0
5594
Газета Печатная версия

18.02.2015 00:01:00

Под хиджабом можно разглядеть политику

Общественная кампания в поддержку мусульманского платка охватывает Россию

Тэги: хиджаб, мусульмане, конфликт, школы, исламисты, верховный суд, общественная палата


хиджаб, мусульмане, конфликт, школы, исламисты, верховный суд, общественная палата Средняя школа в России оказалась на переднем крае столкновения светской и клерикальной моделей общества. Фото РИА Новости

Верховный суд Российской Федерации, рассмотрев 11 февраля жалобу родителей школьниц из Мордовии на запрет ношения мусульманского платка в школе, в сентябре 2014 года отклоненную прокуратурой республики, постановил оставить прежнее решение в силе. Ранее сообщалось, что истцы намерены обратиться в Европейский суд по правам человека, потом появились слухи, что может быть подана апелляция в президиум Верховного суда. Вчера в Общественной палате РФ по обращению родителей из Мордовии и по инициативе Духовного управления мусульман Москвы и Центрального региона России прошли слушания, посвященные вердикту, вынесенному судьями.

Интересна аргументация, использованная в ходе кампании в защиту мусульманского головного убора накануне заседания Верховного суда. «Про наших (мордовских. – «НГР») школьниц говорим лишь о платке, о скромном характере одежды – в них нет ничего специфически или вызывающе «религиозного», это не знак какой-то конфессии», – говорится в открытом письме, направленном 3 февраля президенту России председателем Совета муфтиев России (СМР) Равилем Гайнутдином. С аналогичной аргументацией выступил затем на телеканале «Мир» заместитель председателя СМР Рушан Аббясов: «Девушка надевает платок не с целью продемонстрировать свою религиозность, это ее образ жизни». Однако перед этим Аббясов заявил, что соблюдение предписания о хиджабе – «это духовная позиция, прописанная в священном Коране, ибо по повелению Творца всего сущего, если девушка достигла половой зрелости, она должна покрываться, и ношение платка является обязательным для мусульманок». В том же репортаже один из подателей иска в Верховный суд Наиль Кадиев рассказал, что на предложение снять платок его дочь отреагировала фразой: «Я не предам Аллаха!»

Получается, речь идет все же о религиозном атрибуте, а иные толкования – для внешнего потребления. «Термин «хиджаб» используется нашими оппонентами против нас, – пояснил 13 февраля в соцсети адвокат мордовских школьниц Марат Ашимов. – Это общее мнение, к которому пришел актив, состоящий из родителей, юристов, имама и журналистов, занимающихся этой проблемой в Мордовии… Нам друг другу ничего объяснять не надо. Все прекрасно все понимают. Мы говорим о восприятии нашими оппонентами». Отсюда и консолидированная позиция, предназначенная для журналистов, которая состоит в том, что речь якобы идет «просто о платке», который не имеет отношения к проявлению религиозности.

Однако во всем мире, и не только в России, тема хиджаба приобретает особую остроту. В 2011 году против ношения мусульманских платков в государственных учебных заведениях выступил глава религиозного ведомства Казахстана, причем в контексте борьбы с распространением экстремизма. В конце 2010 года о том, что хиджабу не место в стенах школ, заявил и министр образования Азербайджана, после чего в Баку состоялся тысячный стихийный митинг представителей разных групп консервативных мусульман. Летом 2008 года отмена Верховным судом Турции внесенных парламентом поправок в Конституцию, устранявших существующий с 1925 года запрет на ношение хиджаба в государственных учреждениях, вызвала в этой стране настоящий политический кризис с уличными манифестациями как сторонников, так и противников этой инициативы. Добиться легализации хиджаба находящаяся у власти умеренная исламистская Партия справедливости и развития во главе с Реджепом Тайипом Эрдоганом смогла лишь в сентябре 2013 года, после того как «зачистила», обвинив в подготовке военного переворота по так называемому «делу Эргенекона», верхушку армии, на протяжении многих десятилетий стоявшей на страже светского характера государства.

Последний пример наиболее интересен в связи с тем, что к нему апеллировал муфтий Гайнутдин в письме к Владимиру Путину: «Если мы посмотрим на мировой опыт, то он подтверждает, что ношение платков школьницами не влечет за собой никаких проблем. В Турции… несколько лет как сняты все запреты на платки в учебных и прочих государственных заведениях. Это только стабилизировало общество, сняв искусственно созданную много десятилетий назад напряженность». Однако есть мнение, что это, наоборот, еще более усилило раскол в турецком обществе между сторонниками политической легализации ислама и защитниками светского наследия кемализма. Идущие в том же ключе законы правящей партии – например, запрет на поцелуи в общественных местах и ограничения на продажу алкоголя – вызвали в Турции весной 2013 года протесты и стали одним из толчков к массовым беспорядкам на площади Гези в центре Стамбула и в других турецких городах.

«Сегодня хиджаб, к сожалению, политизирован», – признал в процитированном выше интервью телеканалу «Мир» Рушан Аббясов. Правда, зампред СМР предпочел сослаться в данном ключе только на опыт Франции, где закон 2004 года запрещает ношение в школе какой-либо религиозной одежды и атрибутики. Порицать «западные веяния» и апеллировать к защите «традиционных ценностей» (как заявил муфтий Гайнутдин в защиту ношения мусульманского платка в школе, «тех же традиций веками придерживались… все народы России с их традиционными культурами») ныне в России модно, но вряд ли продуктивно. Как было показано выше, борьба с политизацией проблемы хиджаба ведется не только в Западной Европе, где мусульмане – иммигранты, но и в мусульманских странах Востока.

«За этим стоят разговоры не о платке, а о местных салафитах», – отметил «НГР» директор информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский. Об этом же говорит и член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко: «Хиджабы рассматриваются как провокация со стороны исламских радикалов». Можно вспомнить, что в селении Кара-Тюбе на Ставрополье, где в октябре 2012 года вспыхнул первый конфликт вокруг ношения хиджабов на уроках, журналисты РТР сообщали, что у «Равиля Кайбалиева – неформального лидера в группе отцов, запретившего девочкам появляться в школах без хиджабов, – в 2007-м дома нашли пистолет, пулемет, тротил и экстремистскую литературу, полиция подозревала его в связях с Шелковской бандгруппой». Журналисты Первого канала, которые побывали в селении сразу по горячим следам конфликта, охарактеризовали его местных бородатых защитников не иначе как «басмачей».

 Малашенко указал в комментарии «НГР», что ношение хиджаба является и определенным «маркером» религиозности. «Считается, что его запрет приостановит размежевание этническое, культурное молодежи, в том числе в школах», – объясняет он логику решения Министерства образования и Верховного суда, поддержанных также другими ветвями российской власти (см. «НГ» от 06.02.15). Сам эксперт считает эти действия неэффективными, так как «запретный плод всегда сладок, люди будут чувствовать себя ущемленными и действовать назло им». Аналогичную мысль высказал и Верховский: «В той же Мордовии в таких глухих платочках ходило незначительное количество мусульманских девочек, а теперь в конфликт вовлекается куда большее количество мусульманских семей».

«Компромисс всегда можно найти», – уверен Малашенко. Подобного компромисса удалось достичь осенью 2014 года в московском мединституте имени Пирогова, ректор которого издал приказ о том, что для ношения студентами «недопустимы: одежда, указывающая на принадлежность к той или иной национальности или религии (в том числе национальные головные уборы)». Благодаря вмешательству Совета муфтиев России ситуацию удалось свести к договоренности, согласно которой студенткам дозволялось носить медицинскую шапочку и платок или шарф, закрывающие шею (см. «НГ» от 31.10.14). Однако в данном случае сознательное манипулирование словами «хиджаб» и «платок», предпринятое мусульманскими активистами, вряд ли позволит достичь подобного компромисса. 


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Победитель конкурса "Лидеры России" стала проректором Вятского государственного университета

Победитель конкурса "Лидеры России" стала проректором Вятского государственного университета

0
610
Творческие вузы вправе самостоятельно устанавливать стоимость обучения для студентов

Творческие вузы вправе самостоятельно устанавливать стоимость обучения для студентов

0
331
В этом году всем  выпускникам школы с пятерками в аттестате выдадут медаль "За особые успехи в учении"

В этом году всем выпускникам школы с пятерками в аттестате выдадут медаль "За особые успехи в учении"

0
396
В Министерстве науки и высшего образования РФ объявили правила приема в вузы

В Министерстве науки и высшего образования РФ объявили правила приема в вузы

0
375

Другие новости

Загрузка...
24smi.org