привычке за крестьянскими корнями… а их и нет вовсе! Оказалось, что русская деревня не только не сохранила веру, но и отказывается принимать ее из рук городских доброхотов, народников наших дней. Говорю это ответственно, как человек, поживший и в городах, и на селе, многие годы занимавшийся богоискательством в разных уголках России и в русле разных традиций.

Вот, например, есть на Руси одно село. С населением около 2 тыс. человек и 250-летней историей. До распада СССР оно имело статус рабочего поселка, будучи индустриальным центром районного значения. В конце XIX века известный граф Нессельроде построил здесь стекольный завод – благо песка для него в окрестностях предостаточно – и провел через тогдашнюю деревню железнодорожную ветку. До недавнего времени по ней еще ходил транзитный поезд до Москвы. Ныне завод стоит в руинах. Другим «селообразующим» предприятием был колхоз, он хоть и не развалился, подобно заводу, но в наши дни влачит жалкое существование.

В урочный час, как раз когда погибали завод и колхоз, в нашем селе принялись возрождать «духовность». В здании бывшего детского сада была устроена церковь – взамен разрушенной в безбожные годы. Только что-то все время мешает нормальной богослужебной жизни храма – то священника переманит большая по количеству и активности паства из соседнего чувашского села, то новый, уже специально приписанный, батюшка оказывается весь из себя болезный, по полмесяца, если не больше, он проводит на лечении в областном стационаре. Да и паствы-то – десяток бабушек. В общем, все, как говорится, не слава богу...

Более прочно в нашей деревне укоренился своеобразный симбиоз советских крипторелигиозных традиций и остатков простонародных суеверий, сильно мутировавших за века двоеверия и безбожный XX век, но сохранивших свою языческо-магическую суть. Русские жители села (есть и нерусские, как обычно в Поволжье) бывают в церкви несколько раз в жизни, например при крещении своего ребенка или крестника. Крещение происходит «на всякий случай». Именно так мне ответила одна близкая родственница, когда после предложения стать крестным ее сына, гостившего в тот момент в деревне у бабушки с дедушкой, я поинтересовался, а зачем, собственно, ей это нужно.

Однако все поголовно отмечают основные церковные праздники. Правда, деревенские не утруждают себя, например, Великим постом, а подготовка к Пасхе, как и другим церковным и гражданским праздникам, сводится к уборке квартиры. Само Воскресение Христово отмечается воздержанием от работы (что исполняется охотно, в церковные праздники останавливается даже татарская мельница) и походом в баню. Разумеется, ради «святого дня» особенно обильно принимают «на грудь».

Многие любят посещать кладбище не только чтобы прибраться на «отеческих гробах» весной и осенью (тоже своего рода ритуал), но и в течение всего года. Совсем недавно я был свидетелем коллективной уборки кладбищенской территории всем учительским составом местной школы, разумеется, не по собственному почину, а по приказу директора. Таким образом, ритуал ежегодной уборки мест захоронений приобрел духовно-административный характер.

А раз пришел на кладбище, надо обязательно помянуть усопших родственников – иначе говоря, уважительный повод выпить водки или самогона. Я писал уже, что кладбищенские поминки становятся у нас настоящим языческим обрядом («НГР» от 04.06.14). Добавлю еще, что все поголовно следуют неписаному правилу – ничего не уносить с кладбища, чтобы «не принести домой смерть». Этот популярный пережиток деревенской бытовой магии как нельзя лучше характеризует истинное положение с «воцерковленностью» подавляющего большинства односельчан.

Здесь есть свой культ – картошка! Этому корнеплоду местные служат преданно и страстно. 	Фото Reuters
Здесь есть свой культ – картошка! Этому корнеплоду
 местные служат преданно и страстно.
Фото Reuters

Однако и здесь есть свой культ – картошка! Этому корнеплоду деревенские служат преданно и страстно. Сезонная посадка и уборка картофеля представляют собой настоящий ритуал, соперничающий по значимости с Пасхой и Первомаем. Необходимый к исполнению, он объединяет всех обитателей села в едином порыве, где каждый изо всех сил стремится не отстать, а еще лучше – обогнать соседа. В это время все разговоры после приветствия начинаются с сакраментальных вопросов: «Как картошка?», «Посадили?», «Копаете?», «Уже выкопали?» и т.д. и т.п.

В промежутке между посадкой и уборкой картошки выполняются не столь значимые, но также необходимые меры по ее обработке от сорняков и колорадского жука, того самого «кузьки», мать которого грозился показать американцам известный политический лидер. В некоторых регионах царской России существовал даже молебен по избавлению от «кузьки», завезенного в свое время из Америки. Ну а о том, что сама традиция возделывания этого нерусского корнеплода в свое время вводилась насильно, в приказном порядке – благо крепостное право тогда еще не отменили, – современным Иванам, не помнящим ровным счетом ничего из собственной истории и традиций, конечно же, невдомек. Между тем во времена Николая I по России, в том числе Поволжью, прокатились  «картофельные бунты», когда заморским овощем заменяли родимую пшеницу.

Культивированию корнеплода противостояли и на религиозной ниве. Так, в начале XX века в некоторых районах Поволжья были целые поселения сектантов – так называемых голубцов. Не отличаясь в общей обрядовой практике и вероучении от другого сектантского течения, хлыстов, голубцы особенно не любили картошку. Картофель у них считался нечистым растением, поскольку он «плодовит, как собака». Среди сектантов существовало поверье, что если картошку несколько дней печь в горшке, то вместо нее появятся щенки.

За прошедшее столетие в смысле приверженности предрассудкам в деревнях на Волге мало что изменилось. У нас, например, не боятся «щенков» из картошки, наоборот, ее обожают всей душой, но вот приезжих из города, особенно тех, кто берется рассуждать о Боге, опасаются не меньше, чем сектанты плодовитого овоща. Автору этих строк за стаканом самогона изрядно захмелевшая почтенная матрона говорила заплетающимся языком: «Рассказывали когда-то, что ты в секту вступил, но это ведь неправда, ты ж нашей веры-то, я знаю!» Я смолчал, конечно, себе дороже было бы объяснять собутыльнице смысл моих странствий по православным монастырям, буддийским хуралам и различным московским духовным центрам.

Вопреки романтическим идеалам городских поклонников православного дауншифтинга в реалиях современной деревни не хочется «ни поститься, ни Богу молиться». Здесь можно только спать, пить да закусывать жареной картошкой.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(2)


Зубов Владислав 20:38 11.11.2014

В целом согласен с автором статьи, но непонятно, при чем тут картошка. То, что исторически выращивание пшеницы заменилось картофелем, никакого отношения к состоянию религиозности на селе не имеет. И раньше точно также в период посева и сбора урожая все силы крестьян бросались на поля, чтобы было потом чем питаться на протяжении длинной зимы. Только раньше это еще сопровождалось церковным благословением и молитвой, а теперь нет. В этом принципиальная разница, а не в том, что пшеницу заменили карт

Зубов Владислав 20:40 11.11.2014

Что-то уж шибко маленький лимит комментария.)))



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Как же надо любить свою деревню

Как же надо любить свою деревню

Николай Фонарев

«Земля» кореянки Пак Кён Ри – в России, в Москве

0
298
Родители больных детей могут больше не бояться за свою свободу

Родители больных детей могут больше не бояться за свою свободу

Галина Грачева

0
189
Тюремное «служение» монастырей

Тюремное «служение» монастырей

Валерий Вяткин

Прославленные российские обители имели еще и особое назначение

0
671
Спасти Слепнево!

Спасти Слепнево!

Дмитрий Осипов

13-й Гумилевский фестиваль в Бежецком районе

0
310

Другие новости

Загрузка...
24smi.org