0
1121
Газета Культура Интернет-версия

20.05.2010 00:00:00

Как обанкротить Театр на Таганке

Тэги: реформа, культура, театр


реформа, культура, театр Александр Калягин обеспокоен принятым законом и, как всегда, готов к борьбе.
Фото Романа Мухаметжанова (НГ-фото)

Два дня подряд в Москве взволнованно говорили о театре. В понедельник – на расширенном заседании секретариата в Союзе театральных деятелей России, во вторник – в Комитете по культуре Государственной Думы. И там, и там рассчитывали на участие «со стороны» – в одном случае важно было услышать представителей Минфина и Минэкономразвития, в другом – губернаторов. И там, и там разговор в итоге проходил в более или менее своем кругу единомышленников.

В Союз театральных деятелей (СТД), например, пригласили замминистра экономического развития г-жу Левицкую. «Вместо» нее пришла помощник советника (!) Анастасия Мельникова. В Госдуме, где обсуждали среди прочих проблемы Нижегородского ТЮЗа, ждали губернатора Валерия Шанцева. Он и помощника советника не прислал вместо себя.

Открывая собрание, председатель СТД РФ Александр Калягин сказал, что театральное сообщество обеспокоено вышедшим законом («О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений»), который был подписан президентом 7 мая. Причем из слов Калягина можно было понять, что закон принят был чуть ли не втайне, без консультаций с театральной общественностью. Выступавшие после Калягина говорили по преимуществу еще эмоциональнее, пугая себя и других возможными банкротствами учреждений культуры, когда они выберут ту или иную новую форму существования.

Однако на следующий день директор Московского театра имени Ермоловой Марк Гурвич по поручению коллег поблагодарил председателя комитета по культуре Госдумы Григория Ивлиева за учтенные предложения и поправки: прежде театрам с 1 января следующего года предписывалось продавать все свои билеты по одной цене, после внесения поправки театры, как и сегодня, самостоятельно устанавливают цены на билеты.

Как говорится в одной известной телевизионной передаче: внимание, вопрос: если поправки СТД были переданы, а какие-то – и учтены, принятие закона нельзя назвать совсем уж неожиданным. А если так, или руководство СТД, как и другие заинтересованные организации, не проявили должной настойчивости, или не были внимательны, когда изучали проект, и не учли всех возможных рисков. Сейчас в театральном союзе рассчитывают, что мнение специалистов театрального, библиотечного и музейного сообществ учтут при разработке подзаконных актов, которые могут повернуть реформу бюджетных учреждений как в ту, так и в другую сторону.

Не может не смущать открыто объявленная цель нового закона: «повышение эффективности предоставления государственных и муниципальных услуг при условии сохранения (либо снижения темпов роста) бюджетных расходов на их предоставления». Цель эта была обозначена на стадии законопроекта, но расширенное заседание Секретариата СТД было назначено без учета нынешних темпов прохождения документов. Закон предусматривает, что объем финансирования бюджетного учреждения в 2011 году не должен превышать показатели нынешнего года, что – имея в виду прогноз по инфляции – будет ниже на 7–10%.

Выступая в СТД, президент Российской государственной библиотеки Виктор Федоров рассказал еще об одной опасности: со следующего года субсидии будут положены бюджетным учреждениям отдельно – за (или – на) предоставленные услуги, отдельно – на содержание фонда. Но вот у бывшей Ленинки «обсчитаны» лишь книги, приобретенные за последние годы, – это больше 400 млн. руб. Самые ценные фонды пока не имеют цены. А раз нет цены, нет и дотации на содержание этих фондов.

В какой-то момент завязалась острая дискуссия об угрозе банкротства для учреждений культуры. Особенно страстно выступала представитель Театра на Таганке. Однако же замдиректора правового департамента Минкульта Елена Ульченко заверила, что, как и год назад, когда «НГ» брала по этому вопросу комментарий у статс-секретаря Минкульта Екатерины Чуковской, бюджетные учреждения обанкротить будет нельзя, так как они по закону не смогут заключать договоры на сумму, большую 10% своей балансовой стоимости.

Однако это расходится с комментарием председателя комитета по культуре Госдумы Григория Ивлиева, который сказал, что если угроза банкротства окажется реальной, вопрос о субсидиарной ответственности учредителя будет пересмотрен. То есть учредитель – Министерство культуры или, если речь о муниципальном, например, московском театре, Департамент культуры Москвы – будет и дальше с театрами, оркестрами, музеями повязан субсидиарной ответственностью.

К уже поставленным вопросам хочется добавить еще один, заданный Дмитрием Трубочкиным, директором НИИ искусствознания: «Повышение эффективности при снижении расходов» – что это? И кто и по каким параметрам сделал вывод, что нынешняя эффективность театров, музеев и т.д. – недостаточная?»

Следующий день породил еще больше вопросов, в первую очередь о степени компетентности тех, кто выступает за или против реформы.

Скажем, член комиссии Общественной палаты по сохранению и развитию отечественной культуры Сергей Абрамов предложил, чтобы «столичные театры на свои каникулы летом на 3–4 месяца предоставляли свои площадки коллегам из провинции». Кто-то из директоров провинциальных театров тут же громко прошептал: «В Москве аренда – 450 тысяч за вечер!» Но откуда член Общественной палаты взял 3–4 месяца каникул? Какой театр в Москве отдыхает так долго?

Евгений Герасимов, председатель комиссии по культуре и массовым коммуникациям Мосгордумы, почему-то озаботился весом и ролью Министерства культуры, по его мнению, потерянными в сравнении с прошлым. А закончил свое выступление пассажем, посвященным Большому театру: мы, заметил Герасимов, заканчиваем реконструкцию и надеемся, что, когда театр откроется, в Большом не будут ставить позорные спектакли, такие как... В этом месте депутат запнулся, но коллеги подсказали – «Дети Розенталя».

Конечно, никто не заставит депутата полюбить спектакль, который ему не нравится, – главное, чтобы не было путаницы относительно самой реконструкции: ее по-прежнему ведет Министерство культуры, а деньги все идут из федерального бюджета.

Александр Хинштейн как представитель Нижегородской области докладывал по конфликту в Нижегородском ТЮЗе и требовал поставить вопрос о привлечении должностных лиц к ответственности. Возражения о некоторой неоднозначности, сложности ситуации интереса с его стороны не вызвали. Конечно, наказать – это и громче, эффектнее, но не обязательно – эффективнее.

А реформа грядет. Если переход в автономные учреждения два года назад был делом добровольным, то переход в БУНТы (бюджетные учреждения нового типа) предполагается всеобщим, как победа социализма в СССР. Одномоментно и практически всех – учреждения культуры и искусства, здравоохранения и науки, образования... Все. Одним махом с головой окунуть в «организационные и иные трудности», связанные с новыми формами.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Акции в память жертв репрессий никому не согласовывают

Акции в память жертв репрессий никому не согласовывают

Дарья Гармоненко

Настоящие планы различных оппозиционеров разгадать властям было нетрудно

0
1715
На восточном развороте образовался железнодорожный затор

На восточном развороте образовался железнодорожный затор

Ольга Соловьева

Экономисты советуют поторопиться с расширением поставок энергоносителей в Китай

0
3025
Китайский Центробанк ставят в пример российскому

Китайский Центробанк ставят в пример российскому

Михаил Сергеев

Ожидания роста цен в РФ до 2029 года снизились на половину процента

0
1917
Афонина среди левых стали сравнивать со Сталиным

Афонина среди левых стали сравнивать со Сталиным

Дарья Гармоненко

Иван Родин

Первый зампред ЦК КПРФ зримо стоит за президентской кампанией Харитонова

0
1687

Другие новости