0
13931
Газета Печатная версия

09.12.2016 00:01:00

Как я была привидением

Проект "Вернувшиеся", жанр мистерия

Вера Цветкова
Обозреватель приложения "НГ-Антракт"

Об авторе: Вера Леонидовна Цветкова – обозреватель «НГ-антракт», телекритик.

Тэги: театр, иммерсивный спектакль, вернувшиеся, театральная критика


театр, иммерсивный спектакль, вернувшиеся, театральная критика Актеры Мария Кулик и Александр Холтобин.

Я очень люблю театр и потому в последние годы стараюсь в театр ходить редко. Антреприза со своим «Чего изволите? Сбацаем-повеселим!» бесит своим примитивом. Переделанная – утрамбованная под нужды-тренды сегодняшнего дня классика удручает, одновременно вызывая горячее желание ее защитить. А ведь воистину по Гарсиа Лорке: «Театр – один из наиболее действенных и полезных орудий строительства государства, барометр его величия или упадка (…) изуродованный театр, вместо крыльев обладающий копытами, может деморализовать и усыпить всю нацию».

…Вдруг возбудились коллеги: на театре, мол, появилось нечто новое-необыкновенное, чуть ли не в духе поисков Мейерхольда, и это непременно надо смотреть. Иммерсивный спектакль по «Привидениям» Ибсена. То ли слово новое, то ли я старая, но слова «иммерсивный» доселе не знала. Глянула английский перевод – означает вроде бы погружение: стало интересно. Зайдя на очень красивый сайт этих «Вернувшихся», обнаружила минимальное количество информации, но информации весьма интригующей. 18+. На протяжении всего действия запрещено говорить, прикасаться к актерам и снимать свою собственную маску (со слова «запрещается» начинается еще семь предложений). Зритель сам определяет время нахождения в особняке и свой путь при каждом просмотре. Шоу носит высокий эмоциональный характер. 

На пресс-показ я не пошла, а побежала. Старый особняк в центре Москвы, в который запускают не через главный вход – через спуск в раздевалку откуда-то сбоку, на вешалке не только раздевают, но и забирают сумку, телефон и прочие гаджеты. С пустыми руками и возрастающим чувством ожидания неизвестного поступаешь в бар – в одном углу наигрывают клавишник и саксофонист в шляпах, в другом разливает и подает свое бармен в канотье. Поразила вертикальная кофемашина (то ли из меди, то ли из сусального золота, в полумраке не разглядишь), стилизованная чуть ли не под самовар царских времен, – не видела ничего подобного. Народу прибывало – и должно было прибыть до 200 человек; рядом сидели ребята из проекта «Танцы» (ТНТ) и их наставник Мигель – душа «Вернувшихся», а по-деловому – хореограф и постановщик и продюсер шоу. Появился странный большой человек с копной рыжих волос, припадающий на одну ногу, со старинным дагерротипом в руках и словами «Я – столяр Джейкоб»… Тут попросили внимания: представили молодых ребят – он и она оказались режиссерами-американцами «Вернувшихся»;  кажется, это Мигель посоветовал всем выпить перед началом представления – «потому что сегодня это вам пригодится», после чего нас пригласили к началу. Мы оказались в малом пространстве – «предбаннике», выгороженном красным плюшем: маски из серого твердого пластика рядами лежали на столе, при них – очень дружелюбная девушка, такая стильная и такая интересная, что можно было дальше не ходить. 

Но вот маски надеты (удобные, плотно прилегающие от лба до кончика носа – однако часа через два из-под них закапает пот), дверь указана. Ты открываешь ее – и оказываешься в чьем-то доме и, судя по окружающей обстановке, в другом времени. Несколько шагов вперед – навстречу стелется то ли дым, то ли туман, вдалеке слышны неясные звуки, ты спешишь на них – и натыкаешься на любовную сцену на лестнице в полуметре от тебя, становясь то ли участником, то ли соглядатаем. Действие началось.

…И продолжилось больше трех часов. 1300 кв. м, три (или четыре?) этажа, 50 комнат – и никогда не знаешь, где будет следующая мизансцена. Сперва мечешься, как полоумный, боясь что-то пропустить, потом начинаешь подозревать, что в этом пространстве могут одновременно играться две сцены, потом задумываешься, а, собственно, в последовательности ли тебе удается их смотреть? А потом начинаешь присаживаться на антикварную мебель (и при этом внутренне ржать: кажется, пора мне в статус сидячего привидения! Привидения? Ну да: ты в маске, бессловесен и посреди чужих жизненных страстей. Наблюдаешь их с расстояния вытянутой руки, а то и вплотную с тем или иным персонажем). 

  Надо думать, это небывалый опыт и для актеров – ну-ка поплюсуй, находясь в прямом смысле слова под носом у зрителя, ну-ка сфальшивь! Ну-ка протиснись на место своей мизансцены через толпу в масках, не затянув при этом действия и не выйдя из образа! 

Положа руку на сердце – актеры работали классно. Недаром полгода с ними не только репетировали – натаскивали, как существовать в таком необычайном формате, как воздействовать на зрителя, буде это необходимо, как исчезать у него на глазах после окончания мизансцены. Вот пастор пишет письмо в молельне – чья-то зрительская голова склоняется к его голове и читает возникающие на бумаге слова, и тот сохраняет полную невозмутимость. Вот какая-то блондинка следует по пятам актера – идет в тот же угол, заглядывает в тот же ящик, хватается за те же сигареты – и вдруг машет растопыренной пятерней у него перед лицом. Положим, актеры – твердые орешки, но прочим зрителям за что такое? Мгновенно разрушается вся магия, столь искусно создаваемая с начала спектакля! (Почему-то она не разрушается, когда актеры вступают во взаимодействия с «привидениями» – жестами просят помочь расстегнуть платье, накинуть пальто, а то еще вдруг берут и целуют твою руку или уходят с площадки, уводя за талию и тебя – и отпуская перед своим исчезновением).

Актер Глеб Бочков перед мизансценой 18+.	Фото пресс-службы шоу «Вернувшиеся»
Актер Глеб Бочков перед мизансценой 18+. Фото пресс-службы шоу «Вернувшиеся»

 Необычна и непривычна задействованность запахов – ладаном пахнет в молельне, лекарствами в комнате, где на кровати спит больной, духами – в будуаре. Все оформление: тревожно-опасливая музыка (скорее падающие музыкальные фразы), отлично поставленный свет, вернее, полумрак (кажется, в лампочках не более 10 ватт) заслуживает восхищения, и все-таки самое сильное впечатление – от работы художника-декоратора. Мало возникает чувство, что для шоу были скуплены на корню десятки антикварных лавок – все эти старинные вещицы расставлены и расположены с небывалым вкусом. Особо я полюбила комнату с наполненной ванной – видимо, будуар хозяйки, с гравюрами Бердслея по стенам, с прилегающей к нему комнатой с разнокалиберными зеркалами по стенам. В какой-то момент устаешь и перестаешь гоняться за действием – принимаешься изучать комнаты художника, слуг, помещение сиротского приюта, чердак с соломой, подвал с винными бочками (и здесь действие настигает тебя: во вспышках страбоскопа прямо на полу у твоих ног шестеро разнополых и полуобнаженных слуг переплетаются и ласкают друг друга. Почему-то очень возбуждающими выглядят длинные белые панталоны на девушках, больше в этой сцене на них не остается ничего).

…В какой-то момент пришло ощущение, что в эту воронку морока, мистики, семейной драмы затягивает, и я поспешно ретировалась в бар – чтобы, опять-таки поспешно, после одного эспрессо, вернуться в Дом. Безусловно, новый, необычный и интересный опыт эти «Вернувшиеся». Но сколько же возникло вопросов после! И главный – а театр ли это? Или все-таки театрализованное шоу?

  Я очень люблю актеров. В последней сцене они стоят полукругом на коленях вокруг объясняющихся фру Альвинг и ее сына, как мне показалось, вечность. Так ли уж необходима была эта сцена на коленях?.. Когда-то Николай Караченцов после «Тиля Уленшпигеля» зараз терял по 2 кг. Хотела бы я знать, сколько и чего теряют артисты здесь… По моему глубокому убеждению, артист в театре – главный. В «Вернувшихся» артист – одно из составляющих наряду со светом, звуком, декорацией. Элемент, так сказать, мистерии. Недаром программок нет и не предполагается, и на сайте артисты перечислены скопом. Мне понадобилась неделя времени и несколько «ответчиков» со стороны устроителей, чтобы выяснить имена – персонализировать для себя хотя бы некоторых из них. Честное слово, мне стало легче жить, когда я узнала, что стильная девушка при масках – актриса Кристина Токарева, что рыжий столяр Джейкоб – артист Игорь Коровин, что необычайно харизматичная и игравшая филигранно, внешне напомнившая Ксению Раппопорт, – актриса Мария Кулик некогда из горьковского МХАТа, что так понравившийся пастор – артист Александр Шульгин некогда из театра на Малой Бронной. Что фру Альвинг сыграла актриса Татьяна Тимакова, ее сына – артист Михаил Половенко… Самым высоким и заметным (не только внешне) из слуг оказался студент ГИТИСа Глеб Бочков. Он так… правильно работал, что я с удовольствием пошла к нему на дипломный спектакль по «Носорогам» Ионеско; здесь он играл вторую главную роль – Жака и тоже выделялся из окружения своей наполненностью, погруженностью в роль и вполне себе зрелым профессионализмом. 

 Что еще удалось узнать. В договоре, который подписывали актеры, прошедшие кастинг в «Вернувшиеся», есть пункт о неразглашении. Художника-декоратора звать Руслан Мартынов, и пришел он из кино; спектакль ведет не один помреж, как это обычно бывает, а пять человек из так называемой пультовой – необходима синхронизация света и звука (композитор – лидер Therr Maitz Антон Беляев), сведением чего занимались Мигель и арт-директор Тимур Каримов. Расставленные везде люди в черных масках – специальный персонал, наблюдающий за порядком (прямо как бабушки в музее!), и у них есть «ухо». Есть также «тревожные» кнопки и скрытые камеры наблюдения – мало ли кто-то подвернет ногу или, к примеру, выдаст аллергический отек. 

 В моей жизни «Вернувшиеся» случились две недели назад, а я до сих пор пытаюсь понять – так что это было, все же театр или некое драматическое реалити-шоу? И почему мне все время хочется сказать – я реально оговариваюсь! – не «Вернувшиеся», а «Исчезнувшие»?.. Наверное, потому, что ребята сыграют 50 представлений и отправятся покорять Нью-Йорк.  Удачи!


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


«Роснефть» правильно ответила Минфину США иском, уверен глава ИМЭМО РАН

«Роснефть» правильно ответила Минфину США иском, уверен глава ИМЭМО РАН

Евгений Солотин

Рассчитывать на объективность суда сложно, но громкие заявления американских чиновников нуждаются в публичном обсуждении

0
715
Боевой разворот Анкары

Боевой разворот Анкары

Василий Иванов

Турецкие ВВС лавируют между Вашингтоном, Киевом и Москвой

0
970
Одесский привоз, киевский конфуз и польский аншлюс

Одесский привоз, киевский конфуз и польский аншлюс

Владимир Зеленский передает Украину в доверительное пользование Польше

0
1839
Оппозиционеры опасаются второго вала уголовных дел

Оппозиционеры опасаются второго вала уголовных дел

Дарья Гармоненко

Иван Родин

Законодательство по борьбе с противниками спецоперации укладывают в логику статьи 58 УК СССР

0
1351

Другие новости