1
8776
Газета Печатная версия

23.09.2019 21:38:00

Мы вошли в опасную пору, когда уже нельзя отличить настоящее от мнимого

Имитационный бум XXI века

Жан Тощенко

Об авторе: Жан Терентьевич Тощенко – член-корреспондент РАН, доктор философских наук, главный научный сотрудник Института социологии ФНИСЦ РАН, завкафедрой социологического факультета РГГУ.

Тэги: философия, психология, социология, власть, общество


философия, психология, социология, власть, общество «Эх, хорошо бы еще какого-нибудь американца вдруг встретить...» Фото PhotoXPress.ru

Красота: среди бегущих 

Первых нет и отстающих,

Бег на месте 

общепримиряющий… 

Владимир Высоцкий 


Начну с художественного примера. У Аркадия Райкина был смешной номер. Про человека, получавшего в ателье свой наряд. «А кто шил костюм? Карманы хорошо пришиты?» – «Хорошо». – «К петлям есть вопросы?» – «Нет». – «А претензии к пуговицам?» – «Нет, пришиты намертво». – «Но костюм носить невозможно!» 

Это прекрасный образец того, что в повседневной жизни называется халтурой, а по научной терминологии – имитацией профессиональной деятельности.

Сегодня имитация пронизывает все сферы нашей жизни – политику, экономику,  культуру, социальные институты. При этом она не только сохраняет прежние уловки и приемы, но еще и мимикрирует, все больше претендуя на правдоподобие и подмену, да еще с претензией на одобрение. 

Термин «имитация» многозначен. Одно из значений – видоизменение, копирование чего-то. Другое – точное воспроизведение чего-то, особенно в многоголосой музыке. Мы же остановимся на такой глобальной интерпретации, как подделка, правдоподобие, уловка, умышленный обман с целью ввести в заблуждение или скрыть истинные намерения инициаторов псевдодеятельности.

И начнем этот анализ с явления, которое проявляет себя прежде всего в неаргументированных, а нередко и в безответственных утверждениях. 

Демагогия

Многие россияне помнят, как власть неоднократно громогласно заявляла о  стремлении обеспечить всем россиянам достойный и постоянно повышающийся  уровень жизни. А что мы видим в реальности? После провальных 90-х годов в начале 2000-х вроде стало заметно некоторое увеличение доходов населения. Но это повышение было оборвано кризисом 2008 года. И уже в 2012-м уровень жизни населения пошел вниз более чем на 12%. За эти годы резко выросло число тех, кто входит в разряд бедных. Таких стало 18,6 млн россиян, или 12% населения. 

Обеднение случилось не только из-за экономических санкций и падения стоимости нефти. Это произошло еще и в результате необоснованного постоянного изменения правил хозяйственной деятельности и бизнеса, непродуманного решения о монетаризации льгот, а затем – спешка с пресловутой пенсионной реформой, фактическое замораживание зарплат и т.д. 

Пошли вниз темпы роста ВВП, что привело к стагнации и рецессии. Поэтому, несмотря на декларации официальных лиц, в 2018 году политическую ситуацию в России только 14,1% россиян оценивали как спокойную и благоприятную. И это при критичности всех остальных опрошенных, среди которых 22,2% сочли ситуацию «напряженной» и «катастрофической». 

Планы правительства на экономический рывок, задуманный на период от 2018 до 2024 года с целью вывести страну на пятое место в мире по душевому ВВП, по мнению независимых экономистов, являются несбыточной мечтой. Потому как при сегодняшней экономической и социальной политике Россия опять стоит на пороге крупнейшего рукотворного кризиса. Это наглядно показали первые результаты начала 2019 года, когда прирост ВВП составил лишь 0,5% при планируемых 0,8%.

Не впечатляет прогноз и на следующий год: вместо ранее обещанного роста ВВП на 2% он увеличится лишь на 1,7%, а вместо роста доходов на 1% мы получим всего 0,1%.

Демагогии полно и в политическом пространстве. Трудно поверить, но в настоящее время у нас существует более 70 партий (еще несколько десятков желают зарегистрироваться). Понятно, что многие из этих «политиков» представляют интересы только их создателей. 

В такой ситуации очевидно размывание политического поля, его дальнейшая фрагментация, отвлечение людей на видимость волеизъявления при отсутствии шансов на реальное участие в законодательных и представительных органах власти. В этих условиях манипуляции с политическими партиями – это не что иное, как попытки выдавать желаемое за действительное, имитируя как бы заботу о демократии.

Это закончилось тем, что в 2018 году политическим партиям не доверяли от 49 до 64% россиян (данные всероссийских исследований РГГУ).

Еще демагогия сильна хроническим извращением сути того или иного дела. Согласно Конституции РФ, местное самоуправление являет собой организацию, где люди могли бы проявить свои возможности в наиболее полном виде как хозяева своей повседневной жизни. Но в реальности эти структуры влачат жалкое существование, не являясь самостоятельными гражданско-властными образованиями. Эта низшая ветвь государственной власти к тому же бесправна и настолько финансово бедна, что не в силах решать элементарные проблемы повседневной жизни населения. 

Демагогия проявляется и в пренебрежительном отношении к политическим оппонентам. Особенно это заметно в деятельности «Единой России», которая высокомерно отказывалась участвовать в дебатах с другими партиями, утверждая: «А о чем с ними спорить?» Ее руководители отвергали законодательные инициативы политических оппонентов, хотя ряд предложений через некоторое время ЕР присваивала, выдавая за свои.  

Единороссы также активно занимались дискредитацией института выборов – путем фальсификации, нарушения процедур, подтасовок, вброса бюллетеней, подмены протоколов и т.д. 

Неудивительно, что такое поведение порождало в народе недовольство партией власти, утрату доверия к ней. Социологические службы регистрировали все большее снижение авторитета «Единой России». В результате такого курса члены партии власти на только что прошедших сентябрьских выборах в Москве и некоторых других регионах дистанцировались от своей политической организации и объявили себя  самовыдвиженцами.

Именно демагогия привела ЕР к тому политическому качеству работы, которое она сегодня демонстрирует. А с учетом того, что остальные парламентские партии тоже не пользуются заметным авторитетом в народе, становится понятным, почему членами политических организаций и движений считают себя только 2,3% граждан России (РГГУ, 2018). 

Демагогия характеризуется лицемерным подлаживанием под вкусы обывателей для достижения политических целей. Особенно это видно при попытке реализовать конституционное право гражданина не только избирать, но и быть избранным. А как этого добиться, если от имени власти назначаются желаемые ею кандидатуры и готовятся все мыслимые и немыслимые уловки для зачистки электорального поля? Власти, вероятно, выгодно, чтобы в бюллетенях были заранее непроходные фигуры для демонстрации мнимой конкуренции. 

Кроме того, на низовых ступенях процветает и институт самовыдвиженцев, среди которых нередки люди с сомнительным психическим здоровьем и даже с криминальным прошлым. До сих пор актуально заявление Александра Солженицына в обращении «Как нам обустроить Россию»: «На губернаторских выборах все решали деньги, подкуп, обман, а в некоторых местах – просто мафия». 

Демагогия проявила себя и в умышленном искажении сути процессов или подменой их сущности некоторыми суррогатами – симулякрами. 

Именно демагогия бездумных либералов привела к тому, что слово «демократия» стало в народе все более и более сомнительным ориентиром. Пороки сложившейся псевдодемократии привели к тому, что большинство россиян стали выступать за установление «порядка» в обществе, «даже если для его достижения придется пойти на некоторые нарушения демократических принципов и ограничения личных свобод».  

По данным Института социологии РАН, 70% россиян считают, что если и есть в стране демократия, то только для избранных. Иначе говоря, российская демократия реализуется весьма выборочно и не проросла в ткань общественной жизни, демократию (со)участия.

Провокация

Одним из наглядных проявлений имитации является использование провокационных акций в реальной политике, в пропаганде, злонамеренное распространение определенной информации для дискредитации противостоящих сил.

Провокация используется для привлечения внимания к политическим лицам и силам, которые теряют авторитет, но хотят возвыситься за счет новых  сторонников, получить козыри в политической борьбе. Для этого используются специфические приемы – скандалы, реже заговоры, иногда имитация покушений. В свое время в борьбе за голоса избирателей лидер некогда существовавшей партии «Экономическая свобода» Константин Боровой устроил «покушение» на самого себя. Подобные трюки не дали эффекта – такие крошечные партии, созданные под собственные амбиции, заимели, как показывают результаты выборов, нулевую или мизерную поддержку – не более 1%.

Другим ликом провокации является подстрекательство, побуждение лиц и/или организаций к действиям, которые могут повлечь тяжелые последствия. 

11-1-1-t.jpg
Здесь жил фермер, который не понравился
агрокомплексу.
Фото Сергея Яковлева/PhotoXPress.ru
Особенно этим славятся ультранационалистические и мниморелигиозные силы. Результатом становится не защита этнических или конфессиональных интересов, а ее имитация, что в реальности ведет не к согласованию позиций и устремлений, а к радикализации противоречий. 

Конфликты националистов с мигрантами приводят не к рационализации совместной жизни, а к ее обострению и росту взаимного недоверия и противостояния. Так,  безапелляционная убежденность в «своей» правоте привела некоторых религиозных деятелей к конфликтам по поводу Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге, а также к акциям протеста в связи со строительством церкви в Екатеринбурге.

Как правило, в ходе провокационных действий достигаются такие результаты и такие последствия, которые не соизмеримы с первоначальным замыслом. Но эти провокации, сопровождающиеся пропагандистским шумом, изощренной идеологической обработкой, создают отнюдь не безобидную имитацию борьбы за права человека – вопреки провозглашенным обязательствам.

Фальсификация

В возрастании роли и значения имитации огромная роль отводится фальсификации, которая проявляет себя в различных формах. Прежде всего это преднамеренное  искажение информации для оправдания своекорыстных целей и интересов. Сегодня в этой роли  более утонченной  технологией является так называемая постправда.

11-1-2-t.jpg
Туристический отдых в заповедных местах
становится модным. Фото РИА Новости
Эта традиция  была заложена еще в 1990-е годы. Наиболее ярким примером фальсификации в период избирательной кампании, когда имитируется свободное волеизлияние народа, стал скандал на избирательном участке в Москве, где в прошлые выборы голосовал один из руководителей партии «Яблоко» Митрохин. На участке, как было официально объявлено, не было подано ни одного голоса за эту партию. Эти и подобные ухищрения по искажению  подсчетов действительных результатов выборов в конечном счете приводят к массовым протестам. Но это случается, когда  пределы фальсификации переходят  все границы.

Еще одной формой фальсификации, имитирующей реально происходящие процессы и события с корыстной целью изменения их сущности и содержания, была исторически известная в современной России приватизация.

Пресловутые ваучеры вместо обещанных возможностей иметь богатство, эквивалентное двум автомашинам, обернулись мешком сахара, бутылкой водки или пропали совсем. И в это же время, по расчетам Института исследований и экспертизы Внешэкономбанка, национальные богатства достались особой группе лиц –  миллионерам. В 2018 году им принадлежало 89% всех финансовых активов, 92% всех срочных вкладов и 89% всех наличных сбережений. В то время как на 29% самого бедного населения приходилось 6, 4 и 3% соответственно. 

Не менее наглядна у нас ситуация с инфляцией, которая проявляет себя в колоссальном различии между официальной позицией власти и тем, как это воспринимал народ. 

С гигантскими масштабами инфляции ныне живущие люди столкнулись в начале 1990-х годов при переходе к рыночной экономике: только в 1992-м цены на многие потребительские товары выросли от 2000 до 5000%. В последующие годы инфляция снизила свои темпы. Тем не менее она постоянно превышает рост доходов, и особенно тех, кто жил на фиксированную заработную плату. А это касалось значительной части населения, в основном бюджетников, которые повседневно ощущали несоответствие между тем, что говорилось, и тем, что было на самом деле. Поэтому «народная инфляция» стала мерилом реальной оценки состояния социально-экономической ситуации в стране и соответственно – отношения к власти. В результате опросов  социологов 80% россиян отвергли или поставили под сомнение предложенные  властью данные об инфляции. 

В то же время Левада-Центр на протяжении теперь уже длительного времени периодически фиксирует, что примерно 77% россиян беспокоит рост цен, 49% – бедность и  обнищание, 43% – безработица. 

Люди постоянно замечают, как растут цены на товары и продукты, необходимые для повседневной жизни. Как следствие, происходит снижение авторитета власти, перерастающее в глубокое недовольство и желание противостоять дезинформации, что не исключает возможность роста социальной напряженности. На этом фоне имитация заботы превращается в примитивное очковтирательство, в дешевый обман. А это опасно для власти, ибо потеря доверия к информации, которую люди могут проверять на себе ежедневно и ежечасно, приводит к тому, что недоверие распространяется на другие виды официальной информации и вполне естественно побуждает к акциям протеста. 

По данным Левада-Центра (август 2019 года), каждый четвертый (27%) готов участвовать в акациях протеста против снижения уровня жизни, каждый пятый (20%) –  поддержит политические выступления.

Еще одна форма фальсификации – искажение сути и сущности происходящих в обществе процессов. 

 В связи с этим стоит отметить, что в 1990-е годы в официальной пропаганде  господствовало убеждение «фермер накормит страну». А сейчас они об этом забыли (в самом деле, фермеры так и не достигли ожидаемых результатов: их доля в товарной продукции не превышает 7–8%), и появился новый ориентир – крупные агрохолдинги,   или, как назвал их известный специалист по проблемам села Александр Никулин, «олигархозы» или латифундии, которые возрождают самые интенсивные формы капиталистической эксплуатации рабочей силы. 

Профанация 

Имитация нередко использует методы профанации, которая выступает как непочтительное и/или пренебрежительное отношение к проблемам, которые действительно волнуют людей. На самом деле в настоящее время россиян волнуют следующие задачи, стоящие перед властью: плохое решение жилищно-коммунальных проблем (46,3 %), развитие здравоохранения (57,8%), обучение детей (29,7%), а также низкая оплата труда (50,3%) (РГГУ, 2018). 

А что предлагает нам в этой ситуации центральное телевидение? Бесконечные ток-шоу о том, что происходит в Украине, что  сказал Трамп, о чем сболтнула Тереза Мэй и какую глупость отмочил Джонсон. И это как бы международные новости. 

 А где жизнь российского населения и его проблемы? Что, например, происходит  в малых городах, далеких деревнях, какие сегодня нужны профессии, насколько реально обеспечены люди услугами здравоохранения… А дальше идут  сотни других забот, волнующих граждан, которые очень бы желали не только обсудить эти важные задачи, но и узнать, как скоро они будут решаться. 

Профанация проявляет себя как извращение, сознательное искажение идеи. Это касается скандального подражательства без учета не только российской специфики, но и российского менталитета. При так называемой пенсионной реформе (с весьма спорной установкой) человек, и только он, отвечает за собственное благополучие – было решено социальное обеспечение и льготы предоставлять людям по лекалам, апробированным в ряде западноевропейских стран. 

Но Россия, которая  вобрала в себя и социалистический этап своей истории жизни, сегодня являет собой иное понимание справедливости, успеха, человеческих отношений. Все это можно заключить в осуждающее понятие «патернализм». Но это будет пустой номер.

Кстати, первые отечественные капиталисты как раз и были первыми, кто понял, что прописываемые ими преобразования не отвечали реальным желаниям населения.

Реформаторам стало обидно: они хотели  в очередной раз «облагородить» народ, приблизить его к достижениям европейской цивилизации, а тот почему-то в очередной раз не ощутил себя осчастливленным. Подражательство, слепое перенесение опыта других стран лишь усугубляет недоверие к властным структурам и знаменует нарастающее отчуждение от власти.

Профанация часто проявляет себя в умышленной подделке. Это особенно наглядно демонстрирует так называемая оптимизация образования. Советская  школа, успехи которой  признавались во всем мире, была отнесена к отсталым, не соответствующим мировым стандартам, не связанным с потребностями экономики и т.п. 

 Эта перетряска, вызванная воспеванием Болонского процесса, пока не принесла заметного качества в подготовке российской молодежи к жизни. Но зато усилия реформаторов проявилась в другом: в связи с резким повышением интенсивности работы численность учителей сократилась на 700 тыс. человек, а преподавателей вузов – на 75 тыс. 

Манипулирование 

 Мощным средством осуществления имитации является манипулирование общественным сознанием и поведением людей. Главное назначение манипулирования –  установка на изменение мировоззрения. Воздействие на него осуществляется при помощи разных видов пропаганды (целенаправленно) и социальных сетей (в основном стихийно), которые играют значительную роль в реализации изменений в обществе, в переориентации общественного мнения. В результате в обществе возник калейдоскоп различных мировоззренческих установок, среди которых вопреки официальной линии начали увеличивать свое значение левые и патриотические установки, которых стали придерживаться почти 60% населения (РГГУ, 2018).

Манипулирование связано с попытками отвлечь население от насущных проблем мнимо важными и мнимо неотложными делами. Этот феномен проявляет себя в замене реальных дел показными мероприятиями, что стало реальной чертой российской действительности. Так, мнимой деловой активностью, показухой стало изменение часовых поясов или отмена перехода на зимнее время под ложным предлогом заботы о нуждах людей. Бессмысленными были и затраты на переименование милиции в полицию вместо мер по комплексной реорганизации всех компонентов правовых органов – и суда, и прокуратуры, и адвокатуры, и следствия. Именно такие имитации-показухи отвлекали от реальных общественных проблем и направляли внимание на второстепенные вопросы. 

Предметом манипулирования стал образ жизни. Под предлогом и прикрытием лозунгов о глобализации происходит не столько создание чего-то принципиально нового, впитывающего в себя культуру разных стран и народов, сколько американизация и вестернизация этого процесса. Не лучше складывается ситуация с формированием представлений о том, как должен строить свою жизнь россиянин, на кого ориентироваться, с кого брать пример. Если анализировать содержание телеканалов, газет, журналов, а в последнее время социальных сетей, то есть инструментов, которые присутствуют в повседневной жизни населения, можно видеть, что огромные массивы времени занимают передачи об артистах (причем созданные ради рекламы), «успешных» людях (успех которых сомнителен по методам достижения, но тем не менее  привлекателен безграничностью «приятного» использования достигнутых возможностей), спортсменов (подчеркивается в основном то, кто сколько зарабатывает). А где образ жизни учителя, инженера, токаря, врача, шахтера, крестьянина? Где образ жизни представителей миллионов людей, которые создают богатство страны, являются ее становым хребтом, несут и сохраняют национальную культуру, берегут традиции, служат в армии и выполняют все функции, создающие то, что называется нацией?

Наиболее наглядно манипулирование  проявило себя по отношению к ценностям, которые являются стержнем любой национальной культуры. 

В первые годы реформ государство фактически сложило с себя задачу воспитания и поддержания в обществе морально-нравственных устоев. Утратили значение прежде незыблемые (по крайней мере на декларативном уровне) рамки поведения, в которых раньше люди существовали на протяжении всей жизни, начиная с детсадовских «Что такое хорошо, и что такое плохо» и заканчивая нормативным поведением взрослых. Население оказалось предоставленным само себе, каждый вправе решить для себя, что же такое «хорошо»; прописанные в законе нормы уступили место «правилам игры» и «понятиям», стихийно складывавшимся в разных сообществах, на разных уровнях, во всех слоях и плоскостях социальных взаимодействий. В общественном сознании не порицался незаконный бизнес, и нечестные доходы; многие добившиеся успеха люди с азартом делились своими «секретами» – как обходить закон, быть жестким, идти напролом и т.д. Поколеблены такие вековые устои, как честь, достоинство, добропорядочность. Поэтому неудивителен результат: чтобы добиться успеха в жизни, люди говорят о владении капиталом, материальными ценностями (67%), об обладании властью и доступе к ней (58,2%), о связях с нужными людьми (57%), в то время как значение образования и профессиональной подготовки, а также личные качества и достижения оценены только 19% опрошенных (РГГУ, 2018). 

Иллюзии 

В данном случае обратим внимание на формирование ложных представлений, которые отражают социальные установки творцов (субъектов) иллюзий. 

Творцы иллюзий применяют разные способы и методы имитировать, например, заботу о развитии образования и науки. Этот феномен можно наблюдать во многих вариантах, но особенно ярко он проявляет себя при решении насущных, острозначимых и судьбоносных вопросов основы нашей цивилизации – ее научной базы. С одной стороны, нас убеждают, что все происходящее в государстве имеет обоснованные расчеты. В речах государственных деятелей постоянно звучит признание роли науки, ее значения для развития России, призывы к ее участию в реализации  программ по модернизации страны. О науке всегда говорится в президентских Посланиях, в программных заявлениях, в многочисленных  обещаниях при встречах с учеными. Но в реальности все происходит наоборот.

Если в США в научные исследования вкладывают более 3% ВВП, в Китае – более 2%, то в России около 1,1%. К сожалению, была предпринята беспрецедентная по масштабу кампания по дискредитации РАН и даже попытка ее ликвидации и практически одновременная попытка создания подобия слепка с американской Кремниевой долины в виде «Сколково».  Экс-президент Сибирского отделения РАН Александр Асеев назвал его «мраморной трубкой в руках старика Хоттабыча», а наши соотечественники –  лауреаты Нобелевской премии Константин Новоселов и Андрей Гейм назвали  его создание «полнейшим сюрреализмом». 

Иллюзии характеризуются и тем, что они построены на несбыточных надеждах, что в политической жизни олицетворяют бесконечные обещания или прогнозы, мало или ничем не подкрепленные, но отвлекающие людей от повседневных забот. А людей по-прежнему волнует несправедливость (35%), беспомощность в возможности повлиять на происходящее (24,9%), а также понимание того, что так жить дальше нельзя (10,8%) (РГГУ. 2018).

Социальные последствия 

Прежде  всего можно утверждать, что в условиях преобладания показной деятельности, имитации всего и вся вряд ли можно было надеяться на появление гражданского общества. Точно так же рассеялась мечта о среднем классе. Как он мог развиваться, если ему противостояли такие социальные пороки, как демагогия, фальсификация, провокация, профанация, манипулирование? Повсеместные имитации  развития способствуют коррупции: под ее флагом легче осуществлять двойную бухгалтерию, изображать хищения как прибыль, обманывать не только государство, но и окружающих людей. Следует отметить, что политическая власть неоднократно объявляла о борьбе с коррупцией. Такие указы и распоряжения неоднократно появлялись, оглашались высокопоставленными руководителями, но зло продолжало расти. В социологических опросах зафиксировано следующее общественное мнение: 65% считают ее недопустимой в органах власти и еще 24% высказались о том, что с этим нельзя смириться (Левада-Центр, март 2017). А меры борьбы с коррупцией, по мнению населения, неэффективны. Вывод, к которому приходят все больше экспертов:  отсутствие должной политической воли в борьбе с этим социальным злом.

Неминуемым следствием имитации становится коррозия всех звеньев  исполнительной, законодательной и судебной власти. Не признак ли коррозии тот факт, что многие принятые Государственной думой законы отражают интересы отдельных групп, как например, «Лесной закон», который обернулся ежегодными огромными пожарами, расхищением лесных богатств, потому, что по этому закону были уволены десятки тысяч людей, отвечающих за охрану и сбережение лесных массивов. 

Поэтому неудивительно, что растет социальная апатия, выражающаяся в аномии. Недоверие к власти проявляется в том, что очень многие люди не стали участвовать в выборах по вполне понятным причинам. 

Что же до имитации, то она, в свою очередь, приводит к архаизации общества, к возрождению устаревших общественных отношений (некоторые эксперты прямо называют их феодальными) в вопросах собственности, в проявлениях вассального подчинения  власти. Имитация проявляет себя и в мировоззрении многих людей, которые прибегают к такой форме, как казуистика или демонстрация такой «преданности», при которой человек говорит то, что от него хотят услышать, а не то, что он думает.

Наконец,  господство имитации в российском обществе требует внесения коррективов   в социологические трактовки сущности и содержания общественного сознания и механизмов коллективного и личного поведения граждан. Прежние индикаторы не раскрывают полноту и истинность многих процессов, не могут зафиксировать реальность и объективность того, что происходит сегодня в стране и мире. 

А это значит, что сегодня перед всеми мыслящими людьми России стоит историческая задача: понять глубинные, латентные причины происходящего в нашем обществе. Для этого надо выстроить механизмы изменений, логику действий основных политических и социальных сил, внести существенные коррективы в представления об индикаторах и показателях, при помощи которых мы измеряем общественное сознание, чтобы наши действия по развитию государства и общества были очищены от всех видов негативной имитации. И чтобы позитивные культурные коды взяли верх над тем, что мешает стране двигаться вперед.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Гражданское общество проверяют со всех сторон

Гражданское общество проверяют со всех сторон

Иван Родин

Соцопросы показали небольшой рост персональной политизации

0
1201
Две социологии – две России

Две социологии – две России

В одной и той же стране люди могут бояться произвола власти и акций ее противников

0
1215
Выборам в Академию наук придали политическое значение

Выборам в Академию наук придали политическое значение

Андрей Ваганов

РАН приходится искать свою нишу в стране, где полностью «перелопачен» научный ландшафт

0
1749
Время оценок и самооценок сжалось

Время оценок и самооценок сжалось

Николай Лапин

Состояние и проблемы российского общества требуют не только профессиональных исследований, но и ознакомления с их результатами граждан страны

0
523

Другие новости

Загрузка...
24smi.org