0
2648
Газета Печатная версия

07.12.2017 00:01:00

Архитектура о

Памяти писателя и архитектора Андрея Балдина (1958–2017)

Тэги: литература, архитектура, толстой, чехов, москва, гоголь


литература, архитектура, толстой, чехов, москва, гоголь Писатель-архитектор Андрей Балдин. Фото Александра Фролова

Набейте в поисковике: «писатель, архитектор», нажмите опцию «картинки» – и среди разных лиц увидите два русских: Андрея Балдина и Николая Львова. Но аналогия с универсальным гением эпохи Просвещения – не то, что я хочу сказать.

В случае Львова «писатель, архитектор» значит «то писатель, то архитектор». Формула для гения эпохи – «то академик, то герой…»

В случае Балдина нужно читать «писатель-архитектор».

Львов – писатель среди русских архитекторов.

Балдин – писатель-архитектор.

Это не то же, что поэт, окончивший МАрхИ. Это не архитектор, пишущий программы, манифесты, мемуары и корпоративные стихи для хора.

Это сама архитектура пишет.

Пишет, к примеру, о Москве. Как ей с ней трудно, интересно. Не архитекторам – архитектуре. Как трудно архитекторам, мы слышали. Письмо Андрея Балдина – не об архитектуре Москвы. Это письмо архитектуры о Москве.

Есть же литература о Москве. Теперь вот есть о ней архитектура. Книги Балдина – «архитектура о».

Все его книги – книги говорения архитектуры о географическом пространстве и пути. Пространственное искусство говорит в них о самом пространстве. Само о самом.

Все его книги – говорение архитектуры о литературе. О Карамзине, к примеру. О Толстом. О Чехове. Какое, кажется, архитектуре дело до писателей? Но есть же всякая литература об архитектуре. Гоголь о ней писал, ему до нее было дело. Теперь архитектура говорит о Гоголе, и это Балдин.

Дальше порядковое усложнение, очень архитектурное, а значит, балдинское: говорение архитектуры о литературе-в-географии. Не просто о Карамзине, а о Карамзине в пространстве. Сколько написано о путешествии Карамзина, но все написанное было не архитектурно. Не пространственно.

Или такая сложность: говорение архитектуры о календаре. Церковном. Праздничном. И тут же усложнение порядковое: о Москве в календаре. И двухпорядковое: о Москве Толстого (Чехова) в календаре. Это архитектурно сложно. Многомерно. Преумножено (любимые слова Андрея).

Чтобы понять и полюбить его письмо, нужно представить, как архитектура мыслит книгу. Или место. Или время. Или человека.

Она их мыслит как предмет архитектурного устройства.

В домашних лекциях, записанных на видео после открытия болезни; на видео, где с беспощадной громкостью отсчитывают время настольные часы, даже когда их выставляют вон, – Андрей пытался объясниться. Под стук обратного отсчета, которого он сам не слышал, говорил о понимании. Последние минуты уделял непонимающим. Архитектура в нем, не успевая высказаться о Толстом (Андрей оставил рукопись пяти томов о нем), спешила объясниться с толстоведами…

Общее чувство таково: уход Андрея Балдина разительно не нужен. Смысла не найти. Допущена ошибка.

Но сам Андрей искал бы смысл.

Что, если это знак ухода мыслящей архитектуры? (Не путать с мыслью об архитектуре.) Мыслящей о мире? Обо всем, что вне ее самой, но подлежит – или еще недавно подлежало, или подлежать могло бы – устроению архитектурному.

 – Андрей, ты как там?

– Приключение самое занимательное. Прелюбопытные ландшафты. Сложный счет измерений. Движение нелинеарное. Прибавление света.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Режим нерабочих дней в Подмосковье: что важно знать

Режим нерабочих дней в Подмосковье: что важно знать

Георгий Соловьев

0
235
Краснодарский аэропорт поддержит кубанских производителей

Краснодарский аэропорт поддержит кубанских производителей

Андрей Гусейнов

0
149
Центробанк выстрелил экономике в ногу

Центробанк выстрелил экономике в ногу

Анастасия Башкатова

Российскому рублю это понравилось, но ненадолго

0
983
Компания En+ Group – обладатель престижной премии Global Metal Awards 2021

Компания En+ Group – обладатель престижной премии Global Metal Awards 2021

Василий Столбунов

0
561

Другие новости

Загрузка...