0
3228
Газета Печатная версия

17.10.2013 00:01:00

Страна уснула на спине

Станислав Ливинский и вкус к созиданию «доброго-вечного»

Тэги: ливинский, поэзия


ливинский, поэзия

Станислав Ливинский. А где здесь наши? 

– М.: Воймега, 2013. – 48 с.


Сорокалетний рубеж для поэта – прекрасная пора ранней зрелости, еще без догматической навязчивости, но уже с определенным багажом за плечами в виде жизненного опыта. С нашего поколения начинается время тех, кто пришел в литературу после распада СССР, пришел на руины и, посидев в отчаянии, начал что-то созидать. Не потому, что хотелось создать что-то великое и эпохальное, а потому, что ломать уже было нечего. Развалины не принято разрушать.

Вот что пишет поэт и критик Кирилл Анкудинов: «Есть шестидесятники (воистину железные ребята), они царили до последнего; ныне шестидесятники сходят со сцены (по чисто физическим причинам), на смену им пришли семидесятники – как погляжу, тоже всерьез и надолго. Есть постмодернисты – они либо старше нас («советский андеграунд»), либо младше нас («курицынский призыв»). Есть «новые реалисты» – они совсем уж моложе нас. Нас нет. Мы чувствуем себя обнесенными чашей на литературном пиру и недоуменно хлопаем глазами».

Я думаю, что, безусловно, советская уравниловка принесла в нашу жизнь (теперь мы уже об этом можем говорить в прошедшем времени, с высоты своих сорока лет) самое плохое – самоуспокоенность, неготовность к выживанию. Мы за это очень дорого заплатили – потерей как минимум десятилетия своей жизни. Мы слишком долго «зализывали раны» девяностых. Пытались создавать семьи (кто-то и не по одному разу), искали работу (которая обеспечивала бы тебе и близким минимальный комфорт и в то же время оставляла время «на литературу») – то есть «косили под обывателя». Только сейчас мы начинаем чувствовать тягу к творчеству, вкус к созиданию «доброго-вечного». Я это вижу на примере своих сверстников-литераторов из Ставрополя. Нет, они писали и раньше, но только сейчас они чувствуют, что кому-то нужно их творчество. Пусть только сейчас, около сорока, мы по-настоящему влюбились в творчество (юношеские опыты не в счет), но «лучше поздно – чем никогда».

Все стихи книги Станислава Ливинского «А где здесь наши?» по большому счету обо всем об этом:

Судьба, судьбе, судьбы – 

и лепишь кружева,

И виснешь, как дурак, 

на микрофонной стойке.

Не вспоминай при мне 

погибшие слова,

Не трогай у судьбы крутилки

и настройки.

Огромная страна уснула 

на спине:

Лежит с открытым ртом. 

В камине треск паркетин.

Да что ж так полысел 

и дырочку в ремне

Проделал новую себе 

к сорокалетью.

Будет город, маленький такой.	Фото Евгения Лесина
Будет город, маленький такой.
Фото Евгения Лесина 

Из стихов Ливинского пробивается свет прошлого: иногда приглушенный или почти потухший, иногда яркий и уверенно освещающий сегодняшний день. Перед нами малая родина:

Будет город, маленький 

такой.

Огороды, заросли крапивы,

Водокачка, свалка за рекой

Режет взгляд, но смотрится

красиво.

Перед нами детство 

и юность:

Дед Мороз с бородой 

на резинке.

Школьный утренник. 

Старый спортзал.

Ты, конечно, в костюме 

снежинки.

Я в чем бог… и пиджак 

слишком мал.

И звучит что-то вроде 

лезгинки.

Есть в его стихах и воспоминания об армии, и семейные зарисовки, и мысли «высокого штиля» о предназначении поэта, о вере и неверии. О хороших стихах много говорить, я считаю, не надо. Их нужно читать.

Мне недавно на день рождения подарили шикарную книгу (я не люблю эпитет «шикарная» в обыденной жизни, но к книгам его применяю охотно) – «Георгий Иванов. Китайские тени. Самая полная книга мемуарной прозы». В ней есть, на мой взгляд, очень точная аналогия. Критик Константин Мочульский о книге Георгия Иванова «Сады» (1921) написал: «Это – художник-миниатюрист, создатель очаровательно-незначительных вещиц». Через десятилетие он напишет о новом сборнике Иванова «Розы»: «…ранее автор был тонким мастером, изысканным стихотворцем. Теперь – он стал поэтом». Точно так же можно охарактеризовать разницу между первой книгой Ливинского «Оглазок» и вышедшей в 2013 году «А где здесь наши?». Превращение из стихотворца в поэта завершилось именно с выходом этой книги.


 Ставрополь


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Даже льготная ипотека оказалась не по карману гражданам

Даже льготная ипотека оказалась не по карману гражданам

Ольга Соловьева

Около 80% жителей страны не имеют финансовых возможностей для покупки жилья

0
1008
Новая Конституция уже есть, нового курса развития – еще нет

Новая Конституция уже есть, нового курса развития – еще нет

Сергей Коновалов

Как решить институциональные проблемы российской экономики

0
721
Патриотизм не рождается из абстрактной национальной идеи

Патриотизм не рождается из абстрактной национальной идеи

В чем конкретно должна заключаться объявленная государством приоритетность поддержки семьи и детей

0
493
Рюмочная для губернатора

Рюмочная для губернатора

Алкей

Повесть о том, что шаурма без капусты – это как выборы без протестов

0
454

Другие новости

Загрузка...