0
4393
Газета Интернет-версия

25.09.2015 00:01:00

Парадная дверь и черный ход

Тэги: премьера, фильм, арсений гончуков


премьера, фильм, арсений гончуков Прощание с морем, небом, землей... Кадры из фильма

Невеселое кино снял Арсений Гончуков про любовь и смерть – больше про смерть, чем про любовь, под завлекательным названием «Последняя ночь». Художнику виднее, но, возможно, более органичным названием для этого фильма было бы «Прощание»…

Первые кадры – автобус с гробом в проходе, окруженный людьми в трауре с горестными лицами. Автобус едет, трясется, люди молчат, пока один парень не снимает с себя куртку и не укутывает ею покойного. (Как станет ясно позднее, его сын. Сильная краска, но разве перевозят гробы в открытом виде?) Следующий кадр – обнаженное юное создание (однако вставшее в столь целомудренный профиль, что хочется вспомнить картины старых мастеров, и ничего более) поедает апельсин возле окна, за которым – золотая осень. В постели девушку ожидает обаятельный мужчина средних лет – главный герой. Это его укутывали курткой в гробу. (Тут вспоминается великолепное фолкнеровское сравнение секса и смерти с парадной дверью и черным ходом мира. Однако ни эротики, ни секса в сцене не появится, только улыбки, любовные переглядывания и совместный завтрак.) Юное создание – кто? что? Никаких подробностей и объяснений.

В картине очень мало слов, настолько мало, что не только эту сцену, но и каждую последующую зрителю приходится домысливать: звучит только самое необходимое для понимания. Видимо, таков режиссерский прием, дабы смотрящий ловил каждое слово и по-настоящему включался в действие: догадывайся, додумывай, будь предельно внимательным. (Очень непохоже на современное кино с его непременным желанием развлечь, разжевать и в рот положить, плюс пара гэгов, плюс событийный ряд.) Предполагаю, что и некая отрывистость повествования, следование один за другим эпизодов как бы не совсем завершенных, с открытым концом – тоже режиссерский прием, рассчитанный на личное восприятие: есть основная канва, а подробности каждый додумывает сам.

150925-10-2T.jpg
Все встречи с женщинами у главного героя
заканчиваются одинаково. Кадры из фильма

Проходит добрых минут 20, прежде чем случается завязка и зритель уясняет, кто таков главный герой (белый халат, представительный кабинет, секретарша, телефонное интервью: «Ажиотажа людей не понимаю, прожить подольше… Важно не долго, а достойно… Все хотят побольше, чтобы еще 20 лет и пожирнее… Что все так цепляются-то? Это как-то стыдно»). Он врач-онколог с мировым именем. Ну а потом приносят рентгеновский снимок его самого (легких), и профессиональный интерес при разглядывании снимка: «Рачок… Четверочка» перемешивается с ужасом.

И начинается «последняя ночь» героя – скитания по дорогим ему местам и людям. Он, так сказать, собирает камни, и собирание идет по нарастающей – эпизод с женой, в котором она признается, что больше его не любит, эпизод с другом (который почему-то несколько раз драматически восклицает: «Ты об этом знал?!»), эпизод с подругой (тоже несколько запутывающий. «И не будешь отговаривать, ругать?» – спрашивает он. «Я уважаю твое решение. Ты, главное, не бойся, все умирают», – отвечает она и уходит, оставляя его одного. Что значит «его решение»? Он решил прибегнуть к эвтаназии?). Любовь всей жизни, с которой расстались 20 лет назад и которую герой по приезде на малую родину выследил и подстерег, встретила его побиванием кулачками со слезами и смехом – истерикой: «Как ты посмел приехать?» А потом заявилась к нему в номер. Сбросив красное платье, осталась в красно-черном белье, сняла лифчик и так замерла в профиль (точно как юное создание в начале фильма. Опять-таки ни эротики, ни секса не последовало – только осторожное объятие). Далее короткий разговор этих двоих в кафе, больше похожий на обмен репликами, после чего со словами: «Я на минутку, сейчас вернусь, только попудрю носик» – она исчезает. Оставляет его одного.

150925-10-3T.jpg
Герой (Евгений Крылов) стоит за окном, героиня
(Мария Сурова) отражается в зеркале – зритель
одновременно видит выражение лиц обоих.
Кадры из фильма

После чего следуют две самые сильные сцены фильма. Одна в метро, когда героя сгибает кашель и он бросает людям на соседней платформе: «Чего вы смотрите? Вылупились. Вы думаете: мы останемся здесь, а ты пошел вон? Вы тоже все умрете. Животные… Сидите в своих норах. Все сдохните!» – а там равнодушная молодежь, кто с плеером в ушах, кто с мобильным в руке… Другая в каком-то овраге возле трассы, где герой прикуривает от мангала, и начинает бесслезно, задушенно рыдать в темноте, то хватаясь за голову, то засовывая руки в карманы. «Это несправедливо! Нет!» – вырывается у него... Сильная и психологически верно выстроенная сцена. Низкий поклон актеру Евгению Крылову – при минимальном количестве текста очень трудно играть маету, раскаяние, сожаление, страх, отчаяние, значит, все это надо делать через пластику, лицо, глаза… Безусловно, «Последняя ночь» – фильм одного актера, где остальные, так сказать, «играют короля», и это Мария Сурова, Наталья Вдовина,Георгий Мартиросян,Даниэла Стоянович, Алексей Маслодудов.

В фильме мало слов, но много звуков – дождя, птичьего щебета, шуршания листвы, треска горящих поленьев и великолепное музыкальное оформление (композитор Станислав Полеско). Отдельные ноты, долго звучащие и медленно замирающие, лишь на последних кадрах с титрами складываются в щемящую мелодию. Отличная операторская работа (оператор-постановщик Константин Рассолов), много эстетически красивых кадров, много отражений – горящего камина в часах, горящего фонаря в темнеющей воде; суперкадр: двое, разговаривающие за стеклянной стеной кафе, на которой отражаются-трепещут много-много листьев.

История вневременная, она бы могла произойти и 50, и 100 лет назад, только интерьеры были бы другие, да герой бы обнаружил у себя не рак, а скоротечную чахотку. История про успешного трудоголика, который обнаруживает, что прохлопал стремительно кончающуюся жизнь. И про то, что каждый умирает в одиночку. А еще про то, что мысль «Я знаю, что когда-нибудь умру, но мне кажется, что я не умру никогда» присуща всем, в том числе и врачам-онкологам.

Фильм грустный и полезный. Как и после предыдущего «Сына», понятно, почему российские киноклассики с почтением говорят об авторском кино Гончукова: копает глубоко, задумывается о вечном и искренен в творчестве. Совершенно не хочет угодить зрителю. А если учесть, что снимает он малобюджетное кино на сущие копейки, вдвойне уважения достойно.            


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Верховный суд создал прецедент из дорожного штрафа

Верховный суд создал прецедент из дорожного штрафа

Екатерина Трифонова

Кодекс об административных правонарушениях не содержит в себе необходимых процессуальных норм

0
896
Рынок недвижимости оказался не таким уж перегретым

Рынок недвижимости оказался не таким уж перегретым

Анастасия Башкатова

Потребность в новом жилье без специальных мер поддержки не удовлетворить

0
1118
Дюмин получает из рук президента функционал и потенциал

Дюмин получает из рук президента функционал и потенциал

Дарья Гармоненко

Иван Родин

Должность секретаря Генсовета РФ прежде была больше технической, чем административной

0
1449
Пять книг недели

Пять книг недели

0
852

Другие новости