0
2138
Газета Печатная версия

23.12.2020 20:30:00

Всем команда от винта

Про кота над бездной, загробную жизнь и апокалипсис

Тэги: смерть, дарвин, конец света, апокалипсис, онтология, россия, москва, неформалы, история, ад, брейгель, альцгеймер


48-13-13250.jpg
Алексей Цветков. Последний
конвой.– М.: ОГИ, 2020. – 88 с.
В сборник мэтра отечественной поэзии Алексея Цветкова вошли стихи последнего времени. Книга не зря называется мрачно, вызывая ассоциации с зоной. Но не только с зоной. «Конвой» здесь предстает в самом что ни на есть глобальном, онтологическом смысле. Автор «прогнозирует» не только варианты своего ухода/перехода, но и в целом – как он видит это для нации, для человечества. И названия некоторых стихов подчеркивают этот лейтмотив: «опыт конца света», «конец прогулки», «конец истории», «lux aeterna». Созданию этой трезвой, «очищенной», местами злой (но не злорадной) картины помогают ирония, сарказм и даже саркастичный примитивизм: «всем команда от винта/ марш в шеренгу ты вон та/ если кот парит над бездной/ бездна смотрит на кота (…) на излете трудных лет/ отговорок больше нет/ если бездна скажет мяу/ что мы скажем ей в ответ».

По сути, это концентрат осмысления – и не только смерти, а вообще смысла всего и вся, и этот смысл часто представляется, фигурально выражаясь, в виде «выеденного яйца», «дырки от бублика». В одном из стихотворений есть раскавыченная цитата – название работы Чарльза Дарвина «Вымирание видов», так же называется книга еще одного поэта, Дмитрия Плахова. Но если Плахов, проводя идею о постапоклипсисе, все же играет, версифицирует, то у Цветкова как раз все очень серьезно, холодно и беспросветно: «посреди безутешной зимы/ испаряются в небо умы/ без понятий о верхе и низе/ существо оставляют свое/ кто на скрипке вовсю в парадизе/ кто в аду отдуваться за все (…) но скорее в привычном аду/ эту вечность как все проведу/ где роями как черные свечки/ за альцгеймером вечной реки/ реют брейгелевы человечки/ присобачив к подметкам коньки».

Время от времени поэт погружается в прошлое, болезненно рефлексируя на тему, кажется, неискоренимых проблем русской и мировой истории: «когда в кайфын вломился субэдэй/ они там ели жареных людей столетий восемь словно рысью год/ и нам в освенцим отворили вход в скелетах местность в колотом стекле/ чья кровь теперь чье мясо на столе»; «разве скоро забудешь все это/ стогны питера или москвы/ легкий завтрак ноль семь амаретто/ в адидасах стальные мослы (…) четверть века страна отхромала навестим это место с тобой/ где утечку мозгов неформала/ им поныне не смыть с мостовой». Читая эту книгу, идешь по «дороге разочарований», но разочарований умных и полезных, как горькое лекарство.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Израиль повысил требования к американской дипломатии

Израиль повысил требования к американской дипломатии

Игорь Субботин

Глава МОССАДа привезет в Белый дом рекомендации по поводу ядерной сделки с Ираном

0
1386
Москва прививается против коронавируса все активнее

Москва прививается против коронавируса все активнее

Для вакцинации в столице России достаточно паспорта

0
1212
Свинг по-российски. Сюжет о калужском губеранторе Шапше, ишимском мэре Шишкине и обмене опытом

Свинг по-российски. Сюжет о калужском губеранторе Шапше, ишимском мэре Шишкине и обмене опытом

Тиртей

0
830
Почему имя Сталина перестало быть токсичным

Почему имя Сталина перестало быть токсичным

Александр Ципко

Когда нет соблазнов будущего, приходится идеализировать прошлое

1
1645

Другие новости

Загрузка...