0
1659
Газета Печатная версия

02.02.2017 00:01:00

Иней иного

Чем трехстишия отличаются от хокку

Тэги: поэзия, блок, ролан барт, хокку, бас


книга
Владимир Микушевич.
Трёхстишия.
– Тула: ИП ПРЯХИН, 2016.
– 31 с.

А вы видели «лунно-росистое сияние», «немеркнущие сумерки», «пурпур калины», «колыбель ветра», «марево новолунья», «отсветы того света»? А мы видели. Мы – это читатели новой книги поэта и философа Владимира Микушевича. Книга вышла в книжной серии альманаха «Среда» (гл. редактор – Владимир Пряхин) и посвящена 80-летнему юбилею автора.

Примечательно, что заглавие книги представляет собой название жанра, что является убедительным подтверждением существования этого жанра в русской литературе и в то же время предусмотрительным отграничением жанра трехстишия от жанра хокку. Это именно трехстишия, на чем настаивает их автор. В современном литературном мире эта поэтическая форма вызывает живой интерес, в ее популярности проявляются определенные тенденции современной поэзии, о которых следует подумать. Откуда этот интерес к трехстишию? Вероятно, это связано с тем, что поэзия стала чересчур словесной. Об этом еще Александр Блок писал в статье «Краски и слова»: по его мнению, поэзия заскучала среди слов, слишком завязла в словах, стала тяготеть к чему-то осязаемому и конкретному. Появление трехстишия означает возврат поэзии к тому, что поэзия означает. Ведь это не просто стихотворение из трех строк. Это стремление вернуться к той ситуации, когда слово совпадает с тем, что оно действительно означает, вынося за скобки все остальное. Но когда все остальное выносится за скобки, оно вмещается в эти три строки. Например: «Мы снег – и только;/ Ничего, кроме снега,/ А снег тает…» Или: «Падают листья./ Одновременно с ними/ Падают звезды».

Сразу нужно подчеркнуть, что, несмотря на определенные переклички с японскими хокку, русские трехстишия – это не хокку. Хокку основывается на иероглифе, который записывается в одну строку (по вертикали), у хокку свои возможности, отличные от русской поэзии. В хокку, к примеру, есть «сезонные слова»: «лягушка» – это «весеннее слово», а «крик обезьян» – «осеннее слово». У нас такие слова еще не сформировались (да и не факт, что сформируются). Но во всяком случае, некоторые суждения о японских хокку относятся и к русским трехстишиям. Например, Ролан Барт, французский исследователь литературы, автор знаменитой в свое время скандальной статьи «Смерть автора», писал, что особенность хокку в том, что его нельзя истолковать. Истолковать хокку – значит просто повторить то, что в нем написано. В той же мере это относится и к русским трехстишиям. Например: «Ни листьев, ни звезд…/ Марево новолунья./ Только смерть светит». Или: «Для голых веток/ Будущее лишь тяжесть/ Мокрого снега».

Важно, что когда пишется трехстишие, в мире ничего нет, кроме этого трехстишия. Можно ли сказать, что это малая форма? Если нет отсечения всего остального, то нет и трехстишия. Оно, «остальное», даже не отсекается, а выносится за скобки. В традиции хокку есть такое понятие, как «саби», что значит «печаль одиночества». На нем основываются классические японские трехстишия, например величайшего мастера поэзии хокку Басё: «На голой ветке/ Ворон сидит одиноко./ Осенний вечер». Это саби классическая, основной смысл которой: мир – это иллюзия, и чтобы ее постигнуть, нужно из этой иллюзии выбрать нечто, наиболее отчетливо высвечивающее одиночество человека в мире. А одиночество в этом мироощущении неизбежно: нет никого, кроме меня, но и меня нет. Это философия дзен: «Иней иного./ Изо дня в день дзинь-дзинь-дзен/ Всего лишь льдинки».

Как известно, первоначальная форма японской поэзии – это танка (пятистишие). Ее первые три строки – это хокку. Так вот в хокку (в дословном переводе – «первая строка») скрывается мысль, что поэт пишет предсмертное стихотворение, которое прерывается на третьей строке. Так, Басё однажды спросили, написал ли он свое последнее хокку? Он ответил, что каждое его хокку – последнее. Такова особенность этого жанра, основанного в том числе на ощущении исчезающего мира. Например: «Звезда сегодня/ Так схожа со вчерашней,/ Что нет обеих». Или: «Та и другая/ Последние, как и я:/ Астра и птица». Или: «Не открыть уже глаз./ Сладко ресницы слиплись./ Блаженство смерти».

Хокку – это то, что в данный момент осталось от мира, и то, что весь мир. По мнению автора, про хокку нельзя сказать, что это миниатюра. Не может быть миниатюрой то, что осталось от мира. «Вечная зима./ Лишь по ошибке лето,/ А липа цветет». Когда нет ничего, кроме того, что есть в этом трехстишии: все остальное как бы редуцируется. «Даль под ногами./ С туманного неба лист/ Цвета заката». Это и ответ тем, кто сближает хокку и афоризм и называет их малыми формами, основываясь на объеме. Трехстишие не любит афоризмов. Афоризм – это что-то окаменевшее. А трехстишие окаменевшего не признает. Оно – малая форма по отношению к привычным формам европейской поэзии, а на самом деле это форма монументальная, величественная, вечная: «Зазеленеть бы!/ Но вместо бывших листьев/ Белые хлопья». И в то же время поэтика трехстиший – светлая, летучая, «невыразимая»: «Недвижный месяц/ Еще в сугробе виден./ А в небе пусто». Или: «На ледянистом небе/ Полоска одна/ Чуть зеленеет».

Вот на этом эксперименте, если трехстишия можно назвать экспериментом, потому что это эксперимент с собственной жизнью (действительно, каждое трехстишие пишется как последнее трехстишие), и основывается эта книга, которая, по признанию автора, занимает особое место среди его книг: «Смеет еще петь/ Одна шальная птица…/ А вдруг это я?»

Так можно ли раствориться в «синеве фиалок», в «снежноцветной белизне», в «огне алычи», в «архипелаге золотом»? Теперь мы знаем, что можно. «Жизнь вот-вот пройдет,/ А прямо перед окном/ Яблоко зреет».  


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Создатель «Новых людей» возглавил партию

Создатель «Новых людей» возглавил партию

Евгений Солотин

Алексей Нечаев уверен, что власть должна уделять больше внимания не Ливии и Сирии, а российским регионам

0
1771
Как развивалось арбитражное производство при экс-главе экономколлегии ВС Олеге Свириденко

Как развивалось арбитражное производство при экс-главе экономколлегии ВС Олеге Свириденко

0
1913
Военное кораблестроение дрейфует в нереализованных планах

Военное кораблестроение дрейфует в нереализованных планах

Александр Иванин

В России возник флот амбиций и обещаний

0
4249
Поздравление

Поздравление

0
882

Другие новости

Загрузка...