0
1603
Газета Печатная версия

16.11.2017 00:01:00

Змея кусает себя за хвост

Авангард – не хаос, а культура, устроенная нелинейным способом

Тэги: россия, авангард, футуризм, манифесты, хармс, малевич, африка, андрей белый, марина цветаева


россия, авангард, футуризм, манифесты, хармс, малевич, африка, андрей белый, марина цветаева Тотальный проект, не описываемый четкими понятиями. Андрей Белый. Красное домино. 1910-е. Государственный литературный музей имени В.И. Даля

Сербская исследовательница русского авангарда (в контексте помимо прочего европейского) Корнелия Ичин славится и как организатор белградских конференций и составитель сборников по их итогам. Эти тома (посвященные Даниилу Хармсу и Введенскому, Андрею Платонову и супрематистам...) заслуженно известны в научном кругу, но, увы, малодоступны тем, кто не вхож в круг специалистов. Ичин в рамках пользующейся высокой репутацией серии, посвященной не только истории, но отчасти и теории авангарда, собрала в томе своих статей работы, казалось бы, разнородные, но объединенные единым синтетическим сюжетом, столь важным для авангардной картины мира.

Даже предисловие исследовательницы названо авангардным усечением «Вступ». Здесь она пишет, стоит заметить, в стилистике футуристических и постфутуристических манифестов, вплоть до непоследовательности нумерации пунктов: «Нет – рациональному сознанию! Нет – миру объектов в сознании художника! Нет – миру смысловых слов в сознании поэта! Крученых – альфа заумного в поэзии, Малевич – альфа заумного в живописи (супрематизм). Беспредметные слова, беспредметная живопись – выход в Абсолют. Только в нем можно обнаружить новую космогонию – беспредметное мироздание».

Это стилизация, и, конечно, очень удачная стилизация. Но в этой стилизации Ичин передает не только дух авангарда, но и структуру того мира, который она исследует, разные уровни, развороты, точки преломления и моменты прикосновения к антиструктурам передового искусства 100-летней и чуть более давности.

42-14-11.jpg
 Корнелия Ичин. Авангардный взрыв: 22 статьи о русском авангарде. – СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2016. – 384 с. (AVANT-GARDE; вып. 10)

Не следует думать, однако, что вся книга написана как имитация авангардных деклараций. «Вступ», в сущности, лишь настраивает читателя на тот совершенно академический – но притом крайне внятный – дискурс, который практикует Корнелия Ичин, работая с очень разнородным материалом, кажется, не желающим, чтобы его структурировали. Исследовательница, в сущности, и готова отдаться логике авангардной аструктурности, перефокусировки мира, но сама книга построена чрезвычайно логично. Перед нами три взаимоосообщающихся вектора, которые образуют кольцевую структуру: от философии к поэзии, от поэзии к живописи, от живописи к философии. Змея кусает себя за хвост, тексты, написанные в разные годы для разных публикаций (среди которых и международная цветаевская конференция в Москве, и международная же петербургская конференция, посвященная Даниилу Хармсу, и такие важные для всякого слависта издания, как Russian Literature, «Новое литературное обозрение», Slavic Almanac, да и более специфичные в данном контексте «Вопросы философии»), складываются в единый сюжет.

Но сюжет этот устроен по авангардным законам, по законам монтажа, и вслед за платоновскими представлениями об идеальном государстве и корреляции их с утопией Велемира Хлебникова следуют работы об Александре Введенском и Данииле Хармсе, затем происходит скачок к Елене Гуро, Алексею Крученых, Казимиру Малевичу, Тихону Чурилину, Наталии Гончаровой, Андрею Белому. Можно долго перечислять. Например, не так уж и давно стало понятно, насколько логично встраивать творчество Бориса Поплавского в авангардную парадигму, и у Корнелии Ичин это делается естественным образом через фигуру одного из самых радикальных футуристов, Ильязда; рассматриваются отсылки к русскому (советскому уже, точнее) авангарду в югославском журнале «Зенит»; пушкинские метатексты Марины Цветаевой и Наталии Гончаровой рассматриваются через авангардную призму; встречаются, как прежде в Витебске, вечные конкуренты Малевич и Марк Шагал…

Ичин работает с сопоставлением очень разнообразных контекстов, но сам материал требует этого. Авангард искал истоки во всем, что могло попасться под руку. Вообще надо понимать, что авангард в этом смысле проект тотальный, но и не описываемый четкими понятиями, не имеющий явственных границ (те же Белый и Цветаева – кто они? Авангардисты или модернисты? Или вопрос вообще не релевантен?). Одна из интереснейших статей сборника посвящена рецепции африканского народного искусства русским авангардом (вслед за западным, конечно), но есть и контексты эзотерических учений или научных теорий, взрывавших тогда сознание и менявших мир, и политических.

Ичин не предлагает нам увидеть хаос в авангардной теории и практике, напротив, ее статьи необыкновенно четки и обоснованны (автор этой статьи углядел лишь одну ошибку на весь изрядный том), – просто исследовательница вводит нас в ту часть культуры, которая устроена совсем нелинейным способом.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Даже льготная ипотека оказалась не по карману гражданам

Даже льготная ипотека оказалась не по карману гражданам

Ольга Соловьева

Около 80% жителей страны не имеют финансовых возможностей для покупки жилья

0
1012
Новая Конституция уже есть, нового курса развития – еще нет

Новая Конституция уже есть, нового курса развития – еще нет

Сергей Коновалов

Как решить институциональные проблемы российской экономики

0
725
Патриотизм не рождается из абстрактной национальной идеи

Патриотизм не рождается из абстрактной национальной идеи

В чем конкретно должна заключаться объявленная государством приоритетность поддержки семьи и детей

0
494
Рюмочная для губернатора

Рюмочная для губернатора

Алкей

Повесть о том, что шаурма без капусты – это как выборы без протестов

0
455

Другие новости

Загрузка...