0
2547
Газета Печатная версия

31.07.2014 00:01:00

Лети, кораблик

Наш современник Владислав Ходасевич

Тэги: поэзия, серебряный век, ходасевич


поэзия, серебряный век, ходасевич

Классичен и традиционен. Он пишет пушкинской строфой. Владислав Ходасевич. Фото 1920-х годов

В последнее время то и дело ловлю себя на том, что без конца по разным поводам вспоминаю строки Ходасевича. Так, в недавней поездке по Италии, перенасытившись ее красотами, я бормотала себе под нос: «И так отрадно, что в аптеке есть кисленький пирамидон». А его знаменитые строки «Я, я, я. Что за дикое слово!» или «Перешагни, перескочи, перелети, пере – что хочешь – …» сопровождают меня постоянно. Они своевременны и современны. Почему? Ведь Ходасевич классичен и традиционен. Он пишет пушкинской строфой. Никакие веяния сегодняшнего дня по определению не могли затронуть его поэзию, которая прекратилась в 1928 году прошлого века. Но в том-то и дело, что она не прекратилась. Она продолжает жить. И Ходасевич в гораздо большей степени мой собеседник, чем многие ныне пишущие поэты. Но почему? Разве слово «невозбранно» не архаично? Разве мы сегодня часто употребляем любимое им слово «психея»?

Но чудо в том, что подобная и не столь уж частая у него архаика не мешает ему быть абсолютно современным. И одна из причин, наверное, ритм. И даже не ритм стихотворения, а ритм дыхания, частота пульса, которые те же, что и у нас.

Под ногами скользь и хруст.

Ветер дунул, снег пошел.

Боже мой, какая грусть!

Господи, какая боль!

Это – разговор, причем очень личный. И даже не разговор, а выдох, который нам посчастливилось расслышать и на который нельзя не отозваться, поскольку поэт пишет о первых и последних вещах. И пишет о них «с последней прямотой». А такие вещи всегда современны, и никакие новости дня не могут их отменить.

Играю в карты, пью вино,

С людьми живу – и лба 

не хмурю.

Ведь знаю: сердце все равно

Летит в излюбленную бурю.

Лети, кораблик мой, лети,

Кренясь и не ища спасенья.

Его и нет на том пути,

Куда уносит вдохновенье…

Поэт, даже пребывающий в унынии, все равно – очарованный странник. Иначе бы он не был поэтом. И вот эта многослойность, многоярусность души Ходасевича тоже невероятно современна. А простые предложения и разговорная лексика не только не мешают, но даже помогают расслышать, как он дышит и как бьется его пульс. А что может быть интимнее этого? И кто из нас не знал вдохновения и не отправлял свой «кораблик» в плавание, не обольщаясь при этом по поводу его будущности? И кто ни разу в жизни не испытал того, что заставило Ходасевича сказать: «Ни жить, ни петь почти не стоит…» Это все про нас. И дышим мы так же и говорим теми же словами. Во всяком случае, когда говорим с собой. Ну разве что слово «психея» не употребляем. Как бы ни были хороши поэты золотого века, но они не пережили ни мировой войны, ни революции, ни изгнания, которое пережил Ходасевич. И все это есть в его стихах. Даже тех, которые совсем не об этом.

Теперь себя я не обижу:

Старею, горблюсь, – но коплю

Все, что так нежно ненавижу

И так язвительно люблю. 


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Иран попал в американскую ловушку

Иран попал в американскую ловушку

Иван Шварц

Ответный удар Тегерана по Израилю позволит США начать войну

0
6125
Саудовский кронпринц приберег сделку с Израилем для Байдена

Саудовский кронпринц приберег сделку с Израилем для Байдена

Игорь Субботин

В Эр-Рияде рассчитывают объявить о нормализации после ухода Трампа

0
1831
В убийстве иранского ядерщика обвиняют США и Израиль

В убийстве иранского ядерщика обвиняют США и Израиль

Игорь Субботин

Устранение ученого считают выгодным критикам Джозефа Байдена

0
2012
Председателю комитета по финансовому рынку Госдумы РФ, председателю Совета ассоциации «Россия» А.Г. Аксакову – 63 года

Председателю комитета по финансовому рынку Госдумы РФ, председателю Совета ассоциации «Россия» А.Г. Аксакову – 63 года

0
959

Другие новости

Загрузка...